Летописи войн Лодосса [Record of Lodoss War]

Книга 1. Серая Ведьма

Часть 1. Искатели приключений.

Глава 1.

Стены храма Марфы, сделанные из белого мрамора, ярко сияли в лучах весеннего солнца, когда издали вдруг донёсся странный гул. На первых коричневых проплешинах, появившихся в белом покрове снега, пробивалась весенняя трава. Вдоль дороги, связывающей центр деревни и Храм, появились первые жёлтые цветы.

Деревня Тарба располагалась на севере острова Лодосс. Маленький посёлок с сотней жителей находился в обширной равнине между высокими пиками горного хребта Белого Дракона. В этом месте, где над землёй собирались духи холода, приход весны наступал позже других краёв. Деревушка стояла на окраине горного королевства гномов, и в ней находился самый большой храм Лодосса, посвящённый богине-матери Марфе, укрытый от чужих глаз в хвойных лесах предгорья. Жители деревни в основном добывали пищу в лесу, а также благодаря торговле с гномами, обменивая тонкую работу. Ещё одним важным источником дохода были паломники, стекающиеся в Храм Марфы. С приходом весны, когда таяли нагромождения снега на тракте, в деревню стекались со всех концов Лодосса молодые мужчины и женщины, дабы получить благословение для своего брака, а иногда чтобы просто побывать в большом храме богини-матери Марфы. Для Нис, занимающей пост верховной жрицы храма, тоже наступало время хлопот.

- Отправляешься в путешествие? - спросила Нис у гостя, сидящего рядом с ней в одной из комнат храма. На левой стороне груди белого одеяния жрицы, которое носили все священники Марфы, был вышит зелёный символ богини. Несмотря на свои пятьдесят с лишним лет, на лице её возраст почти не сказался. Даже сидя на стуле, Нис держала спину прямо и не выглядела старой. К тому же, каждый, кто видел её, ощущал исходящую от неё внутреннюю силу.
- Да. В путешествие, - отрывисто ответил гость, сидящий лицом к лицу с Нис. Это был карлик в половину человеческого роста. Его крупное лицо заросло густой седой бородой. Когда он говорил, конец его бороды, которая свисала на его зелёную одежду, всякий раз покачивался. Карлик, конечно же, был гномом. Никем иным это существо не могло оказаться. Горящие на грубом загорелом лице светло-карие глаза твёрдо смотрели в глаза Нис.

- Зачем? - спросила Нис, вставая со стула и подходя вплотную к гному.
- А для этого нужна причина? Я хочу уйти. Только и всего, - упрямо проговорил тот.

На первый взгляд казалось, что этот потомок гор мал и добродушен, но на самом деле он, как и все гномы, был невероятно упорным. Ведь они, превращая необработанную руду в сверкающие драгоценные камни, создавали великолепные изделия ручной работы, для чего нужно было обладать определённым складом характера. Нис хорошо это знала.

- Если с душой Лейлии всё в порядке, то не стоит ни о чём беспокоиться. Всё-таки эта девочка моя дочь, - сказала Нис, и на миг её лицо исказилось от боли. Если и проявлялась усталость на этом стареющем лице, то только когда речь шла о дочери.

Её дочь, Лейлия, считалась пропавшей без вести уже семь лет. Семь лет назад, весной, она ввязалась в сражение с атакующими храм неизвестными, проиграла и была похищена. В то же время случился обвал в гномьих шахтах, и обязанностью Нис было лечить пострадавших. У Нис ныло сердце. Однако, сердце гнома было ранено ещё больнее. С тех пор Гим часто заходил в храм, чтобы попытаться сделать что-нибудь для Нис.

Гим так и не ответил на вопрос. Гномы не умели врать, и потому предпочитали молчать. Нис слабо улыбнулась.

- Слушай, Гим. То, что ты пострадал во время обвала - не твоя вина. Более того, почему-то ты думаешь, что это из-за тебя тот человек напал на храм. Даже богиня Марфа не знает, куда повернёт судьба.

Гном молчал, не зная, что сказать. Нис положила правую руку на его широкое плечо. Она пристально посмотрела на бородатое лицо Гима.

- Я, жрица богини Марфы, тоже много раз пыталась найти дочь. Узнать, жива ли она, или мертва, и где она может быть, - продолжила Нис, вновь и вновь вспоминая слова богини.
- И что Марфа тебе ответила? - тихо спросил Гим.
- Это необычно. И загадочно. Она жива, но не существует. Вот что ответила богиня.

Гим видел печаль в глазах Нис. Он давно знал её. В этой женщине скрывались одновременно доброта и сила. Её лицо затуманилось печалью оттого, что Лейлия находится между жизнью и смертью. Хотя на то и не было причин, Гим обязан был отыскать Лейлию. Он не мог больше видеть, как сердце Нис разрывается от боли из-за бездействия, лежащего как камень на душе матери.

- Надо найти ответ на эту загадку. Я не сдамся. Это мне вполне под силу. Если потребуется, я твою загулявшую дочь силком домой притащу.

Это было сказано грубо. Но у народа гномов было доброе сердце, любящее справедливость больше чем кто-либо. И это пробуждало веру. Некоторое время Нис молчала. Затем попыталась что-то сказать, но остановилась и лишь покачала головой. Она открыла глаза, и немного погодя произнесла:

- Спасибо, Гим. Благословляю тебя. Возвращайся с Лейлией, пожалуйста. При этих словах Нис, Гим прищурил глаза.
- Верь в меня. Я обязательно вернусь вместе с ней. Пора разгадать ту задачку, которую нам подкинула богиня, - уверенно сказал Гим. Нис ласково обняла гнома за плечи.
- Ты уходишь из Тарбы?
- Да, и надеюсь, однажды мы вернёмся сюда вместе.
- Это путешествие будет опасным. Было время, когда я тоже путешествовала. Береги себя. Я буду молиться за тебя Марфе.

Когда-то молодая Нис тоже путешествовала. И это отнюдь не было приятной прогулкой. Это путешествие было полно битв. В юго-западной части Лодосса, в самом глубоком лабиринте внутри горы, с древних времён был запечатан злой демон, но он освободился, и на Лодоссе наступила мрачная эпоха смерти и разрушений. Чтобы победить этого демона, она взяла в руки меч и отправилась в путь. Хотя её и пытались остановить, но в девушке скрывались огромные доброта и сила. После того, как суровая битва оказалась позади, а демона вновь запечатали, каждого из шести выживших героев, и её в том числе, наградили за доблесть и спасение всех народов. Но она не чувствовала ничего ценного в этой славе.

- Всё во власти Марфы. Я лишь хочу, чтобы моя дочь вернулась домой вместе с тобой. Умоляю тебя найти ответ на загадку богини. А матери остаётся только молиться. Куда ты пойдёшь?
- Для начала двинусь в Заксон. Мне как раз по дороге, я как-то останавливался в той деревне и свёл знакомство со Слэйном, местным колдуном. А потом буду думать дальше. Не знаю, куда приведёт меня дорога...

Прошло несколько часов с тех пор как гном по имени Гим отправился на юг. Он видел, как на юге в небе сгущаются необычные тучи пепельного цвета, нависающие низко над землёй…






Глава 2.
Остров, называемый Лодосс.

Он лежит к югу от большого континента Алекраст. Путешествие от материка до острова на корабле занимает больше двадцати дней. Возможно поэтому сообщение между континентом и островом немногочисленно. В северо-западной части Лодосса располагается столица вольных торговцев Райден. Торговля, ведущаяся лишь посредством галер, вот можно сказать, и есть все контакты острова с внешним миром.

 Говорят, что некоторые из обитателей континента называют Лодосс проклятым островом. И действительно, было на нём несколько мест, которые иначе как проклятыми и не назовешь: Лес, из которого не возвращаются, пустыня Ветра и Пламени и тёмный остров Мармо.

В зловещих, полных ползающими чудовищами подземных лабиринтах, которые есть в каждой части острова, учение веры в Бога Тьмы Фалариса глубоко укоренилось и почиталось.

 Тридцать лет назад демоны, обладающие могучей силой, сломали печать и вырвались из Храма Нечисти, как назывался самый глубокий лабиринт, и обрушили Лодосс в самую ужасную преисподнюю.

 Война длилась три года, и в конце концов люди с помощью эльфов и гномов заманили демонов в ловушку и снова запечатали их. Сейчас шрамы той войны зажили, и жизнь вернулась в привычную колею, к скучным, но мирным дням. Но весть об этом событии донеслась до материка и укрепила слухи, что остров проклят. И все же людей Лодосса мало заботило, как называли место, где они живут.

Островитяне жили так день за днём, слишком занятые более насущными проблемами.

В настоящее время на острове Лодосс процветает несколько королевств. На юго-западе самая крупная горная страна - Мосс. В ней все ещё живёт Золотой Дракон, на котором летал покойный король Майсон по прозвищу Повелитель Драконов. Теперь дракон стал символом и защитником страны.

 В центральной части острова находится священное королевство Валис. Один из шести героев, запечатавших Демона-Бога в подземном лабиринте, король Фан, правит этой мирной страной. В ней многие поклоняются Верховнму Богу Фарису и, само собой, велико влияние его храма. По указу самого короля, строгий божественный кодекс был сделан государственным законом даже для короля.

  Валис граничит с пустынным королевством Флэйм, основанным недавно, после победы в войне с варварами. Страна, поддерживаемая величием короля Кашу, называемого Королем наемников, и силой рыцарского ордена, отличается энергичностью молодого государства.

 Канон, страна, занимающая юго-восток, управляется мудрой политикой короля-ученого. Естественно, государство славится изобилием и богатством.

 На юге находится остров Мармо, называемый тёмным. Остров населяют полчища злобных монстров и преступников, изгнанных с Лодосса, которые нашли там убежище. В этой стране, не знающей порядка, двадцать лет назад обосновался ещё один из шести героев, воин Бельд, провозгласив себя императором, и в мгновение ока подчинив себе порочный остров и воздвигнув империю. Конечно, впоследствии вспыхнуло немало восстаний не желавших подчинится новому императору, но каждый раз Бельд лично вёл свою армию и беспощадно сокрушал их. В последнее время на Мармо воцарилось кажущееся спокойствие.

  Последним государством Лодосса было королевство Аллания, расположенная на северо-востоке, и считающаяся среди стран Лодосса наиболее древней и процветающей. Все улицы её городов были выложены из камня гномами, а замки были мраморными, что вызывало гордость в горожанах.

 А ещё в Аллании существовала деревня Заксон. Эта маленькая деревенька лежала к северу от столицы Аллании Алана, в самом центре полуострова. Несмотря на то, что посёлок был отдалён от Алана всего на десять дней, он разительно контрастировал с ним, отличаясь простотой. Но теперь перед деревней Заксон стояли серьёзные проблемы…

 - Да говорю же, я их прикончу!

 Грохот удара по столу раздался в "Славной Посиделке", единственной таверне во всём Заксоне. Перевернулись стоявшие деревянные кружки, и пойло расплескалось по столу.

 В трактире собралось около трёх десятков жителей деревни. У стойки стоял один юноша, остальные сидели на расставленных то там, то сям стульях. Крепкое тело парня полностью покрывали железные доспехи. На поясе висел длинный меч. Его слегка удлинённая рукоять была сделана так, чтобы в нужный момент можно было ухватиться двумя руками. Массивный железный щит был пристегнут к спине, и, стоило лишь надеть шлем, как экипировка становилась доспехом рыцаря. На груди не было выковано герба королевства, лишь виднелись царапины.

 - Но, Парн, - попытался упрекнуть парня, не скрывающего своего недовольства деревенский староста. - В одиночку тебе не справиться! В любом случае, твоими противниками будут злобные гоблины. Они многочисленны. И хоть ты и сильный мечник, многократно превосходящего числом врага тебе не одолеть.

 Выражение на лице юноши, названный Парном, говорило только о скуке. Как и раньше, повторялось одно и то же. Что староста, что селяне - тупоголовые трусы.

 - Так разве я не прошу помощи у вас? По твоим словам, шансов у меня или Этоха одолеть в одиночку орду гоблинов немного. Разве тут не собрались мужчины, способные хорошо сражаться? Не боящиеся всяких тварей, вроде гоблинов, уничтожающих славу деревни?

 Парн обвел взором людей с поникшими головами, избегающих встречаться с ним взглядом, терпеливо ожидая, кто же поднимет голову.

 Неприятностью, постигшей деревню, были гоблины. Когда растаял снег, они пришли в пещеры близлежащих холмов, устроив себе логово. Было их около двадцати. Переселившись три месяца назад, до сих пор они деревне вреда не причиняли. Однако,было неясно, не произойдёт ли нападение позже.

 Вот Парн и призвал деревенских жителей, способных сражаться, собраться и напасть первыми. Вместе их было около тридцати, что намного превосходило гоблинов. Но когда дошло до дела...

 - Но ведь ничего плохого не случилось? Возможно, так будет и дальше... Чтобы дело дошло до нападения, повод нужен изрядный. А если их спровоцировать, вот тогда-то они и придут, - со вздохом пробормотал один из деревенских. Парн посмотрел на говорившего и впал в отчаяние. Это был охотник Замудзи. Парн больше всего надеялся на его мастерство стрельбы из лука.
 - Замудзи. Думать так опасно. Тебе должно быть известно, насколько отвратительными тварями могут быть гоблины. Когда они нападут, будет слишком поздно. А вот если мы заранее с ними разберёмся, то никаких забот не будет.

 Как Парн и говорил, гоблины были известны приносимым ими злом. Они принадлежали к тем же сказочным существам, что и эльфы, но стали уродливы и злобны с тех древних времён, когда стали служить Богу Тьмы.

- Но... - запротестовал дровосек Лайот, подняв голову. Он был самым сильным мужчиной в деревне. Другие жители вслед за ним начали роптать, высказывая каждый своё мнение. Тем не менее, не было ни одного голоса одобрения за идею Парна.

  Гнев наполнил его душу, и он опять со всего размаху стукнул по столу кулаком. На этот раз он подскочил вверх так, что с грохотом упал на бок.

- Мой отец сражался в одиночку против двадцати горных разбойников. Будь у вас хоть десятая доля его мужества, мы бы легко прикончили этих тварей!
- Слышали мы эту историю. Если я не ошибаюсь, твой отец погиб, когда убегал с поля боя и нарвался на шайку разбойников? - с сарказмом промолвил владелец бакалейной лавки Морт. Он, сидевший рядом со стариком Джетом, владельцем трактира, знал это от сплетников.

Лицо Парна побледнело.
 - Ты... Ты оскорбляешь моего отца?!
 - Но так говорят слухи. Если это ложь, как ты утверждаешь, почему с твоих доспехов сколот герб Святых рыцарей? Почему твоя мать покинула родные места, убежав из Валиса вместе с тобой?

 Рука Парна потянулась к длинному мечу на поясе. От вскипевшего в груди гнева возникло желание вскочить и снести голову обидчику. Но было бы бесчестно поднимать меч на одного из жителей.

 - Я понял, - вяло пробормотал Парн, убирая руку с меча. - Хорошо, тогда мы с Этохом управимся с этим сами.

 Юноша широкими шагами подошёл к створчатой двери таверны и толчком открыл её. Лязг доспехов постепенно удалялся. Селяне, склонив головы, сидели на своих стульях, пока он совсем не затих.

 - Слушай, а он что, действительно собирается пойти вдвоём с Этохом? - шёпотом обратился к Морту сидевший рядом Лайот.
 - Да не может того быть... Вздор всё это, - сам себе не веря, ответил Морт. Характер Парна был хорошо известен жителям деревни. Он, во имя собственной справедливости, хладнокровно добивался задуманного, каким бы безрассудным оно ни было. Староста, послушав какое-то время возникший спор, тихо объявил о закрытии собрания, спокойно встал, вышел в распахнутую Парном дверь и направился в обветшалую хижину на отшибе деревни.

Парн вернулся домой. Под его тяжёлой походкой, шаткий пол каждый раз издавал противный скрип. Шпоры, прикрёпленные к добротным сапогам, оставляли свежие царапины.

 - Как всё прошло, Парн? - раздался голос из глубины комнаты.
 - Да не вышло ничего, - ответил тот, обращаясь к спокойно стоявшему в глубине комнаты молодому человеку. Юноша был жрецом. Он носил белое мешковатое одеяние из выбеленного хлопка, подпоясавшись ярко-синим поясом. На груди у него висел символ Фариса.

 Жрец, которого звали Этох, с детства был приятелем Парна. Их связывало вместе то общее обстоятельство, что оба рано потеряли родителей. Хотя по характеру он был полной противоположностью Парна. Чувств своих не показывал, а поступки продумывал с осторожностью. Но воля их была одинаково сильна, раз твердо решившись, они всегда доводили ело до конца.

 Этох слушал Парна молча, взяв в руки амулет, тихо нараспев произнося имя Фариса.

 - Ничего не поделаешь. Деревенские никогда не любили ввязываться в схватки. Даже во время недавней войны с демонами, здешний король смог остаться в стороне.
 - Но вдвоём-то нам против двадцати гоблинов не выстоять!

 Парн сел за небрежно поставленный посередине комнаты стол, снял с пояса бурдюк, и залпом осушил его. Закончив пить, громко фыркнул и так же небрежно швырнул бурдюк на стол.

 - С другой стороны, гоблинов нельзя так просто оставить. Быть может, сейчас всё и тихо, но пройдёт немного времени, и они станут угрожать деревне.

 Этох слегка сжал кулаки, как во время проповеди жителям деревни учения Фалиса. Чтобы стать настоящим жрецом, четыре года назад он отправился в храм Аллании, и в конце концов получил все необходимые навыки. Однако, статус его не позволял иметь собственного прихода, и лучшее, на что он мог рассчитывать - проповедовать в придорожных заведениях и на городских площадях.

 - Но как мы вдвоём с ними совладаем? Врагов двадцать, а нас двое, превосходство десятикратное.

 Закалённый воин не то что десяти, а двадцати, даже тридцати гоблинам не уступит. Во только, чтобы достигнуть такого мастерства, Парну потребуется много лет.

 - Может, всё же есть какой-то способ?

 Этох крепко задумался, склонив голову так, что подбородок скрылся в воротнике одеяния, и пристально глядя в пространство перед собой.

 Парн по давней дружбе знал, что когда Этох углубляется в размышления, лучше с ним не заговаривать. Зато когда он с Этохом, работать головой ему не приходится. Лучше уж набивать руку в схватках на мечах и кромсать врагов.

 - Хороший план не соображу, но всё же кое-что есть... - наконец поднял голову Этох, обращаясь к Парну. Тот широко улыбнулся, обнажив белые зубы.
 - Значит, решено? Отлично, тогда выступаем.






Глава 3.
На северной окраине деревни Заксон стоял дом Слейна Звездочёта. Он пришёл в эту деревню два года назад и с тех пор, став учителем, объяснял жителям деревни, как читать и писать буквы.

 Также он прослыл чудаком. В его маленьком доме были беспорядочно свалены книги, на книжных полках стояли несколько кажущихся важными бутылок с загадочными высушенными травами и насекомыми. Бывало, люди видели, как в полночь, глядя в небо, он что-то бормотал. Случались и другие странности, и по этой причине в дом Слейна редко приходили гости. Но в этот день, вопреки обычаю, его посетили сразу двое.

 Староста Филмер поначалу удивился, что у Слейна был гость, но его удивление возросло вдвойне, когда он понял, что гость - гном. Гим, назвавшись, неловко поприветствовал вошедшего. Слейн тем временем открывал для гостя бутылку эля.

 Староста поведал ему о намерениях Парна и Этоха изгнать гоблинов для блага деревни и о том, что никто из жителей не вызвался им на помощь. Поэтому он просит Слейна оказать им содействие.

 - Гоблины?! - при этих словах тут же вскочил, но не Слейн, а гном. - Сколько их там?! Грязные разбойники! Не для того ли я со своей секирой пришёл сюда, чтобы поотрубать им головы?!

 Тело Гима было укрыто кольчугой, на голове был надет крепкий рогатый шлем, а в руках он держал огромный двусторонний боевой топор, так что вид гнома напоминал скорее о воине, готовом вступить в битву, чем о страннике, отправившемся в путь.

 - Для гномов гоблины старинные враги, - обяснил с кислым лицом Слейн старосте, сильно удивленному таким внезапным изменением в поведении гнома. Удивление Филмера было понятно. Гим сидел, как истукан, не шелохнувшись, пока не услышал про гоблинов.
 - Точно, мерзкие разбойники. Даже не знают, как использовать прекрасные драгоценные камни и металлы, а всё грабят и тащат в свои подземелья. Мы, гномы, с древних времен порубили головы стольким гоблинам, сколько звёзд на небе, но ублюдки расплодились и рассеялись по всей земле.
 - Звёзд-то на небе не сосчитать, - мягко заметил Слейн. – А вот тех тварей, что поблизости, к счастью, всего двадцать. И всё же Парну и Этоху стольких не одолеть. Они точно вдвоём пошли?

 Староста кивнул. Слейн прекрасно знал, что если речь идет о Парне, то этот юноша способен на что угодно. Но вот недавно вернувшийся в деревню жрец Фалиса Этох, похоже, умеет работать головой...

 - Ох уже эта молодость, всегда заставляет принимать самоуверенные решения, - пробормотал про себя Слейн.
 - И всё же, мы не станем спокойно стоять и не позволим погибнуть столь многообещающим юношам. Если их всего двадцать, то дело можно решить моим колдовством.
 - И не забудь о моей секире, - Гим схватил прислоненный к столу топор и поднялся, привязывая его за спиной.
 - Пожалуйста, отправляйтесь, - Филмер расплылся в улыбке и поклонился Слейну. - Я тоже деревенский, так что меня можете не считать.

 Слейн встал из-за стола и принёс из глубины комнаты свой деревянный посох. На сильно искривленном посохе были вырезаны незнакомые символы. В деревне только Филмер знал их смысл. Это был посох мага, который разрешалось иметь только официальным волшебникам, закончившим Академию магов. Владелец посоха свободно управлял странной силой, называемой волшебством. Поэтому, когда из никто из жителей не решился ответить на призыв Парна, Филмер подумал, что, может быть, Слейн придёт ему на подмогу. Конечно, он и надеяться не смел на такую удачу, как гном, ненавидящий гоблинов...

 - Парн, скорее всего, собрался быстро и уже выступил. Если не поторопимся, то будет уже поздно. Так что выходим немедленно.

 Слейн достал толстую книгу из кучи сваленных в беспорядке. На обложке были золотом вытиснены странные буквы. Знающий древние языки мог бы прочитать: "Книга заклинаний Слейна Звездочёта".

 Примерно в трёх часах ходьбы на восток от Заксона, в склоне холма находилась пещера, вход в которую была полностью открыт. Когда-то здесь жила весёлая семья карликов, но двадцать лет назад они куда-то переехали, и с тех пор пещера использовалась как жилище охотников. Кроме того, для деревенских детей это было лучшее место для игр. Парн и Этох не раз прибегали сюда играть. Но сейчас, когда пещера стала логовом отвратительных тварей, к ней не посмел бы подойти ни один
человек.

 Пройдя через лес и поднявшись по каменистой тропе на холм, Парн и Этох внимательно осмотрели окрестности, спрятавшись в тени камней, где вероятность быть замеченными гоблинами была ничтожна. Так как гоблины по природе своей были созданиями тьмы, то полуденное солнце они ненавидели. Таким образом, вылазки они делали ночью, а днём обычно спали во мраке пещеры.

 Вот потому и время для атаки было выбрано днём. Пока в небе светит солнце, это время света, и божественная защита Фариса сильна, помогая истреблять тьму, несущую зло. Этох и Парн под лучами весеннего солнца шаг за шагом приближались к логову гоблинов.

 План Этоха был прост. Сначала застрелить из лука часовых. Затем поджечь молодую поросль у входа в пещеру, облив её маслом. Когда дым заполнит её, гоблины в панике выбегут наружу. Какое-то время они не смогут сражаться. Нужно расстреливать их, будучи незамеченными, а затем вступить в ближний бой, Парн с мечом, а Этох с жезлом. Если встать так, чтобы холм остался позади, не давая себя окружить, то гоблины окажутся под лучами солнца и не смогут активно противодействовать. Примерно так они собирались осуществить задуманное.

 Парну не очень-то хотелось стрелять из лука, но он понимал, что, поскольку битва будет с гоблинами, да ещё в численном меньшинстве, то это неминуемо. Определившись с планом, Парн обрадовался так, будто уже сокрушил врага, но Этох оставался обеспокоенным. Наблюдая за Парном, который, пригнувшись, шёл рядом, держа в одной руке бастард, он тихо шептал молитву Фарису и делал пассы.

 Достигнув нужной пещеры, Этох понял, что его плохие предчувствия, к несчастью, подтвердились, и невольно поднял лицо к небу. Парн тоже, прикусив губу, сосредоточенно наблюдал за тремя безобразными гоблинами. Кожа бурого цвета, грязное тряпьё, намотанное на тело, на грубой верёвке, обвязанной вокруг пояса вместо ремня, висели дешёвые короткие мечи. В левых руках они держали деревянные щиты. Сгорбившись, полуослепшие, гоблины следили за поверхностью. Хотя их тела и походили на людские, они были вдвое ниже, а голые руки и ноги из-за узких суставов смахивали на засохшие деревца. У них не было волос, а на гладких лицах имелись большие глаза и уши. Носы были как две дырки посреди лица, расположенные так низко, что их можно было принять за второй рот. Из широких пастей торчали пожелтевшие клыки и высовывались кроваво-красные языки.

 Спрятавшись в тени скалы и оставаясь незамеченными, Парн и его друг наблюдали за гоблинами-дозорными, которые от скуки лениво подёргивались.

 - Придётся поменять тактику боя, - кисло улыбнулся Этох. Он ожидал только одного стража. Тогда лук Парна и праща Этоха сделали бы свое дело. Однако сейчас эта идея разваливалась на глазах. Если кто-либо из приятелей ошибётся, их план лопнет как мыльный пузырь.

 Этох вынул из сумки пращу и подобрал ближайший подходящий камень.

 - Я беру правого. Ты бей левого,- сказал Парн, скинул с плеча лук и прикинул расстояние до целей. Вынув две дубовые стрелы, оперённые соколиными перьями, из колчана за спиной, он взял одну в зубы, а вторую наложил на тетиву.

 Этох, зажав в праще камень, начал медленно раскручивать её основание. Парн тоже натянул тетиву лука.

 - Сейчас!

 Тщательно прицелившись, Этох подал сигнал. Стрела и камень, разогнанный центробежной силой, одновременно полетели в гоблинов-охранников.

 - Ааа!

 Враг завопил от боли. Стрела и камень без промаха поразили гоблинов, двое пошатнулись, и один из них повалился на землю.

 Но Этох видел, что если его собственный камень попал в маленькую голову гоблина, раздробив череп, то стрела Парна, не задев жизненно важных органов, вонзилась в правое плечо, в котором и застряла. Этот гоблин остался жив!

 - Ох!

 Вторая стрела пронзила уродливое пузо оставшегося гоблина, и он упал, заливаясь кровью.

 - Если так, то выбора нет! Нужно его добить!

 Парн и Этох одновременно выскочили из тени скалы. Металлические доспехи громко лязгали. Солнце на миг блеснуло на выхваченном из ножен мече Парна.

 Чтобы осуществить задуманное, Этох выхватил их кармана два пузырька с маслом и запустил в сторону входа в пещеру. Звон стекла отдался громким эхом, а липкая жидкость расплескалась во все стороны. Но когда он вытащил из кармана кремень, чтобы поджечь масло, было уже поздно. Из тёмной глубины одно за другим выбегали безобразные существа.

 К счастью, несколько гоблинов подскользнулись на разлитом масле, выскакивая из пещеры. Один из них упал всем телом на скалу, ударившись головой о камень, раздался странный звук и больше он не двигался.

 - Проклятье! - закричал рядом Парн.
 - Парн, встаём спиной к скале, иначе окружат!

 Этох сдержал Парна, желавшего ринуться прямо в толпу гоблинов, и отступил к камню, который прятал их до сих пор. Парн последовал за ним.

 Гоблины сразу же приблизились. В руках эти твари держали секиры и короткие мечи. Всё оружие покрывала рыжая ржавчина, что ещё больше увеличивало омерзение. Кроме того, лезвия клинков было измазано некой зелёной жидкостью.

 - Осторожно! На их оружии яд!

 Благодаря скале, их тыл был защищён, но на двух человек надвигалось больше полутора десятков противников, а возможности отступить у них не было. Либо они перебьют всех гоблинов, либо погибнут.

 Парн ловко, как настоящий воин, поднял перед собой оружие, поймав первого нападавшего на щит и быстрым взмахом меча отбрасывая второго. Из плеча гоблина брызнула кровь, он повалился на землю и Парн нанёс завершающий удар ему в спину.
Хоть ему было далеко до опытного воина, но чтобы завалить гоблина его навыков хватило. Этох тоже прошёл боевую подготовку в храме Фариса. Не то чтобы он мог использовать булаву и щит, зато Этох был проворнее Парна. Умело маневрируя, он встречал атаки гоблинов, и изо всех сил бил в ответ.

 Смешались лязг стали, перемежающийся с глухим звуком рассекаемой плоти. Двое юношей сдерживали гоблинов, и те, сражённые, один за другим падали на землю.

 Но всему есть предел. И действительно, вскоре не привыкший к битвам Этох стал тяжело дышать, а его руки налились свинцом.

 Парн видел, что Этоху тяжело и тот сражается из последних сил. Широким взмахом меча он оттестил от Этоха гоблина. Сам Парн тоже сильно устал, но, хотя он и сражался эти десять минут в тяжёлых доспехах, он мог продержаться ещё немного.

 Ряды гоблинов потихоньку редели. Уже больше десятка трупов лежало вокруг, воздух был пропитан запахом вонючей крови. Остальные гоблины шлёпали по трупам товарищей уже без прежней смелости. Ярость их уступила место страху. Гоблины были храбрыми воинами, только когда были уверены в победе.

 - Как же быть? - прошептал Парн.

 Как и следовало ожидать, взмахи его меча замедлялись. Этох закашлялся и согнулся, как будто придавленный скалой, и Парн наконец решился.

 Отбросив в сторону щит, парень обхватил обеими руками рукоять своего полуторного меча, держа его на уровне пояса. Подбадривая себя громким криком, он ринулся в бой.

 Оттолкнул двоих, уже собирающихся нанести решающий удар по обессилившему Этоху и, очутившись между оставшимися, напал на них, неистово размахивая клинком."Славный способ умереть?" - подумал Парн, разрубая очередного врага. И правда, погибнуть в битве - честь для воина. Однако смерть его отца в безнадежной схватке с горными бандитами была бесчестьем. Его матери с младенцем Парном на руках пришлось бежать из Валиса. Она скончалась во время эпидемии, когда ребёнку было всего десять лет. После этого Парн жил, помогая крестьянам в поле и охотясь в лесу. В шестнадцать лет он уже носил оставшиеся от отца доспехи, два года пробыл наёмником во Флейме, воюя в
бескрайних песках с кланами дикарей. В деревню он вернулся лишь на время, отдыхая и ожидая удобного случая вновь стать наёмником.

 Но если смерть не славная, то что же такое его жизнь?

 Тут его левое плечо обожгло... Клинок пронзил плоть и боль пробежала по всему телу. Это одному гоблину удалось подкрасться к нему со спины и ударить своим коротким мечом. Ярко-красная кровь брызнула на щёку.

 Парн, стиснув зубы и сдерживая боль, с трудом обернулся и прирезал слишком ловкого гоблина. Однако из-за того, что атаковал из вынужденной позиции, сам Парн тоже потерял равновесие. Вся тяжесть доспехов повисла на шпорах. Юноша пошатнулся и беспомощно рухнул на землю. Металл и камень с грохотом столкнулись, снопы искр полетели во все стороны.

 Ещё один гоблин рванулся добить. Резкая боль пронзила левое бедро Парна. Короткий клинок глубоко вошёл в тело, гоблину пришлось приложить силу, чтобы вытащить его. Каждая попытка вытащить его причиняла острую боль. Вскоре ощущение боли стало зыбким, а тело потеряло чувствительность. Яд, которым был смазан клинок, начал действовать.

 Парн пытался подняться, но сил на это уже не осталось. Он обернулся посмотреть на Этоха, его голова закружилась и он вновь бессильно упал на спину.

 Над головой Парн увидел ярко-голубое небо. На нём не было ни облачка. Странное умиротворение наполнило Парна. Глядя в небо, он выпустил из меч и широко раскинул руки и ноги.

 Грязные существа целились в грудь Парна и уже собирались вонзить в него свои клинки, но Парн смотрел на это так, будто его это не касается.

 И тут раздался свист и грудь гоблина, который уже опускал на юного воина свой меч, вдруг пронзила стрела. А когда этот гоблин упал, послышался голос, произносящий слова на незнакомом языке.

 От звуков этого голоса воздух внезапно стал тяжелее, и перед глазами Парна разлилась тьма. И тут ослепляющая вспышка пробежала в его голове.

 "Да, конечно же. Отец!" - кричало сердце Парна.

 А потом мрак поглотил его.

- Похоже, мы вовремя! - вскричал Слейн, увидев как Гим из арбалета остановил гоблина, собиравшегося прикончить Парна. Оставшиеся гоблины, увидев это, развернулись к новому противнику.Слейн пробормотал на древнем языке: "Усните мирно!" и вместе с заклинанием медленно взмахнул посохом. Трое из подоспевших гоблинов, словно из них резко вытянули жизненные силы, пошатнулись и упали. Осталось всего двое.

 Отбросив арбалет, Гим напал на них с секирой. Победа была мгновенной. Один взмах секиры, и голова гоблина взлетела в воздух, с застывшим на лице удивлением. Последний гоблин, потеряв всё желание биться, повернулся спиной, в попытке убежать, но получил удар в бок. Верхняя часть его туловища со шлепком упала на землю, а нижняя часть, шатаясь, прошла ещё два-три шага и только тогда с шумом свалилась. Хлеставшая из раны кровь окрасила землю красным.

- Спящих гоблинов прикончи сам, - сказал Слейн, внимательно осматриваясь. Движущихся гоблинов больше не было видно.

 Слейн сосредоточил внимание на пещере и начал нараспев произносить слова на древнем языке. Ментальное магическое щупальце медленно потянулось в сторону пещеры. Это щупальце продвигалось внутрь пещеры, словно облизывая все закоулки, проверяя, не затаились ли внутри живые существа. Вскоре, удостоверившись, что щупальце коснулось самой дальней стены пещеры, Слейн прекратил произносить древние слова.

- Похоже, всё чисто, - сообщил Слейн удовлетворённо, повернувшись к Гиму, который обезглавил гоблинов.
- Здесь тоже всё в порядке. Я добил оставшихся.

 Слейн кивнул. Затем подошел к лежащему на земле юноше, присел на колени и приложил руку к затылку. Рука наткнулась на что-то влажное.

 - Живой, но раны ужасные.

Слейн громким голосом подозвал Гима:

 - Помоги мне, пожалуйста. Если не доставить их домой как можно скорее, то будет поздно.






Глава 4.

Слейн с друзьями принесли раненого Парна в его дом и сняли с него доспехи, прежде чем уложить в кровать. Осмотрев Парна, Слейн понял, что раны серьёзнее, чем он думал. В отличие от Этоха, который почти не пострадал, у Парна были задеты нога, голова и плечо. Плечо было травмировано сильнее всего. Оправившийся от усталости Этох использовал свою силу священника, и раны тут же стали закрываться под действием лечащего заклинания. Но один из клинков был смазан ядом, и тот попал в кровь. У юноши поднялась температура, его лихорадило, и та рана, казалось, ничуть не заживает. Этох и Слейн испробовали все средства. Но ни одно не оказало эффекта, поэтому, в конце концов, им пришлось положиться на молодость и здоровье Парна.

 Спустя три дня после ранения наступило критическое состояние. Тело Парна было горячим, словно горело изнутри, и, чтобы остудить этот жар, Этоху пришлось несколько раз бегать к протекающему неподалёку маленькому ручью, принося воду на компрессы.

 То ли его старания принесли плоды, то ли жизненная сила Парна победила яд, но наутро следующего дня жар спал и Парн забылся умиротворённым сном, спокойно дыша. А вечером он пришёл в сознание. После этого восстановление пошло быстро. Но всё же, на то, чтобы встать на ноги, ему понадобилось ещё три дня.

 Вечером, спустя ровно десять дней после битвы с гоблинами, Парн и Этох навестили Слейна, который как обычно был погружён в магические письмена.

 - Что? Это вы?! - раздался угрюмый голос Гима в прихожей. Гном, в надежде получить сведения о Лейлии, продолжал жить в доме Слейна.

 Волшебник разложил древнюю книгу на столе и нараспев читал непонятный текст.

 - Кто там? - Слейн встал и вышёл в прихожую.

 Парн и Этох послушно стояли в дверном проёме. Гим то горячо расхваливал Парна, то снова начинал бросаться ругательствами, и Парн каждый раз покорно склонял голову.

 - Судя по всему, ты уже здоров, - сказал Слейн, всматриваясь в лицо Парна. Тот согласно кивнул. Вид его был немного болезненным, но цвет лица уже вернулся к обычному, а в глазах появился блеск.
 - Спасибо за вашу заботу в то время, - Парн низко поклонился.
 - Скажи спасибо своему другу, который стоит вон там. Если бы за тобой столь самоотверженно не ухаживали, то, как бы ты ни был вынослив, всё могло закончиться плохо, - сказал Слейн, и заметил, что Парн расстроился. – Но, судя по всему, ты пришёл сюда не только для того, чтобы сказать спасибо. Пожалуйста, проходите внутрь. Хотя комната маленькая, да и беспорядок в ней…
 - Благодарю, - Парн склонил голову и вошёл в дверь.

 Комната оказалась ещё теснее, чем говорил Слейн, и полна всякого хлама. Четырём взрослым мужчинам было в ней не развернуться. К тому же на всех не хватило стульев, поэтому Этоху и Гиму пришлось сесть на кровать.

- Надеюсь, сегодня больше никто не придёт.

Парн некоторое время не мог решить, как стоит начать разговор, однако Слейн заставил его заговорить.

- Я подумываю о путешествии. Я и не собирался всю жизнь провести в деревне, а тут ещё эта ситуация с гоблинами. Но со мной обращаются как с героем, будто бы ничего не зная. Победа над ними совсем не моя заслуга, и, по правде говоря, мне горько слышать, когда все называют меня храбрецом и героем. Понимаете?
 - Как бы то ни было, ты достоин называться храбрецом и героем! Не нужно самоуничижаться, – но, говоря это, Слейн и сам осознавал, что юношу не переубедить.
 - В мире существует много зла. Вроде тех гоблинов, да нет, даже похуже. Сейчас у меня нет силы противостоять такому злу. Вот почему я подумываю о путешествии. Этох поддерживает меня. Если бы и вы присоединились к нам, была бы какая-то гарантия, что мы сможем противостоять опасностям, которые встретятся в пути.

 Слейн внимательно слушал Парна.

 - Другими словами, я хочу отправиться в путешествие, чтобы улучшить свои боевые навыки, потому что я понимаю, что пока слаб. И я бы хотел, чтобы вы пошли с нами. Вы ведь волшебник. Магия - это сильное оружие против опасностей, которые могут встретиться в пути. К тому же, ходят слухи, что на Лодоссе есть такие монстры, которым вообще невозможно противостоять без магии. Ну так как, Слейн? Вы присоединитесь к нашему путешествию?

 Слейн задумчиво хмыкнул, наклонил голову и погрузился в размышления.

 - Хорошая идея. Я согласен. Я тоже собирался вскоре покинуть деревню и отправиться в путешествие. Уж с этим-то шарлатаном на еду мы наскребём! - Гим прищурился и захохотал.

 Слейн поймал пристальный взгляд юноши. Его ясные глаза навевали воспоминания.

Слейн вспомнил, как когда-то давно учился в аланской школе волшебников. В те времена у него был близкий друг. Он был наёмником, но этот человек был так же переполнен чувством справедливости, как и Парн. Узнав о тёмных делах, происходивших в городе Алан, он во имя справедливости вынул меч. А затем, однажды, он предложил Слейну напасть на аланскую гильдию воров. Но несмотря на свою магическую силу, Слейн понимал, что эта работёнка им не по зубам, и отклонил предложение. Волшебник пытался остановить своего бравого товарища, но так и не смог его отговорить. Тогда Слейн передал ему своё кольцо невидимости. Но несмотря на это, через три дня, вечером, его ударили ядовитым клинком и он умер. После этого несколько главарей воровской гильдии Алана, известной своими грязными делишками, были убиты, и их сменил запретивший кровопролитие главарь более традиционных взглядов. Однако Слейн не считал, что предпринятые им действия были правильны. Наверное, лучше было, когда в последний раз видел друга живым, любым способом его задержать. Слейн до сих пор не мог забыть его искреннего взгляда. И теперь появился молодой человек, который смотрел на него так же. Он собирается отправиться в боевой поход, похоже, совершенно не понимая, с кем он будет бороться. И он зовёт его пойти с ним.

 - Опасные мысли, - проговорил Слейн.
 - Что вы имеете в виду? - с сомнением спросил Парн.

 Боги во второй раз посылают ему одно и то же испытание? Слейн даже подумал, что в этом замешана воля богини знаний Рады, в которую он верил. «Если я попробую задержать этого юношу, то он, несомненно, всё равно отправится в путешествие. Молодость, не знающая отступлений, уничтожит его. Но теперь у Слейна есть сила. И она не сравнима со временами его пребывания в Алане. И он сам может сделать правильное решение.

 Слейн, закрыв глаза, помолчал ещё немного, а затем чуть хриплым голосом прошептал:

 - Я понял. Отправимся вместе. Тем более, что Гим, похоже, тоже желает выдвинуться по каким-то своим причинам, - Слейн медленно открыл глаза, его взгляд пробежался по Парну, затем обратился к Гиму. Гном хмыкнул и отвернулся от Слейна. - Но только, прошу, давайте обойдёмся без риска. Я ведь такой трус.

 Не удержавшись, Гим расхохотался. Этох и Парн переглянулись. Они были даже в некотором замешательстве от того, что так просто получили согласие.






Часть 2. Тёмная тень над Аланией.

Глава 1

Опушка леса переходила в пологий холм. Его склоны густо заросли сорняками. Серая фигура, стоя по колено в этой траве, подняла руки. Странный голос поплыл по воздуху, подхваченный ветром.

Падающая звезда пересекла ночное небо, оставляя за собой ярко-красный след. Он становился всё больше и больше и вскоре распался на дождь огромных огненных шаров, обрушившихся на холм, где одиноко стоял замок.

Ярко полыхнуло, а мгновением позже донёсся грохот взрыва. Стена замка рухнула, а трава вокруг загорелась. В отсветах этого пламени королевский замок Канона, Сияющий холм, дрожал словно мираж.

Император Мармо Бельд смотрел на это действо как жрец, совершающий священный ритуал. Он сидел в седле огромного чёрного боевого коня, облачённый в чёрный плащ поверх кроваво-красных доспехов. Весь его облик отражал величие, подобающее императору.

Бельду было уже больше шестидесяти лет. В этом возрасте многие правители проводят дни, сидя на троне в своих замках. Но и тело, и дух императора были в расцвете сил. Даже самому Бельду, когда он смотрел в зеркало, казалось, что он видит там демона. Всё это благодаря мечу, обладающему волшебными свойствами, который он носил на поясе. Клинок, которым прежде владел повелитель демонов, поверженный Бельдом, излучал зловещую ауру. Этот меч оборвал бесчисленное количество жизней и уничтожил множество душ. Даже сейчас он дрожал в ножнах, предвкушая новые жертвы.

При виде пылающего замка сотня конных рыцарей, сопровождающих Бельда, испустила радостный клич. Но лицо императора не изменилось.

Бельд прятался в лесу у подножия холма в ожидании этого момента. Но до победы было ещё далеко. Даже в охваченном хаосом пылающем замке, количество воинов противника всё ещё вдесятеро превосходило армию Бельда.

Выйдя из тени и начав подниматься по склону холма, император обернулся, чтобы посмотреть на своих лучших бойцов, ждущих лишь его сигнала, чтобы начать атаку. Он медленно поднял правую руку, а затем резко опустил.

С грохотом, сотрясшим землю, рыцари Бельда, все одетые в одинаковую чёрную броню, рванулись из леса к замку на холме. Их боевые кличи сливались в единую громоподобную песню смерти. Сам Бельд тоже двинулся следом за ними, обнажив меч и держа его перед собой. Злая аура клинка, видимая даже во тьме ночи, казалось, поглощала даже тусклый свет звёзд вокруг него. Воздух стал тяжёлым от этой злой силы.

- Вы собираетесь пойти туда сами, Ваше Величество? – раздался голос за его спиной. Император осадил коня и повернулся, чтобы посмотреть на говорившего. Это была женщина в серых одеждах, лет двадцати пяти на вид. Длинные угольно-чёрные волосы, стянутые в конский хвост, спадали на спину. На лбу она носила странную диадему с зелёным камнем, который, как могло показаться, жил собственной жизнью. Свет внутри камня менялся и двигался, придавая ему жуткий, нереальный вид.

Женщину звали Карла. Даже Бельд знал о ней не намного больше, лишь то, что она колдунья невероятной силы и решила помочь ему. Впрочем, большего ему и не было нужно. Придворный маг Мармо, Вагнард, неоднократно предупреждал императора, что она опасна. Вагнард не просто ревностно защищал свой статус, но он не мог и объяснить, какую конкретно угрозу она представляет. Нет, он просто опасался огромной силы и непонятных мотивов незнакомой колдуньи.

Магия, разрушившая некогда прочные укрепления Сияющего Холма, принадлежала ей.

Бельд показал Карле свой длинный меч, который легко держал одной рукой, и расхохотался.

- Мой меч жаждет крови. Ты же знаешь, человеческая кровь для него – лучшая пища.
- Это так. Но вы и сам такой же. Говорят, мечи отражают желания своих владельцев.
- Точно сказано, - Бельд громко рассмеялся. Смех был подхвачен ветром, доносившим до них звуки битвы. – Но и магия тоже такова. Ведь этот огонь сам жаждет разрушения, - Бельд указал своим мечом на объятый пламенем Сияющий Холм.
- Возможно, вы правы, - мягко ответила Карла. – Моя работа здесь закончена. У меня больше нет планов относительно Канона. Теперь я должна скорее отправляться в Валис. Все приготовления там завершены, пора действовать.
- Много дел, да? Что ж, береги себя. В Алании всё должно пройти как задумано.
- Конечно. Здесь всё уже почти закончено. Скоро мы коронуем вас как правителя всего Лодосса.
- Буду ждать этого.

Император развернул коня и сжал ногами его бока. Конь рванулся в галоп, со скоростью молнии приближаясь к замку.

Бельду никогда даже в голову не приходило, что он может не получить желаемого.






Глава 2

Город Аллан находился в шести днях пути от деревни Заксон. Как и следовало из названия, он был столицей королевства Аллания. Там же, во дворце под названием Каменная Паутина, жило правящее семейство во главе с королём Аллании Кадамусом Седьмым.

Аллан, столица королевства, история которого насчитывала уже четыреста лет, славился как самый культурный город на всём Лодоссе. Все здания в нём были построены из камня, а дороги ровными и чистыми. Выстроенный руками гномов, город ничуть не изменился за несколько сотен лет.

Группа Парна намеревалась пересечь Норбис на западе, но слухи о песчаных бурях вынудили их сменить планы и направиться в Аллан.

Когда они добрались до него, город был охвачен праздничной суетой. Всего два дня назад у короля Кадмуса Седьмого родился наследник, и народ шумно отмечал это событие. Обычно тихие улицы заполонили лотки торговцев, в воздухе стоял невообразимый гвалт. Воздух был согрет лучами летнего солнца.

Парн и его товарищи развлекались, прогуливаясь по улицам и наблюдая за торжествами.

- Мы пришли в удачное время, - проворчал Гим, обгладывая жареную куриную ножку, только что купленную с лотка.
- Точно! – согласился с ним Парн.
- Какое счастье, что у короля родился сын. Теперь династия спасена, - Этох радовался вместе с горожанами.
- Это прекрасно, что все так счастливы, но мои ноги слишком устали. Быть может, мы сначала поищем жильё, а потом уже будем праздновать? – Слэйн с трудом тащился в хвосте компании. Он тоже наслаждался празднествами, но вот дышал после долгого перехода с трудом. Ему было трудно выдерживать темп, взятый молодыми Парном и Этохом, а также выносливым гномом.
- Вот что случается с теми, кто целыми днями читает! Нужно тренировать не только разум, но и тело!

Слэйн уклончиво хмыкнул и чуть ускорился, догнав Гима.

- Но я согласен, нужно найти гостиницу. А то я так проголодался, что тоже готов упасть, только не от усталости, а от голода, – сказал Гим, обгладывая косточку.

«Это ведь уже третья ножка!» - поразился Этох бездонному желудку Гима. Будучи вдвое ниже Парна, гном мог съесть втрое больше. «Похоже, слухи о том, что огромные животы гномов внутри пустые, всё же правдивы», - уже не в первый раз подумал он.

- Ну, а теперь идём на праздник! – найдя наконец постоялый двор и поев, Парн больше не мог сдерживаться. Он встал, жестом приглашая остальных. Этох рассмеялся и встал, за ним поднялся и Гим.
- А ты, Слэйн? – поинтересовался гном, глядя на волшебника, не сдвинувшегося с места.
- Не беспокойтесь за меня, наслаждайтесь праздником. А мне нужно кое-куда сходить. Вернусь вечером.
- Вот ещё, волноваться за мага! Ты идёшь в академию? - Слэйн кивнул. - Что ж, как хочешь, а мы пошли. Но если не будешь хоть иногда веселиться, то когда-нибудь помрёшь со скуки.
- Берегите себя, - напутствовал их волшебник, вставая из-за стола.

Слэйн учился в Академии Мудрецов с двенадцати лет. Его мать, которая была знатного происхождения, видя, как её сын любит книги, попросила принять его в столь юном возрасте. С тех пор и до того момента, как погиб его друг, а сам он сбежал, опасаясь мести гильдии воров, Слэйн жил в Аллане. Вечный город ничуть не изменился за время его отсутствия.

Слэйн с ностальгией осматривался по сторонам, поднимаясь к Академии Мудрецов.

Она располагалась на невысоком холме на окраине города, неподалёку от порта. Это было величественное здание, целиком выстроенное из чёрного мрамора. Размерами с небольшой замок, она, наряду с белой башней Каменной Паутины, была одним из двух зданий, видимых из любой точки города.

Ещё не подойдя близко, Слэйн заметил, что Академия изменилась. Стены слегка поблекли и выглядели так, будто их давно не чистили. А ведь раньше призванные волшебниками помощники регулярно очищали здание, не оставляя ни пятнышка.
Достигнув наконец ворот, маг заметил изменения и там. Обычно ворота защищали воины из числа Драконьих Клыков, но сейчас их нигде не было видно.

Сердце Слэйна тревожно забилось. Что всё это значит? Что могло случиться с Академией?

- О могущественные врата, защищающие нас от врагов, распахните свои высокие створки! Самалган! – произнёс Слэйн голосом, севшим от волнения. Ворота со скрипом стали открываться.

Волшебник не мог скрыть шока. Академия Мудрецов славилась на весь Лодосс своей красотой. Наполненная магией, она словно пришла из эпохи Древнего Королевства Кастул. За двести лет существования Академии в ней выучилось много великих магов, было заново открыто немало древних заклинаний и составлено новых.

Но теперь… Сорняки в рост человека покрывали всю территорию двора, пробиться в здание можно было только через них. В воздухе стояла отвратительная вонь.
- Как же это могло случиться?.. – дрожащим голосом повторил волшебник.

В это самое время Парн с друзьями шли по главной улице города. Праздничные гулянья должны были продолжаться десять дней, и в столицу съехались труппы артистов и менестрелей со всей страны. Такой деревенщина, как Парн, был просто поражён красотой города и множеством богато одетых женщин, гуляющих по улицам.

Гим, как обычно, дегустировал продаваемые с лотков кушанья, а Этох с усмешкой следил за Парном. Он, конечно, тоже наслаждался праздником, но несколько иначе. Радость людей доставляла ему удовольствие, как жрецу Фариса. Ему было достаточно просто смотреть на то, как незнакомые люди приветствуют друг друга, вместе поют песни и пьют вино. В такие моменты он чувствовал, что создание мирного и праведного общества – это не просто мечта.

- Кажись, там драка, - внезапно сказал Гим.
- Драка? – переспросил Парн, оглядываясь, чтобы посмотреть, что увидел Гим.

В тёмном переулке дрались несколько человек. Четверо подозрительного вида мужчин и ещё один, невысокий, в тёмно-зелёной одежде и с длинными светлыми волосами.

- Это девушка! – вскричал Парн, бросаясь в переулок.

Похоже, девушка в тёмно-зелёном сражалась в одиночку против четверых. Этох закричал, поднимая тревогу, и тоже побежал к месту боя.

- Девушка? – Гим не слишком охотно последовал за ними. – Да какая это девушка! Это эльфийка, или меня зовут не Гим!
- Ха! С такими движениями вам меня и пальцем не тронуть!

Дидлит легко уклонялась от неуклюжих атак четырёх мужчин. Увернувшись от очередного удара, она поставила подножку одному из противников, ударила его в живот, а затем добила ударом в спину, когда он стал падать.

Про себя она смеялась над тупостью этих людишек, решившихся напасть на эльфа. Гнев помогал им продолжать держаться на ногах, но это означало лишь, что потом им дольше придётся проваляться в постели, залечивая травмы.

- Глупцы!

Дидлит подпрыгнула, избегая нападения со спины, и вырубила слишком наглого противника ударом локтя в затылок.

В этот момент к драке присоединились ещё двое людей. Приняв их за врагов, Дидлит на секунду испугалась, но тут же взяла себя в руки. Она повернулась к более рослому из новых противников и попыталась сбить его с ног резкой подсечкой. Он неожиданно ловко подпрыгнул, уворачиваясь, и быстро заговорил, глядя в удивлённое лицо эльфийки:

- У-успокойся! Я на твоей стороне! – Парн на секунду растерялся, когда она атаковала его, но тут же раскинул руки, показывая, что он не враг.

Летописи войн Лодосса Record of Lodoss War новелла

Следя, чтобы он не делал резких движений, Дидлит внимательно осматривала юношу. Потом заглянула в его бесхитростные глаза. «Он не похож на плохого парня», решила она, всё ещё глядя на него. Но, при этом Дидлит выпустила из поля зрения остальных.

Один из четырёх нападавших на неё подобрался сзади, хватая её за руки. Дидлит попыталась увернуться, но не успела и он врезался в неё.

- Как можно вчетвером нападать на одну женщину?! – Парн схватил за волосы человека, державшего Дидлит, развернул к себе и с силой ударил его в лицо. Мужчину отбросило на другую сторону переулка. Остальные трое, увидев это, убежали.

Парн провожал их настороженным взглядом, пока они не скрылись за углом. Лишь после этого он посмотрел на спасённую девушку.

Та кашляла, оперевшись на стену, длинные волосы, упавшие на лицо, раскачивались. Похоже, ей сбило дыхание, когда нападавший врезался ей в спину. Этох хотел похлопать девушку по спине, но она резко отпрыгнула. Жрец разочарованно взглянул на Парна. Тот улыбнулся в ответ, знаком прося успокоиться.

Прислонившись спиной к стене переулка, Дидлит оглядела обоих. У первого было открытое и весёлое лицо. Но он смог легко увернуться от её удара. Значит, он был умелым воином и не следовало смотреть на него свысока. Второй, чуть полноватый, с добрым лицом, был одет в свободные белые одеяния, а на шее его что-то висело. Кажется, талисман Фариса. Возможно, он был жрецом Фариса, впрочем, он мог оказаться и просто благочестивым мирянином. Она инстинктивно отскочила, когда он дотронулся до неё, но не похоже, чтобы он желал ей зла.

- Кажется, я должна поблагодарить вас, - спокойно сказала Дидлит, отбрасывая волосы назад.
- Не стоит благодарности… - немного растерянно ответил Парн. Только сейчас он смог рассмотреть девушку. Она была столь невысокого роста, что он сначала принял её за ребёнка. Зелёные миндалевидные глаза, тонкие брови, аккуратный носик.

Девушка неровно дышала, маленький рот с яркими красиво очерченными губами был приоткрыт, открывая ровные белые зубки. Уши…

- Эльфийка!.. – одновременно пробормотали Парн и Этох.

Её длинные, заострённые уши дёрнулись. Теперь стал понятен её маленький рост. Эльфы чуть ниже людей, так что неудивительно было принять эльфийку за ребёнка. Парн никогда прежде не видел эльфов и был поражён её красотой.

- Не нужно благодарить нас. Мы лишь сделали то, что было правильно.
- Правильно? Да вы только втянули нас в неприятности, - Гим так и стоял в стороне, не принимая участия в происходящем.
- Гном! – Дидлит бросила быстрый взгляд на грубияна, вмешавшегося в разговор и тут же пожалела об этом, когда он оказался гномом, представителем некрасивого горного народа.

В её голосе явственно слышалась неприязнь.

- Он самый, эльфийская девчонка, - ответил Гим равнодушно. – Вы могли и не вмешиваться. Она сама бы легко с ними справилась. Эльфы они такие, хитрые и ловкие. В общем, прирождённые ворюги.

После слов Гима выражение лица эльфийки полностью изменилось.

- Хам! – Дидлит наклонилась и даже выгнула спину, словно готовая к атаке кошка.
- И, как видите, все они высокомерны, - продолжил Гим, как ни в чём не бывало. – Готов поспорить, и драку начала она сама.
- Да как ты смеешь! – Дидлит была уже готова броситься на гнома, но Парн успел схватить её за руку.
- Ты и вправду слишком далеко заходишь, Гим, - разозлился Парн. С суровым выражением лица он сделал шаг к гному.
- Хмм… Да, может ты и прав. Извини, - с этими словами Гим повернулся к Парну спиной. – Что ж, разбирайтесь тут сами, а я пошёл назад, на постоялый двор. С эльфами у нас всегда были плохие отношения, - сказал он и медленно двинулся по улице в обратную сторону.

Парн с досадой посмотрел ему вслед и только тут понял, что всё ещё держит эльфийку за руку.

- Наконец-то ты заметил, - Дидлит потёрла руку в том месте, где в неё вцепился Парн. Кожа там заметно покраснела. Неужели никто из этих людишек не знает, что такое сдержанность? Дидлит открыла уже рот, собираясь накричать на него, но вместо этого неожиданно рассмеялась.
- Меня зовут Дидлит. Вы позволите в знак признательности накормить вас ужином?

Глядя на озорное выражение на лице эльфийки, Парн понял, что краснеет.

- Эм… Конечно…
- Тогда решено. Так как сегодня праздник, у нас есть большой выбор мест, где можно поесть. Я не хочу, чтобы кто-то потом говорил, что эльфам не известна благодарность.

С этими словами она подхватила Парна под руку и двинулась вперёд.






Глава 3

Когда день превратился в вечер, шум из таверн достиг пика. Дневные празднества подходили к концу, и те, кто желал продолжить, шли в таверны в поисках выпивки. Этох куда-то ушёл, отговорившись делами, а Парн стал искать свободный столик.

Наконец, ему удалось найти его в маленькой таверне.

Парн не мог избавиться от мысли, что происходит что-то странное. Он покинул гостиницу «Хрустальный лес» вместе с Гимом и Этохом. А теперь друзей рядом не было, а напротив сидела молодая эльфийка. Ну, понятие «молодой» применительно к эльфам было относительным, Парн понятия не имел о истинном возрасте собеседницы. Но всё же решил для себя считать её молодой.

Потягивая рекомендованный девушкой эль, Парн рассказывал ей о себе.

– …Да, мы путешествуем.

Дид явно преувеличенно удивилась, будто это было невесть какое дело. Широко открыв глаза, она несколько раз кивнула. Но Парн был уже слишком пьян, чтобы понять, что означает её реакция.

– А твои спутники это жрец Фалиса и тот гном, которые были с тобой днём?
– Не только. С нами ещё маг, Слэйн. Он немного рассеян, но очень силён. Мне неприятно это говорить, но магия часто оказывается сильнее меча.
– Маг, значит… – Дидлит кивнула и сказала. – Но ты зря себя недооцениваешь.

Это не был пустой комплимент, она действительно имела в виду то, что сказала. В конце концов, Парну удалось во время драки прочитать её движения.

Глядя, как парень смутился от её комплимента, эльфийка звонко рассмеялась. При этом кончики её ушей опустились, а глаза сузились, создавая на редкость умильный образ.

Устав от скучной жизни в лесу, Дидлит совсем недавно покинула своё поселение, и всё во внешнем мире было для неё в новинку. Конечно, люди казались ей грубыми и глупыми. Но она понимала, что не стоит ожидать от людей той же культуры и порядков, что у эльфов. Когда она пришла к такому заключению, ей стало проще жить в человеческом мире. Иногда, правда попадались неприятные люди вроде сегодняшних, но эльфийка была уверена, что сможет выпутаться из любой ситуации.
Даже если бы этот юноша не вмешался, те четверо ничем не смогли бы ей навредить. На самом деле, именно из-за его вмешательства одному из них всё же удалось её ударить. Но Дидлит признавала, что Парн очень ловок для человека, и тот факт, что ему удалось перехватить её рывок, ранил её гордость опытного воина. Вообще-то, хотя она и сама этого до конца не осознавала, именно это и заинтересовало её в самом начале, в результате чего она и захотела узнать юношу получше. Но потом забавные реакции Парна, не привыкшего разговаривать с девушками, так развеселили её, что она простила все его прегрешения.

Парн дошёл в своём рассказе до собственной причины отправиться в путешествие и боя с гоблинами. Увлёкшись, он стал говорить быстро и сбивчиво, приподнявшись на стуле.

– И тогда я подумал, что меня никто уже не спасёт. Но я был не прав. Не зря отец говорил никогда не сдаваться. Как он там говорил?.. Не помню, но неважно. А, да, я говорил о том, почему решил отправиться в путешествие. Я подумал, что то, что я вижу, это то же, что видел мой отец. И потому иду в Валис, чтобы проверить, так ли это. Там правит король-герой Фан. Ему служат сотни святых рыцарей. Мой старик тоже когда-то был одним из них, да. Поэтому я и стал воином. Хотя пока что я был только обычным наёмником. Но знаешь, даже Кашу, король Флейма, где я воевал, когда-то тоже был простым наёмником. Может, я тоже стану королём… Нет, это невозможно. Но я хочу по крайней мере совершить что-то, достойное героя…

Дидлит слушала Парна с недоверчивым выражением.

– Так что же ты надеешься найти в Валисе? – наконец негромко спросила она.
– Что? Я и сам пока не знаю. Что-то, чего не мог найти до сих пор, как-то так, – с коротким смешком ответил Парн, немного подумав.
– Интересная загадка. Ты мог бы стать мастером в этом деле.
– Специалист по загадкам у нас Слэйн. Кажется, он ищет собственную звезду… Он даже называет себя странным именем «Звездочёт». А мне вот достаточно имени, данного родителями, - Парн. Любое другое это уже не моё имя, а что-то, данное другими людьми.

Парн сонно потёр глаза, рассеянно глядя на прекрасное создание перед собой.

– Почему бы тебе не пойти с нами? Путешествовать очень весело, когда идёшь с друзьями. Гим может быть грубым, но вообще-то он хороший парень. Слэйн странный, но интересный. И он колдун, а магия – это штука посильнее меча. И ещё Этох. Он добрый. И умный. Бьюсь об заклад, когда-нибудь он станет главным жрецом Фалиса. И он увидит, как я стану рыцарем…

Видя, что Парн еле держится, Дидлит решила, что стоит отвести его в гостиницу, пока он не отключился. Он называл место, где они остановились, «Хрустальный лес» или как-то так. Эльфийка подумала, что может переночевать там же, чтобы утром продолжить разговор.

Когда они добрались до гостиницы, Слэйн, как и двое других спутников Парна, уже вернулся. Они сидели за столом, потягивая пиво. Так как первый этаж гостиницы использовался и как таверна, то кругом было полно народа и постоянно слышались крики «Да здравствует король!», сопровождавшиеся стуком кружек.

Слэйн сидел в кресле в тот момент, когда в дверь ввалилась странная пара из очень пьяного человека и эльфийки. Даже выслушав рассказ Гима и Этоха, маг не мог не удивиться. Гим неодобрительно принюхался и несколько напряжённо рассмеялся.

«Почему эльфийка?..» – недоумевал Слэйн, не в силах понять мотивов молодой эльфийки, которая лукаво улыбалась, стоя у входа и поддерживая Парном. А она действительно была молода, наверняка ей не было ещё и двухсот. Но ему показалось, что он видит какой-то подозрительный блеск в её глазах. Слэйн медленно потянулся к своему посоху.

Дидлит заметила его движение. Она помнила слова Парна о том, что один из его спутников является магом. Если она правильно помнила, его зовут Слэйн. Эльфийка завела руку за спину, коснувшись шнурка, завязывающего висящий на поясе мешочек с духом воды, Ундиной. Она знала, что силы Ундины достаточно, чтобы испугать даже мага.

На мгновение меду ними застыло напряжение. Нарушил его Слэйн. Он понял, что у этой эльфийки не было никакого повода заманивать Парна в ловушку, ведь у него не было ни денег, ни положения в обществе. А с Гильдией воров эльфы никогда бы не стали сотрудничать. «Я просто стал слишком подозрителен, узнав о разрушении Академии Мудрецов», – решил он.

– Приятно познакомиться. Мы как раз говорили о тебе. Спасибо, что помогла Парну дойти, – Слэйн отвёл руку от посоха и вновь вернулся к столу. Он говорил с девушкой в своей обычной размеренной манере, приложив руку к сердцу.
– Д-да я в п-порядке, – голос был неразборчив, а ноги его едва держали, но всё же Парн нашёл в себе силы помахать Слэйну рукой.
– И это ты называешь порядком? Ложись лучше спать. Этох, проводишь его?

Кивнув Слэйну, Этох бросился поддерживать Парна.

– Как же глупо, вот так напиться! Или, может, ты отравила его каким-нибудь эльфийским ядом? – ехидно поинтересовался Гим.
– Глупо считать, что у людей такая же лужёная глотка, как у гномов. А ядами эльфы не пользуются. В отличие от гномов, – Дидлит вернула ему усмешку, глядя на гнома свысока.
– Ха! А ты с характером! Но прими мои извинения за сегодняшнее. Это не твоя вина, что гномы и эльфы не ладят, – Гим со смешком отсалютовал эльфийке кружкой. – Выпьем за старых врагов. Мы ведь неплохо работали вместе, когда пришлось сражаться с демонами.
– Пожалуй, – с этим ничего не значащим ответом Дидлит отвернулась посмотреть на то, как Этох почти волоком тащил Парна по лестнице.
– Присаживайся, пожалуйста, – Слэйн отодвинул пустой стул, жестом призывая Дидлит садиться. Эльфийка чуть помедлила, оценивая ситуацию, но всё же решила, что уйти сейчас было бы неправильно, и приняла приглашение мага.
– Да, пожалуй, нам стоит поговорить, чтобы избежать дальнейших недоразумений, – Дидлит прямо посмотрела в глаза Слэйна своими зелёными глазами. – Меня зовут Дидлит.

И она стала рассказывать о себе, так открыто, словно маг наложил на неё заклинание.






Глава 4

На следующее утро после праздника, в воздухе плавало чувство опустошённости. Было куда тише, чем обычно, лишь несколько пешеходов двигались по улице.

Вудчак, пошатываясь, шёл через город, избегая главных улиц. Не зная нынешних обычаев, он предпочитал не встречаться с местными ворами.

Он был одет в светло-коричневые рубашку и брюки под потрёпанной кожаной бронёй. На ногах его были надеты чёрные кожаные сапоги с подошвами из тонкой кожи, благодаря чему в них удобно было подкрадываться тайком.

Эта одежда, висящий на поясе короткий меч, а так же четыре кинжала и несколько монет в сумке были всем, чем он сейчас владел.

- Гильдия слишком сурова, - проворчал Вудчак, впервые за долгое время любуясь Аланом. Он не вернулся из путешествия. Долгие двадцать два года он прожил здесь же, в Алане. Но единственным, что он мог увидеть в темнице Каменной Паутины, была решётка соседней камеры и подряхлевшее лицо её обитателя. Да и сам Вудчак был уже немолод.

«И всё это за одну мелкую кражу!» - эта мысль снова разбудила в нём гнев. Двадцать два года назад он влез в особняк одного богача, но оступился, и его поймали. Вудчака привели на суд в королевский дворец, но король Кадмус в то время был ещё молод. Он бросил лишь один взгляд на лицо Вуда и приговорил того к тридцати годам заключения, не слушая криков о пощаде. Из-за этого решения Вудчак провёл свои лучшие годы в темнице.

Даже будучи помилованным и отпущенным на свободу почти на десять лет раньше срока, он не простил обиды. И теперь его тошнило от многочисленных здравиц, которыми на улицах приветствовали рождение наследника. Он почувствовал себя чуть лучше, оставив без кошельков нескольких самых горластых крикунов. У него это получилось, хотя он понял, что растерял навыки. В серых стенах темницы неоткуда было взяться практике, да и тело его лишилось прежней ловкости.

Он нехотя отправился в Гильдию Воров, чтобы попросить о вступлении. Но за двадцать два года глава гильдии сменился, и новый сказал Вуду, что теперь нужно платить вступительный взнос, десять тысяч золотых. Вудчак с горечью подумал, что если бы не оказался за решёткой, теперь и сам мог бы подняться до звания главы хотя бы местного отделения Гильдии.

Он был зол, но понимал, что с Гильдией бороться бессмысленно, так что лишь горько усмехнулся и ушёл.

Возможно из жалости, глава гильдии дал ему одну зацепку. К сожалению, эту работу было трудно выполнить в одиночку.

«Мне нужен напарник. Не ещё один вор, а хороший воин», - решил Вуд. Он не видел другого пути пробиться наверх в этом мире. – «Но стоит действовать по порядку, и для начала мне нужно поесть».

Вуд огляделся в поисках места где можно было бы перекусить, и вошёл в ближайшую гостиницу. Над её дверями висела вывеска «Хрустальный лес».

После вчерашнего загула Парну не хотелось есть. Он с трудом проглотил маленький кусочек хлеба и выпил воды. Смешанная с капелькой сока, сладкая вода, кажется, не собиралась покидать его желудка.

Рядом, читая утреннюю молитву, медитировал Этох. Будь его воля, он бы, наверное, медитировал вечно.

Гим был единственным, кто ещё не закончил завтрака. Он как раз доедал вторую буханку хлеба, запивая её третьей кружкой пива.

Дидлит старалась не смотреть в его сторону. Он поела немного фруктов и выпила сидра и теперь со скучающим видом смотрела на страдающего Парна.

Потягивая из чашки молоко, Слэйн вспоминал их вчерашний разговор. Эльфийка утверждала, что покинула лес из-за скуки и однообразия тамошней жизни. Маг понял, насколько она разочарована тем, что её народ никак не борется с потерей интереса ко всему в этом мире. Такие еретические, с точки зрения эльфов, взгляды, возможно, подходили для жизни среди людей. Потом смущённая своей вспышкой Дидлит обратилась к хозяину гостиницы, спрашивая свободную комнату, и отправилась спать.
Слэйн размышлял об этом, когда входная дверь со стуком распахнулась. Маг взглянул в сторону двери, и выражение его лица резко изменилось, когда он увидел вошедшего. Тот был одет как вор. А раз так, то он наверняка состоял в Гильдии Воров. Чувствуя, как его пульс учащается, Слэйн неотрывно наблюдал за вором, пока тот не уселся перед стойкой.

- Дай-ка мне чего-нибудь пожрать, - сказал он, и его голос разнёсся по всему залу.

Напряжённость пропала. Слэйн вернулся к лежащим перед ним старым текстам, а Парн вновь уронил голову на руки.

- Бедняга, - рассмеялась Дидлит.
- А, точно! Слэйн, ну что там в Академии? Стоило того, чтобы пропускать праздник? - набив наконец живот, обратился Гим к магу, отставляя в сторону стопку пустых тарелок.
- Академия в плачевном состоянии, - печально ответил Слэйн, поднимая глаза от книги. Он убрал её в сумку, поставил локти на стол и сложил руки перед лицом, прежде чем продолжить.

Войдя в Академию Мудрецов, Слэйн понял, что она больше никем не используется. Главное здание в столь плохом состоянии, что непригодно для обитания, хотя один человек, мастер Джагур, всё ещё жил там, приглядывая за руинами.
От него Слэйн и узнал, что произошло. Всё случилось три года назад из-за смерти Ларукаса, директора Академии, считавшегося сильнейшим магом этого времени, и по вине мага по имени Вагнард.

Слэйн слышал о Вагнарде. Когда он поступил в академию, тот считался талантливым учеником, получавшим высшие оценки и в раннем возрасте достигшим звания мага. Но он желал развить свой талант до предела. И его амбиции толкнули его к занятиям тёмной магии, основанной на силе демонов. Такое шло вразрез с правилами Академии, согласно которым магия не должна была использоваться во зло.

Узнав о запрещённых исследованиях Вагнарда, Ларукас жестоко покарал его. Он наложил заклятье, запрещающее отступнику использовать магию, и выгнал его из Академии. Если бы тот попробовал воспользоваться магией, заклятье пронзит болью всё его тело.

Но такой гений, как Вагнард, смог противостоять даже этому заклинанию. Хотя волны боли пробегали по его телу, он продолжал читать собственные заклятья. Он черпал силы из своей ненависти и жажды мести Ларукасу и всей Академии. С помощью магии он заработал денег в Каноне и отправился на Мармо. Там он присоединился к Бельду, одному из Шести Героев Лодосса, который как раз захватил остров, провозгласив себя Тёмным Императором. Вагнард стал его придворным магом. При жизни Ларукаса мести Вагнарда так и не суждено было осуществиться, но как только он испустил последний вздох, планы злого колдуна стали опутывать Академию. Всё больше и больше молодых учеников погибало на улицах Алана. Академия принимала все меры, чтобы это предотвратить, но безуспешно.

И, будто этого мало, священники, проводившие церемонии в Академии, тоже были убиты, а библиотека разграблена. Бесценные книги и древние реликвии были похищены, а уникальные экспонаты сгорели дотла.

Гордость и история Академии потеряли всякий смысл. Оставшиеся жрецы и маги уходили один за другим, разбредаясь по всему Лодоссу. В итоге, старейший из жрецов, Джагур, остался последним, кто жил в Академии.

- Какая ужасная история, - промолвил Этох, побелевшие костяшки его кулаков отражали охвативший его гнев.
- Да, ужасная, - расцепив руки, Слэйн положил их на колени. – Возможно, мне посчастливилось выжить лишь потому, что в то время я отсутствовал в Алане и не попал под месть Вагнарда.
- И король никак не отреагировал на случившееся? - спросил Слэйна Этох.
- А что он, по-твоему, мг сделать против этой древней силы? Даже сотни солдат не смогли бы предотвратить разрушения Академии. Такова ужасающая мощь Вагнарда.
- И теперь ты в опасности? – Тихо спросила Дидлит.
- Со мной всё будет хорошо, - ответил Слэйн уверенно. – Вагнард наверняка считает, что его месть свершилась. Хотя, возможно, он продолжит нести разрушение. Тёмный Император не может не заинтересоваться им и, вероятно, уже начал приводить в исполнение свои планы.

Слэйн произнёс это лёгким тоном, но вдумавшись в его слова, Парн осознал их тяжесть.

- Нельзя прощать этого Вагнарда! – внезапно заявил Парн. Все удивлённо уставились на него. Юноша встал, отбросив стул, и поднял сжатый кулак. – Я не могу простить его! А если маги знали, что за всем этим стоит он, то почему не дали отпор?

Сбежать, обладая такой силой, это просто трусость!

- Маги не такие, как ты, - сказал Слэйн, пытаясь успокоить Парна. – а магия это совсем не то, что меч воина. Да, её можно использовать для убийства, но маги изучали её не для сражений.
- А как же Ворт? Великий Мудрец из Мосса, спустившийся в Лабиринт, чтобы сразиться с демоном!

Парн говорил об одном из легендарных Шести Героев Лодосса, победивших великого демона, маге по имени Ворт. Слэйн молча смотрел на рассерженного Парна.

- Почему маги не защищались? Для меня это загадка, - продолжал тот. – На их месте, я бы…
- Если бы это был ты, ты бы взял и пришиб этого Вагнарда, это ты хотел сказать? – раздался за спиной Парна насмешливый голос. Юноша обернулся, вставая в боевую стойку и хватаясь за рукоять меча.
- А ты ещё кто?! – вскричал он.
- О, прости, что удивил, - человек отпрыгнул назад, размахивая перед собой руками. Это был тот самый вор, что сидел у стойки. Как он оказался за спиной у Парна, никто не заметил.

Вудчак подслушивал разговор по старой привычке. Воры всегда стараются услышать что-нибудь полезное. Даже если это не принесёт немедленной выгоды, любой слух может когда-нибудь пригодиться. Впрочем, Парна и подслушивать было не обязательно, он говорил так громко, что не услышать было трудно.

- Просто, слушая тебя, я подумал, что, быть может, ты из тех героев, что могут одолеть Вагнарда. Если это так, то я знаю место, где ваш гнев может найти применение.

С вежливой улыбкой вор с ног до головы осмотрел Парна. На лице того удивление сменилось заинтересованностью.

- Слушать воров опасно, - голос Слэйна был необычно острым.
- Думаю, тебя тоже заинтересуют мои слова, волшебник… - понимая, что наступает момент истины, Вудчак повернулся к Слэйну, не позволяя проскользнуть ни капле неискренности в своей улыбке. – Ходят слухи, что там же хранятся и ценности, похищенные из вашей Академии. Если это окажется правдой, то ты, возможно, смог бы восстановить её и занять там один из руководящих постов.

Хоть маг и посоветовал Парну не слушать, но теперь и сам заинтересовался. Он знал, что восстановить Академию нереально, но хотя бы вернуть утерянные книги и реликвии… Мастер Джагур наверняка порадовался бы… Конечно, если история вора не являлась ложью.

- Святое ухо, что знает истину… - пробормотал Слэйн себе под нос слова на древнем языке. Он почувствовал, как магия проходит через его тело, концентрируясь в ушах. Заклинание сработало. Теперь Слэйн мог точно распознать правду и ложь.
- Почему бы тебе не рассказать подробнее, - Слэйн приглашающе указал Вудчаку на пустой стул.
- Что ж, похоже, вы наконец готовы слушать… - Вуд с широкой улыбкой уселся на стул. «Похоже, удача не до конца покинула меня». – Разговор это хорошо. Но я не хотел бы, чтобы вы просто выслушали меня и ушли. Мне нужно нечто большее.

Вор заметил, как эльфийка и гном понимающе переглянулись. Эльфы и гномы всегда враждовали, но вместе составляли неплохую команду.

- И какова цена твоей информации? Мой меч сражается лишь за правое дело.

- Конечно, мой воинственный юный друг. Я гарантирую, что ничего из того, что я предлагаю, не запятнает твою репутацию.

«Он не лжёт», - подумал Слэйн, слушавший слова вора не только обычным слухом. - «По крайней мере, не лжёт о деле. А вот насчёт репутации Парна…»

Чувствуя, что рядом с этими людьми будет в безопасности, Вудчак решился рассказать им всю историю. «У меня ведь всё равно нет другого способа заработать», подумал он.






Глава 5

Вора звали Вудчак. Хотя, видимо, это было не настоящее имя, а лишь рабочий псевдоним.

Парн и остальные перебрались для дальнейшей беседы в свою комнату, захватив с собой еду и выпивку, которые они разложили на небольшом деревянном столе. Гим тут же начал есть. Комната была довольно большой, но вшестером они чувствовали себя в ней несколько стеснённо.

– В трёх днях пути на восток, в лесу, есть старый дом. Его хозяин откинул копыта двадцать пять лет назад, и с тех пор дом был заброшен. Но несколько лет тому назад какие-то прохвосты приспособили его себе под жилище. Что интересно, примерно в это же время были украдены сокровища Академии, – Вуд честно выкладывал факты, попутно наслаждаясь вином. – Это ваше дело – верить мне или нет. Но эти ублюдки не из Гильдии Воров. Если бы члены Гильдии провернули нечто подобное за спиной у всех, это бросило бы тень на их репутацию. Поэтому человек Гильдии начал своё расследование и увидел кое-что интересное. Похоже, часовые у этого заброшенного дома были тёмным эльфом и огром. А ещё оттуда выходил какой-то парень в дорогих доспехах. Причём на его броне была эмблема Мармо.
– Зачем кто-то с Мармо, тёмного острова, – вздохнул Этох. – Появился в Аллании?

Даже на Лодоссе Мармо был известен как обиталище множества демонов. Говорили, что там живут тёмные эльфы, огры и даже тролли. Их император, Бельд, когда-то был одним из Шести Героев, но потом, по слухам, силой подчинил себе весь остров, не проявляя ни капли жалости к тем, кто смел ему сопротивляться.

– Как думаешь, они что-то замышляют? – спросил Этох у Слэйна.
– Не знаю, – Слэйн пожал плечами и развёл руки. – Но, если слухи о Бельде правдивы, то такая опасность действительно существует.
– Думаешь, они планируют захват Аллании? – Парн сглотнул.
– Это всего лишь предположение, но…
– Хмм… – задумчиво пробормотал Парн. Предположение Слэйна было наиболее логичным. Если Мармо уже начал засылать своих солдат в Алланию, значит, они действительно планируют начать захват. Возможно даже, что уничтожение Академии Вагнардом не было лишь личной местью, а на самом деле являлось ходом Мармо по выключению магов из игры.

– Возможно, нам действительно стоит взглянуть на это, – Парн скрестил руки и говорил, будто выражая свои мысли вслух.
– Почему мы должны рисковать своей шкурой? – спросил озадаченный Гим. – Не лучше ли предоставить всё солдатам короля?
– Я против. Это ценная информация. Я не прошу награды за своё молчание, но… Как думаете, сколько мне пришлось потратить, чтобы заполучить эту информацию у Гильдии?

“Слова о потраченных деньгах были ложью”, – подумалось Слэйну, но он не стал говорить этого вслух.

– Тёмные эльфы и огры? Это опасные противники. Особенно тёмные эльфы, так как они могут использовать магию.
– Да, потому что они эльфы.

Лицо Дидлит залилось гневным румянцем от слов Гима.

– Тёмные эльфы – отвратительные создания, продавшие души демонам. Не сравнивай нас с ними.

Эльфы, такие как Дидлит, имели свои причины ненавидеть тёмных собратьев. Цвет их кожи изменился на чёрный, как доказательство служения тёмному богу. Эльфийские старейшины рассказывали детям о жестокости тёмных эльфов. Они убивали высших эльфов без пощады. Говорили даже, что они приносят их в жертву своему тёмному богу.

Что же касается огров, то те использовали эльфов в качестве закуски. Вместе с тёмными они были древнейшими врагами высших эльфов. И обе стороны проливали кровь друг друга уже в течение многих тысячелетий.

В последней битве с демонами тёмные эльфы и огры выполняли роль авангарда, сея вокруг смерть и разрушения. Сама Дидлит не участвовала в той бойне, но множество эльфов из её деревни потеряли там свои жизни. И память об этом была так свежа, будто всё случилось только вчера.

– Я покажу тебе, как велика разница между нами и тёмными эльфами! – взъярилась Дидлит.
– Я тоже, – промолвил Парн, одновременно наблюдая за реакцией Слэйна. – Я тоже хочу разобраться с этим самостоятельно. Я понимаю мотивы этого вора. И, к тому же, не факт, что армия Аллании поверит нам, если мы обо всём расскажем. Ведь тёмные эльфы и огры это почти сказочные персонажи.
– Это точно, – встрял в разговор Вуд.
– О боги, видимо, у нас нет иного выбора, – сказал Слэйн и вздохнул. – Давайте согласимся с Парном в этом вопросе. К тому же, если там действительно сокровища Академии, то мы не можем остаться в стороне. Да и просто, как человек, я не могу позволить тёмным эльфам творить всё, что им вздумается.
– Хмм, если вы действительно хотите идти, я не буду вас останавливать. Более того, я пойду с вами и дам своему топору попробовать вкус крови тёмных эльфов и огров. У нас, гномов, тоже есть с ними счёты.

Продемонстрировав Дидлит свои толстые и крепкие руки, Гим разродился смехом, который сотряс его густую бороду.

Дид бросила на его острый взгляд, но поняв, что он лишь добродушно подшучивает над ней, сменила гнев на милость и мягко улыбнулась.

– Вот это дух! Для большинства из вас это будет лёгкой работёнкой. Ну и я, конечно, не останусь в стороне. Несмотря на мой вид, я неплохо владею кинжалом.

Слэйн знал это хорошо. Воровские кинжалы были страшным оружием, когда наступала ночь или когда жертву атаковали со спины. Его старый друг, который владел мечом не хуже Парна, был убит всего лишь одним ударом такого кинжала.

– Мы отдадим тебе половину награды. По рукам? – спросил Парн торжественным тоном.
– Я рассчитываю на это, – кивнул Вуд и тихо рассмеялся.

Слэйну его смех показался странным. Не стоит недооценивать этого вора. Держа в уме, что ему стоит идти в самом хвосте группы, Слэйн начал готовиться к походу.

Хотя было уже поздно, они решили выйти из “Хрустального Леса” во второй половине того же дня, и, прихватив с собой Вудчака, покинуть город Аллан.

Дорога на восток, в отличие от дороги с севера на юг, была почти безлюдна. Там, на востоке, была лишь рыбацкая деревня Магнул, где дорога и заканчивалась. Встречая по пути лишь телеги со свежей рыбой, компания шла расслабленно и неспешно. Парн и Дидлит шествовали впереди, Гим шёл за ними следом, а Вуд и Этох почему-то шли вместе. Самым последним плёлся Слэйн, не сводивший настороженного взгляда с Вудчака.

“Становится действительно жарко”, – Слэйн вдруг посмотрел на солнце и чуть не ослеп от его летней яркости. Чтобы защитить глаза, он поднял капюшон и спрятал голову под ним.

Это был второй день пути, а на третий они пересекли мост в лесу.

– Вот сюда! – триумфально сказал Вуд, указывая на маленькую лесную дорогу. – Дом, который мы ищем, здесь неподалёку.
– Как думаешь, долго нам ещё до него идти? – спросил Парн.
– Полагаю, около часа.
– Почему дом построили в таком странном месте? – пробормотала Дидлит, с ностальгией разглядывая деревья.
– Ну, я его не строил… – ответил Вуд с каменным лицом.
– С этого момента мы должны быть настороже, – донёсся из глубин капюшона приглушённый голос Слэйна. Поскольку солнце стояло в зените, его лицо полностью скрылось в тени.
– Ты прав, – согласился Парн, пожевав губу. На его лице отразилось беспокойство. – Ну что, мы идём в лес?

Дидлит радостно согласилась.

Остальные члены группы тоже согласились с решением Парна, и они вошли в лес. Деревья вокруг дышали жизнью, а запах листьев был очень приятен. Парн всё так же шёл впереди, прокладывая путь, поэтому Этох и прочие могли без проблем следовать за ним.

Слэйн был раздражён, что роса на растениях сделала его одежду влажной. А ещё ветки постоянно цеплялись за его робу, оставляя на ней затяжки. Видимо, скоро придётся покупать новую. Но во всей Аллании, скорее всего, не осталось магазина, где можно найти правильную робу.

Приблизившись к дому, они замедлили шаг, стараясь идти осторожно и не создавать шума. Но даже так броня Парна громыхала железом при каждом движении.

– Моя кольчуга сделана из чистого серебра, поэтому не издаёт звуков, – сказал Гим с гордостью.

Дидлит тоже одела фиолетовые доспехи поверх своей зелёной одежды. На первый взгляд они казались металлическими, но на самом деле это была кожа, специально обработанная для придания ей жёсткости. Нагрудник был окрашен семенами горного винограда с выгравированным на нём простым рисунком. По краям броня была оторочена тонкими полосками окрашенной в красное стали. Это было сделано не только для красоты, но и для укрепления самой брони.

Дом возник перед ними внезапно. Они сразу же нырнули в ближайший кустарник и стали наблюдать за входом.

Огромный огр, стоявший на страже, сразу привлёк их внимание. Неподалёку от него стоял второй охранник, тёмный эльф, ростом едва ли вполовину людоеда, но хитрые глаза говорили о том, что с ним тоже стоит держать ухо востро. У огра в руках была огромная дубина, а у эльфа копьё.

– Ладно, что теперь? – прошептал Парн. Им нужно было идти дальше, чтобы узнать правду, но при этом был слишком высок риск, что их обнаружат часовые. Он повернулся к Этоху, как бы говоря “я рассчитываю на тебя”, и спросил:
– Может, попробовать расстрелять их?
– В прошлый раз нам это не удалось. А теперь против нас тёмный эльф в броне и здоровенный огр. Одна или две стрелы им как слону дробина, – сказал Этох, вспоминая стычку с гоблинами в Заксоне.
– Тогда что нам делать? – повысил голос раздражённый Парн.
– Было бы хорошо, если бы моя магия здесь сработала, – Слэйн деликатно вмешался в разговор. – Но, боюсь, на тёмных эльфов она не подействует из-за их высокой магической сопротивляемости.
– Это то, что они получили от связи с демонами, – с презрением сказала Дидлит. Она обнажила свой клинок и проверила короткий кинжал в ножнах, закреплённых на плече. Специально изготовленный для метания, он был таким же, как и три кинжала, которые взял с собой Вудчак. Кроме того, Дидлит покрыла его лезвие парализующим ядом. Он обычно использовался для охоты на животных, но сейчас Дидлит собиралась с его помощью повысить свои шансы в бою.

Гим вытащил из-за спины секиру и, крепко ухватив своё оружие, приготовился к схватке.

– Есть один способ, – неуверенно сказал Слэйн.
– Говори, Слэйн, – подбодрил его Парн.
– Ну, магия не подействует на тёмного эльфа, если направлять её прямо на него, поэтому мы должны использовать магию, которая заставит их покинуть пост.
– Иллюзии, да? – спросила Дидлит.
– Именно. Но только слуховые иллюзии. Даже если удастся выманить лишь одного, это уже облегчит нам задачу, поскольку нам не придётся драться с двоими сразу. А кроме того, так мы сможем избавиться от них, не привлекая внимания тех, кто скрывается в доме.
– А что, если они пойдут вдвоём?

Услышав слова Парна, Слэйн пожал плечами.

– В таком случае мы просто прокрадёмся внутрь.
– Как просто, – Гим сдержал смех, но его радость была заметна по счастливо затрясшейся бороде.

Слэйн послал своё сознание к другой стороне дома. Он начал петь вполголоса и нарисовал рукой маленький символ в воздухе. Закончив, он зашуршал травой под ногами.

– Слэйн! – непроизвольно вскрикнул Парн.

Но ни его голос, ни шорох травы не были слышны. А вот с того места, на которое смотрел Слэйн, донеслись сначала шорох, а затем и приглушённое “Слэйн!”

Они едва различили эти звуки, но для часовых, стоявших рядом, видимо, всё слышалось гораздо яснее. Тёмный эльф вздрогнул и отдал огру несколько приказов на чужом языке. Людоед приготовил дубину к бою и издал короткий вой. Эльф же посмотрел на своё копьё и направился к источнику звука.

– Ха, а магия действительно полезна. Научи меня потом такому же трюку! – восхищённо сказал Вудчак, подумав, что такая магия пригодится ему для краж.
– Сейчас! – не дожидаясь сигнала Слэйна, Дидлит резко вскочила. Повернувшись к Парну и подмигнув ему, она помчалась к дому с грацией дикой кошки.

Ошеломленный, Парн на мгновение замер.

– О, добрая лесная дриада, сделай этого людоеда моим другом! – таинственное заклинание, произнесённое Дидлит, не содержало древних слов, какие использовал Слейн для своей магии. Это был просто шёпот, но он сработал.

Огр попытался закричать, но заклинание Дидлит достигло его, и он замер с ошарашенным выражением на уродливой морде. Его маленький мозг, наверное, даже не смог осознать, что он находится под воздействием магии. Вместо того, чтобы признать в Дидлит нарушителя, он увидел в ней своего самого близкого друга, куда ближе, чем тот тёмный эльф, который лишь отдавал приказы.

Дидлит быстро побежала к людоеду. Он был раза в два крупнее её, а его покрытое рябью мышц тело и красно-коричневую кожу прикрывала лишь набедренная повязка. Его острые клыки и кривой нос вызывали у Дидлит отвращение.

– Бааку!1 – пробормотала Дидлит эльфийское слово, означающее уродство, и, наконец, достигла людоеда, который изумлённо смотрел на неё. Тонкая шпага, нацеленная прямо в сердце, глубоко вонзилась в его грудь, так, что кончик вышел из спины.

Огр наконец понял, что происходит. Девушка-эльф перед ним была, несомненно, врагом. И, ещё не осознав, что уже умирает, огр хотел лишь одного – съесть её.

Потянув изо всех сил, Дидлит вытащила клинок из тела людоеда. Из раны тотчас брызнула кровь, а затем огр упал. Попятившись, чтобы не испачкаться, Дидлит посмотрела в ту сторону, куда ушёл тёмный эльф.

– Дидлит, берегись! – разрезал воздух голос Парна.

Испуганная Дидлит, повинуясь инстинкту, взмыла в воздух в высоком прыжке. Толстая, похожая на дубину рука, только что спокойно лежавшая на животе огра, пронеслась под ней.

Попади этот удар по эльфийке, и её лёгкое тельце, несомненно, отправилось бы в полёт. Позвоночник был бы сломан, а может даже и полностью разбит. Вздрогнув, Дидлит вспомнила, какой ужасающей живучестью обладают огры. Когда она обернулась, чтобы посмотреть на врага, людоед уже вовсю махал руками, пытаясь встать.

Покрывшись холодным потом, Дидлит не могла найти в себе мужества даже на то, чтобы добить огра. Её всю трясло, как осиновый лист в бурю.






Глава 6

Тёмный эльф, ушедший проверить подозрительный шум из кустов, вскоре понял, что его обманули. Со стороны двери донёсся звук падения. Возможно, огр уже был повержен, хотя эльф и не слышал звуков битвы.

Он знал, что будет опасно сейчас возвращаться на пост.

– О крошечные духи, о бесформенные существа, сделайте меня подобным себе! – пропел тёмный эльф на языке духов. Через некоторое время его тело будто поблекло, а потом и вовсе стало полностью невидимым. Тогда он побежал обратно к дому, причём шаги его были почти бесшумны.
– Этого тёмного эльфа нет уже слишком долго! – прокричал Парн, продолжая крепко сжимать свой полуторный меч.

Наконец-то справившаяся со своим страхом Дидлит отступила за спину Парна, словно прячась в его тени. Даже могучая жизненная сила огра не помогла ему подняться после того, как Гим обезглавил его своим боевым топором. Тело великана ещё дёргалось, но остатки его невероятной энергии постепенно угасали.

Этох и Вудчак присоединились к остальным у входа.

– Гим, Дидлит! Быстрее заходите! Те, кто внутри, могут заметить нас! Я сам позабочусь о нём! – воскликнул Парн, обращаясь к ожидающим возвращения тёмного эльфа товарищам.
– Ты болван! Ты думаешь, что сможешь что-то сделать против магии тёмного эльфа? Оставь его Слэйну и мне, а сам иди внутрь! – заставляя Парна зайти в дом, Дидлит одновременно расстегнула мех с водой у себя на спине.
– О дух воды, кто видит невидимое! Где тёмный эльф? Он, должно быть, скрыл своё присутствие, – Дидлит адресовала эти слова, сказанные на языке духов, голубоватой массе внутри меха. В ответ дух воды, Ундина, подалась вперёд, выбираясь наружу. Затем она выросла в размерах, образуя тонкую мембрану воды, похожую на кусок ткани, прямо в воздухе.

“О, вот он где”, – Слэйн приготовился отправить отменяющее заклинание туда, где находилась Ундина. Эта отмена должна была свести на нет другую магию. Слэйн пробормотал слова на древнем языке и махнул своим жезлом.

Когда Слэйн произнёс заклинание, белый свет вырвался из его жезла. Пролетев сквозь Ундину, свет расширился ближе к земле.

– Ах! – простонал внезапно появившийся из ниоткуда тёмный эльф.

Он непроизвольно проклянул свою неудачливость, столкнувшую его не только с эльфом, но и с магом, мастером рун. Однако было вполне определённое различие в физической силе между ним и его противниками. Хоть заклинание мага и полностью разрушило невидимость тёмного эльфа, но он всё ещё держал в руке копьё. А против него были девушка-эльф и маг хрупкого телосложения. У него был шанс на победу в ближнем бою.

Но эта мысль была прервана ударом сзади.

– А-а-а! – закричал тёмный эльф, злясь на самого себя. Три вспышки боли разошлись по его спине. Стиснув зубы, он обернулся.

Сзади стоял вор в тёмной броне, державший в руках короткий меч.

– Да, похоже, я не растерял сноровку, – сказал Вуд, довольно улыбаясь. Все три кинжала, которые он бросил, попали в спину тёмному эльфу. Раны не были смертельными, но, по крайней мере, они попали точно в цель.

Именно в этот момент к противнику метнулась Дидлит. Тёмный эльф почувствовал это и повернулся, встречая её атаку своей. Но Дидлит обошла его удар и, потянувшись вперёд рукой и всем телом, направила шпагу в бок противника.

Если бы тёмный эльф не был ранен, он смог бы увернуться. Но кинжалы в спине замедлили его движения, пусть и лишь на миг.

Летописи войн Лодосса Record of Lodoss War новелла

Предсмертный крик тёмного эльфа разнёсся по всему лесу. Со шпагой Дидлит в боку и кинжалами Вудчака в спине он упал на землю неподвижной тёмной массой.

В этот момент Гим, Парн и Этох были заняты, сражаясь внутри здания. Их противниками были четыре человека. Застигнутые врасплох, они не успели надеть броню и сражались используя лишь мечи и щиты.

Тем не менее, все четверо оказались умелыми бойцами, так что Гиму, Парну и Этоху приходилось совсем несладко.

– О, святой свет!

Наблюдавший за боем со стороны Этох поднял руки вверх и прочитал короткую молитву. Тут же вспыхнул яркий свет. Это продлилось лишь мгновение, но враги, стоявшие перед Этохом, невольно отвели глаза, что создало брешь в их защите.

Ни Гим, ни Парн не дали стараниям Этоха пропасть зря. Так как они стояли впереди, спиной к Этоху, то вспышка им не повредила, и, воспользовавшись моментом, они ринулись на замешкавшихся противников. Двое сразу пали под их атакой. В это время Дидлит и остальные, уже справившиеся с тёмным эльфом, тоже проникли в дом.

Воссоединившись, они легко расправились с оставшимися противниками.

Больше никого в доме не было. Проверив тела убитых и не обнаружив ничего интересного, они обыскали весь дом. На первом этаже находились четыре комнаты, но в них не было ничего, кроме еды и выпивки.

– Охо-хо, какая находка! – радостный Гим набивал свои мешки найденной в доме едой.
– Я проверю второй этаж, – сказал Парн, поднимаясь по лестнице.

Дом находился в хорошем состоянии, повсюду была новая мебель. Судя по усилиям, которые приложили жильцы для благоустройства этого ветхого здания, они планировали остаться здесь надолго. На лестнице лежал новый ковёр. Топча ногами этот самый ковёр, Парн поднялся наверх и вышел в коридор второго этажа. Дидлит следовала за ним.

– Итак?
– Я всё ещё не вижу ничего подозрительного. Будь осторожна.
– Ты тоже, – наклонившись, Дидлит украдкой окинула коридор взглядом. Свет заходящего солнца освещал два дверных проёма. Дверь ближайшего из них была открыта настежь.
– Идём?
– Конечно.

Парочка авантюристов подошла к открытой двери и начала осматриваться. Они сразу поняли, что здесь недавно были люди. Сама комната была довольно большой. В её середине стоял стол в окружении восьми стульев. Некоторые из них лежали на полу. Видимо, те люди, с которыми группа Парна сражались ранее, отбросили их в спешке, торопясь приготовиться к бою.

– Что это? – Дидлит заметила бумаги, похожие на официальные документы, которые лежали в центре стола. Она тут же бросилась их собирать. Там было четыре листа тонкого пергамента.
– Тут что-то написано, – сказал приблизившийся Парн, глядя через плечо Дидлит. Поняв, что почти коснулся её тела, он напрягся и покачал головой.
– Что-то не так? – невинно спросила Дидлит.

На пергаменте описывались пугающие вещи, касающиеся короля Аллании Кадмуса VII. Тот был известен своей страстью к охоте, и одно из его любимых охотничьих мест располагалось неподалёку от этого дома. Кроме того, охотясь, он брал с собой всего лишь нескольких спутников. Подкупив одного из них, заговорщики получили в своё распоряжение краткое досье на всех королевских стражей. Что позволило чётко распланировать грядущее с ними противостояние.

– Что это? – руки Парна дрожали.
– План убийства? Короля Аллании? – Дидлит была лишь немного спокойнее своего спутника.
– Видимо, да. Нет, совершенно точно так и есть. Мы вляпались во что-то ужасное.

Дидлит была согласна с ним. Более того, этот план убийства скорее всего завершился бы успехом, если бы его привели в действие.

Наблюдая за волнением Парна, Дидлит медленно свернула пергамент и положила его в карман.

– Нам надо проверить следующую комнату, – позвала Дидлит Парна, который ещё не оправился от потрясения.

Учитывая планировку дома, следующая комната должна была оказаться меньше. Парн осторожно положил ладонь на дверную ручку и толкнул. Дверь не поддалась. Тогда он толкнул сильнее. Дверь не открывалась.

– Это нехорошо.

Услышав где-то внизу голос Слэйна, Парн бросился назад к лестнице.

– Слэйн! Вудчак! Идите сюда! Тут закрытая дверь!

Дидлит попыталась открыть дверь ещё раз, но безрезультатно. Так что она терпеливо дожидалась Слэйна и Вудчака.

– Позвать не только вора, но и мага… Довольно умно, – сказала Дидлит и присела, чтобы заглянуть в замочную скважину.

Парн улыбнулся.

– Не стоит столь опрометчиво заглядывать в замочную скважину, – сухой голос Вуда донёсся до них вместе со звуком шагов по коридору. – С другой стороны могут быть отравленные иглы.

За ним шли Слэйн и Гим. Удивлённая Дидлит быстро оторвалась от замочной скважины.

– Нормально ли оставлять Этоха одного внизу? – спросил обеспокоенный Парн.
– Снаружи никого нет. Так что всё будет в порядке, – сказал Гим, внимательно исследуя запертую дверь. – Непохоже, что здесь есть какие-то скрытые устройства или ловушки.

Он поменялся местами с Вудчаком, который в свою очередь начал осматривать дверь. Он вставил что-то вроде короткого куска проволоки в замочную скважину и повернул, перемещая её вверх и вниз. Осторожно, чтобы не коснуться ручки, он постучал по двери, внимательно слушая звук.

Стоявший сзади Слэйн прошептал заклинание и хмыкнул.

– Заметил что-нибудь? – спросил Гим.

Ответ Слэйна был прост:

– На эту дверь наложено заклинание.
– Похоже на то. Дверь не заперта и никаких ловушек нет. Видимо, теперь твоя очередь, – Вуд отступил назад, освобождая место для Слэйна.

Медленно рисуя в воздухе символ, Слэйн бормотал слова разблокирующего заклинания. Затем он постучал по двери своим жезлом.

Дверь словно вздрогнула несколько раз, а потом медленно открылась. В тот же миг внутри комнаты загорелся свет. Парн подался вперёд, его рука лежала на рукояти меча.

– Не о чем волноваться. Это просто трюк, – заявил Слэйн, без опаски заходя внутрь. В комнате не было никого. Только книжные шкафы стояли по обе стороны ветхого стола.
– Интересно, это и есть вещи, украденные из Академии? – Слэйн подошёл к этим шкафам. Ещё один шкаф стоял возле двери, заполненный стеклянными бутылками и плотно свёрнутыми свитками.

Но надежды Слэйна были разбиты.

“Нет, это не они”.

Однако он не дал выражению разочарования появиться у него на лице. Тем более, что Слэйн не особо и рассчитывал найти здесь украденное. На месте Вагнарда он бы забрал себе все магические предметы сразу же.

– Ха, похоже, я был прав. О, здесь есть сундук с сокровищами. Его-то я и искал! – странным голосом произнёс Вудчак, возившийся с деревянным сундуком, лежавшим на столе.

Слэйн подошёл к столу и осторожно открыл его. Внутри он нашёл красиво украшенный кинжал и нечто, похожее на письмо. Маг открыл его и быстро просмотрел содержание. Письмо было коротким.

“Здесь всё в порядке. Как дела у вас? Отправляйте новости время от времени обычным способом.

Карла”

– Не очень понятно… – монотонно пробормотал Слэйн, укладывая письмо в сумку.

В этот момент он кое-что заметил. Гим смотрел на что-то возле него с очень серьёзным выражением на лице. Чем бы это ни было, оно располагалось чуть выше головы Слэйна.

Следуя за взглядом Гима, Слэйн поднял глаза на стену и посмотрел на место под потолком.

Там висел портрет красивой женщины. Она была одета в фиолетовое платье с вырезом, а позади неё располагалось окно с ярко-красными шторами. Даже лежащий за окном пейзаж был изображён в мельчайших подробностях. Кожа женщины была белой, как у Дидлит, но её волосы были темны, как ночное небо. Её глаза смотрели на Слэйна, словно допрашивая его.

“Интересно, эта женщина и есть Карла?” – Слэйну это имя казалось смутно знакомым. Он попытался вспомнить, где он слышал его, но не смог.

– Ну, рано или поздно я вспомню, – пробормотал Слэйн, с любопытством наблюдая за Гимом, который всё ещё не сводил взгляда с портрета.
– Эта женщина выглядит прямо как… – прошептал Гим слишком тихо, чтобы Слэйн мог это услышать.






Глава 7

Три дня спустя Парн со товарищи вернулись в гостиницу “Хрустальный Лес”. Они передали найденные документы дворцовой страже и получили в награду тысячу золотых.

Парн пребывал в хорошем настроении. С его финансами было всё в порядке, а его действия посчитали правильными. Подкупленных заговорщиками солдат отдали под суд, и план покушения на короля был сорван. Судья, герцог Балшо, даже поблагодарил его лично. Парн пил пиво и пытался напевать, хотя и не слишком умело.

– Кстати, – сказал Вудчак Парну, – как насчёт того, чтобы я присоединился к вашей группе? Я показал, что могу быть полезен. И вы мне нравитесь. Плюс, я знаю ещё множество разных трюков и мог бы вам пригодиться.
– Не вижу причин тебе отказывать, – ответил Парн искренне. Их вылазка не окончилась бы успехом без Вудчака, к тому же, опытный вор всегда будет полезен в дороге. – Но, пожалуйста, не нарушай закон, пока ты с нами.

Они выпивали уже довольно долго, и были порядочно пьяны. Исключение составляли лишь Слэйн и Дидлит.

– Всего шестьсот кусков за этот драгоценный камень! Нас надули! – голос Вуда звенел от негодования, когда он ругал торговца, купившего у него драгоценности.
– Нет, это была справедливая цена, – возразил Гим, помогавший Вуду договариваться о продаже. Вудчак был недоволен таким ответом, но не стал спорить с карликом, который разбирался в драгоценностях и всём, что с ними связано, гораздо лучше, чем он.

В любом случае, за свитки, найденные в доме, он получил намного больше, чем ожидал, так что Вуд не был полностью разочарован.

Слэйн и Этох пребывали в приподнятом настроении, и только Гим пил относительно тихо.

Когда праздник, посвящённый успешному завершению дела, достиг своего пика, входная дверь распахнулась, и в помещение вбежал человек. Столкнувшись с его взглядом, даже те, кто минуту назад увлечённо общался, притихли и стали ждать, когда вошедший переведёт дыхание.

– Это ужасно, – наконец заявил он. – Канон был разрушен. Бельд… император Мармо Бельд разрушил его!
– Что ты сказал?! – Парн почувствовал, что земля уходит у него из-под ног. Он встал, пнул ногой стул, отодвигая его в сторону, и замер, будто забыв, что он хотел сказать.
– Значит, он сделал свой ход? Надвигается большая война… – пробормотал Слэйн, словно повторяя слова пророчества.

Собравшиеся чувствовали себя так, будто их только что окунули в ледяную воду. Весь хмель бесследно исчез из их голов.

Канон разрушен!

Новость об этом быстро долетела до дворца Каменной Паутины и короля Кадмуса VII. Король сразу же созвал важнейших представителей дворянства на экстренное заседание. В течение долгого времени Алланию и Канон связывали союзнические отношения. Канон был вторым по древности государством Лодосса после Аллании и существовал более двухсот лет. За это время члены королевских семей двух государств не раз сочетались узами брака, а мать Кадмуса была прямым потомком королевской линии Канона. Таким образом, нападение на Канон было также нападением и на Алланию, и многие важные вельможи громко призывали немедленно атаковать Мармо.

Были и те, кто призывал сперва провести переговоры с Валисом, чтобы выступить против агрессора единым фронтом. И если всё пройдёт успешно, то Аллания станет первой из многих стран, кто создаст коалицию против Мармо.

Однако Кадмус VII решил по-своему. Он занял выжидательную позицию, приказав блокировать дороги на юг, начать подготовку армии и наблюдать за действиями Мармо, чтобы увидеть, будут ли те продолжать свои нападения на другие страны. Он даже запретил нанимать наёмников и собирать войска. Таким образом, своими нерешительными действиями он позволил Мармо продолжить оккупацию Канона.

На следующий день листовки огласили решение короля. Читая одну из них, Парн стиснул зубы.

– Почему?! – закричал он, забывая о том, что находится в толпе спешащих по своим делам людей.
– Что мы будем делать теперь? – спросил Слэйн, положив руку на поникшее плечо Парна, словно пытаясь утешить юношу.
– Как он может быть настолько бесхарактерным дураком? – слёзы навернулись на глаза Парна. – Давайте отправимся в Валис, – голос Парна вдруг стал твёрдым. Он выпрямился и потёр раскрасневшиеся глаза. – Валис наверняка будет сражаться.
– Но дороги на юг закрыты. И мы не можем идти на запад, пока там бушует песчаная буря. Если слухи о том, что король духов был выпущен на волю, не лгут, то западный маршрут будет непроходим ещё долго. Мне не хочется этого говорить, но… сейчас мы не можем идти в Валис.
– Мы должны попасть туда, не важно, какой ценой. Даже если придётся идти через Лес, Из Которого Не Возвращаются, – неумолимо сказал Парн, глядя в пустоту.
– Ты в своём уме? Как видно из названия, из этого Леса ещё никто не возвращался!
– Тогда я буду первым, – огрызнулся Парн в ответ на слова Этоха.
– Я даже слышал, что на этот Лес наложено древнее эльфийское проклятие, – добавил Гим, глядя на Дидлит.
– Парн… – Слэйн в свою очередь попытался успокоить юношу.
– А это хорошая идея, – вдруг сказала Дидлит, до этого молча слушавшая разговор. – Давайте пойдём через лес. Это лучшая дорога.

Её голос был спокоен.

– Ты знаешь, как пройти через него?
– Конечно, – Дидлит взглянула на Гима, а затем уверенно продолжила. – Я эльф. А для эльфов нет разницы между тем, что есть сейчас, и тем, что вы называете древними временами.






Глава 8

Парн и остальные покинули столицу Аллании через три дня после того, как новости о падении Канона достигли города. Группа решила довериться Дидлит и пойти в Валис через лес.

Поначалу Слэйн был категорически против. Он боялся Леса, Откуда Нет Возврата. Это страшное название не было просто очередной сказкой или легендой. На самом деле, никто, вошедший в этот лес за последние несколько веков, не вернулся назад. Многие герои и авантюристы за это время испытывали там свою удачу. Но все они разделили одну судьбу.

Лес, Откуда Нет Возврата никогда не менялся – год шёл за годом, а он оставался всё таким же мрачным запретным местом, словно хранившим всё множество поглощённых им жизней в качестве угрозы. Как и сказал Гим, ходили слухи, что Лес получил свою силу от древнего эльфийского проклятия.

Никто не знал, было ли это правдой. Кроме, быть может, тех, кто навечно затерялся в Лесу.

Тёмный Лес маячил справа. На третий день после того, как группа Парна вышла из Аллана, он, наконец, появился в поле их зрения. Но Дидлит продолжала идти по дороге, словно не замечая Леса.

– Вот оно! – весёлый голос Дидлит раздался, когда они уже два дня шли по дороге вдоль Леса. Услышав мрачное ворчание компаньонов, эльфийка скорчила недовольную мордашку и направилась к одному из ответвлений от главной дороги, которое вело направо.

Узкая тропинка вела от дороги к лесу. Слэйн не верил своим глазам. Он был не в силах представить, кто, чёрт возьми, мог использовать этот путь.

– Вот путь, о котором я говорила. Но помните: пока мы в лесу, нам нельзя останавливаться. И постарайтесь особо не удивляться. Сильные эмоции могут плохо повлиять на деревья.
– Пока делаем так, нам ничто не угрожает? – Парн не мог скрыть беспокойства.
– Просто держи это в голове, и мы доберёмся в Валис в целости и сохранности, – сказала Дидлит, глядя в глаза Парну. – Нам нужно спешить.

Когда они подошли ближе к Лесу, страх усилился и стал почти ощущаться почти физически. Но отступать было уже поздно.

Они шли по тропинке до опушки около часа. Затем, наконец, они вошли в Лес, Откуда Нет Возврата. Вблизи он не казался странным – лес как лес, ничего особенного. Но они никак не могли отделаться от всё возрастающего ощущения присутствия какого-то зла.

В конце тропы росли два высоких хвойных дерева. Они выглядели будто близнецы – высота, толщина стволов, даже форма ветвей у них была одинаковая. Вместе они образовывали нечто, похожее на врата.

– Сюда. Мы должны пройти здесь, – голос Дидлит был наполнен нескрываемой радостью. – Следуйте инструкциям, что я дала вам ранее. И ни при каких обстоятельствах не отходите далеко от меня. Иначе вы можете попасть под воздействие древней эльфийской магии.

Сказав это, Дидлит повернулась к Лесу и громко прокричала по-эльфийски:

– Fome alanis katulu!

Тут же что-то странное произошло с деревьями, напоминающими врата. Пространство между ними заполнилось сияющим золотым светом.

– За мной, пока врата не закрылись! – с этими словами Дидлит вошла прямо в золотой свет.

Набравшись храбрости, Парн последовал её примеру. Этох, Гим и Вудчак пошли за ним. Слэйн был последним. Он закрыл глаза, сделал глубокий вдох и, наконец, нырнул в этот золотой свет.

– Ах! – врезавшись во что-то, Слэйн чуть не выронил свой посох. Когда он открыл глаза, то увидел чёрную спину Вудчака.
– Не пугай так! У меня чуть не случился сердечный приступ, – пожаловался Вудчак, повернувшись к Слэйну.
– Где мы? – Слэйн был настолько очарован тем, что их окружало, что полностью проигнорировал слова Вудчака.

Они находились в чудесном лесу. Невысокие вечнозелёные деревья сияли золотом на солнце. Колючие кустарники и заросли папоротника, которые они видели снаружи, казалось, исчезли без следа. Толстая подушка из опавших на лесную почву листьев позволяла уставшим ногам отдохнуть.

– Это и есть Лес, Откуда Нет Возврата? – Парн сглотнул и заговорил дрожащим голосом. – Выглядит, как совершенно другой мир.

Другой мир! Слэйн вдруг осознал смысл слов, сказанных Парном.

– Ясно. Это и есть другой мир. Верно, Дидлит?

Слэйн от возбуждения перешёл на крик. Он то стучал посохом о землю, словно желая убедиться, что она действительно существует, то смотрел на небо.

Там не было солнца. Вместо этого всё небо сияло.

– Что ты имеешь в виду? – Парн смотрел на Слэйна.

Наблюдая за Дидлит, которая шла впереди, Слэйн начал подбирать слова.

– Об этом мало кто знает, но на самом деле мир состоит из трёх различных плоскостей. Одна из них – мир, где живут люди. Мы, маги, называем это материальным миром. Вторая – мир духов. Он в свою очередь разбивается на несколько плоскостей, но в совокупности мы можем считать это духовным миром. И, наконец, плоскость, которая связывает мир живых и мир духов. Это так называемый сказочный мир. Вот где мы сейчас находимся.
– Раз уж вы это знаете, я могу объяснить, почему не рассказала всё сразу. Мне просто было интересно, поймёте ли вы, где находитесь, – сказала несколько пристыженная Дидлит. – Да, как ты и сказал, это мир фей.
– Тогда скажи мне, Дидлит. Разве эльфы не потеряли свою родину? Я слышал, что они связали себя с материальным миром и больше не могли находиться в мире сказок. Если это правда, то как ты смогла привести нас сюда?

Дидлит взмыла в воздух, как спущенная с тетивы стрела. Она поднялась невероятно высоко, а затем плавно, как пёрышко, опустилась вниз.

– Слэйн, у меня нет никакой памяти о потере родины. Вот… Это место и есть мир, которому я принадлежу.
– Хм, – Слэйн чувствовал что самая важная часть его тела, мозг, отказывается работать. – Значит, ты настоящий высший эльф. Я даже не представлял… Я думал, вы все вымерли.

Высшие эльфы были персонажами из легенд. Не только их культура, но и сами представители этой расы были в почёте среди жителей Старого Королевства. Их считали высшим классом эльфов в те древние времена. Они были известны и как Древние Эльфы, и как Высшие Эльфы.

– Наверное, однажды мы просто исчезли. Это судьба всего сущего – однажды даже души богов начинают растворяться в небытие, а трупы драконов гниют и исчезают.

Слэйн был глубоко тронут. Парн не совсем понял то, что сказала Дидлит, но судя по словам Слэйна, даже среди эльфов она была элитой.

– Я слышал, что мы, гномы, тоже жили здесь. Но мы давно оставили этот мир. Говорят, для того, чтобы найти настоящее золото, а не эту фальшивку. Во всяком случае, кажется, что никаких богатств под землёй здесь нет, – Гим посмотрел на боевой топор, который он держал в руках, и продолжил. – Феи ненавидят железо, поэтому оно не может существовать в этом мире.

Лезвие топора исчезло. Увидев это, Парн спешно проверил свои доспехи. Они тоже испарились. Теперь он носил лишь льняную рубаху и короткую набедренную повязку.

– Но… я всё ещё чувствую вес своей брони.

Вот почему он этого сразу не заметил. Броня всё ещё давила на его плечи, хотя он не видел её.

– Всё в порядке. Вы просто не можете его видеть, ведь железо не может существовать в этом мире. Именно поэтому вы не способны видеть истинную форму богов или фей, когда находитесь в мире живых. Но поспешите. Я же говорила, что не стоит тратить время, если вы не забыли.

Чувствуя раздражение Дидлит, Парн взвинтил темп и чуть ли не в припрыжку побежал за ней.

– Что она имеет в виду? – не мог не спросить Парн Слэйна, когда догнал его.
– Всё просто. В мире сказок время течёт медленнее. Если мы тут слишком задержимся, в мире живых могут пройти сотни лет.
– Ох! – Парн побледнел. – Дидлит, нам нужно уйти отсюда как можно скорее!
– Я не хочу становиться ещё старше! – простонал Вудчак, неверно понявший слова Слэйна.
– Вот почему я всё время повторяю, что нам нужно поторопиться! – Дидлит была раздражена, но, увидев выражение отчаяния на лице Парна, не смогла удержаться и рассмеялась.

Через десять минут бега сквозь золотой лес, Дидлит прокричала ещё более странные слова. Когда она это сделала, перед ними внезапно появилась другая пара деревьев-близнецов, похожих на те, которые они видели у входа в лес. Они пробежали сквозь ворота и покинули царство фей.

Снаружи была ночь.

– Так это правда. Когда мы вошли, был ещё полдень, –голосом, в котором смешивались удивление и восхищение, произнёс Парн, ощупывая себя в темноте и убеждаясь, что его броня действительно вновь появилась. Успокоившись, молодой воин понял, что всё более-менее в порядке. Он сел на землю и перевёл дыхание.

Вместе со вспышкой магического света перед ним появилась голубая роба Слэйна.

– Но сколько именно ночей прошло? – в изнеможении опустившись на землю, Слэйн выглянул из капюшона и осмотрелся вокруг. Благодаря магическому свету он увидел, что они находятся в окружении холмов. Позади них, конечно же, был Лес, Откуда Нет Возврата. В темноте казалось, что он, как в сказках, наполнен магией, которая даже сейчас могла протянуть щупальце и схватить Слэйна.
– Судя по времени, которое мы там провели, прошло около трёх дней. Но если бы вы не тратили время зря, мы бы управились быстрее.
– Мы не могли остаться спокойными, когда увидели это место. Но это был хороший опыт. Многие ушли в сказочную страну. Но мало кто вернулся обратно в наш мир, – отвечая на реплику по-прежнему энергичной эльфийки, Слэйн наконец встал и начал очищать одежду от грязи.
– Кстати, а где мы оказались? – спросил Этох, бросая обеспокоенные взгляды в сторону леса.
– Около трёх дней к востоку от Валиса. Если мы пересечём эти холмы, то окажемся на северной дороге, что связывает Канон и Валис. Но лучше нам пойти через горы на запад, а то мы можем оказаться в самом центре сражения между Мармо и Валисом, – сказав это, Дидлит перевела взгляд с крутых горных склонов на звёзды, чтобы убедиться, что это действительно западное направление.
– Куда бы мы ни шли, давайте уже продолжим путь, – нервно взглянув на лес, Вудчак поднял свои сумки и закинул их за спину.
– Согласен. Хотя сейчас ночь, я не хочу спать. Нам следует идти прямо сейчас и удалиться от леса настолько, насколько возможно. Мы можем решить, в каком направлении двигаться дальше, когда доберёмся до гор.

Признав правоту Парна, группа быстро собралась и отправилась в путь.

– Эта разница во времени – настоящая проблема, – взглянув на небо сказал Этох шедшему рядом Вудчаку.

“Интересно, сколько утренних молитв я уже пропустил?”

– Ага. Сейчас ночь, но я не хочу спать. Зато уже немного проголодался.
– Вот уж действительно. Я чувствую себя так, будто ничего не ел целых три дня!

Слова Гима вызвали у всех улыбку.






Часть 3. Спасение

Глава 1

Двумя днями позже группа достигла перевала, ведущего из Канона в Валис. Дорога оказалась очень крутой, и Парну с друзьями пришлось буквально карабкаться в гору.

Наконец они достигли прохода и начали спуск с другой стороны. Дорога была тяжёлой, и идти было сложно. Вдобавок стояла такая жара, что у Слэйна не осталось сил даже для того, чтобы говорить. Солнце безжалостно атаковало их с небес. А вокруг пронзительно пели цикады.

– Похоже, дальше жара будет только усиливаться, – Слэйн вздохнул, его лицо было скрыто где-то в капюшоне. Он с трудом мог продолжать путь при таком пекле.
– Да, летом тут всегда так, – Вуд, смотревший на Слэйна краем глаза, усмехнулся.
– Ого, а я и не знал, – ответил Слэйн с досадой.
– О! – Дидлит внезапно остановилась. – Интересно, это следы от копыт? Дорога, кажется, довольно разбита.

Она опустилась на колени и начала внимательно осматривать отверстия.

Парн тоже остановился и стал наблюдать за ней.

– Как я и думала, это действительно отпечатки копыт. Похоже, здесь проехало немало лошадей. Они пришли со стороны Валиса, так что, возможно, это была часть его армии.
– Валис всё-таки решил включиться в борьбу с захватчиками, – кивнул Этох. – Иного я и не ожидал, учитывая, что врагом являются тёмные армии Мармо.
– Разумеется. Не могло такого быть, чтобы король Фан позволил зверствам Бельда остаться безнаказанными, имея в своём распоряжении непобедимых святых рыцарей! Похоже, планы Бельда обречены на провал, – сказал счастливый Парн.

Парн говорил так, будто всё уже предрешено, но Слэйн сомневался, что дела пойдут так гладко.

Он знал, насколько велика мощь рыцарей Валиса, но в армию Мармо входило множество монстров, владевших тёмной магией. Особенно Слэйн опасался тёмных эльфов, с которыми он уже имел неудовольствие столкнуться лицом к лицу. Если бы не Дидлит и Вуд, эта встреча закончилась бы для мага печально. При этой мысли по его спине пробежала дрожь, и, несмотря на жару, он покрылся холодным потом. Рубашка неприятно прилипла к коже.

“Это будет долгая война”, – подумал Слэйн. Он держал свои мысли при себе, чтобы не портить настроение товарищам, но при этом был почти уверен в своём предсказании.

На следующий день их путешествие продолжилось почти без изменений. Они оставили горную дорогу, и путь по ровной местности стал легче. Однако, солнце всё так же жарило с небес. Порядок, которым двигалась группа, остался прежним – Парн и Дидлит шли впереди, за ними Гим, затем Вуд и Этох, а замыкающим был Слэйн. Его дыхание часто сбивалось, он шёл так быстро, как мог, стараясь изо всех сил, чтобы не задерживать товарищей. Как всегда, он нёс в руках свой посох и прятал лицо в капюшоне.

Прежде, чем они успели это понять, их со всех сторон окружили поля многочисленных ферм. Возможно, они уже оказались в пределах Валиса. Иногда они видели небольшой дом или огромный особняк, где, вероятно, обитали местные фермеры или землевладельцы. Но жилища стояли пустыми. Похоже, они были эвакуированы в связи с подготовкой к войне.

– Да, кажется, Валис действительно выступил против Мармо. Судя по отсутствию солдат, фронт, вероятно, дальше к востоку.
– Значит ли это, что Валис побеждает? – спросил Вуд Этоха.
– Да, похоже на то, – ответил тот.
– Конечно же, Валис побеждает, – сказал Парн, не потрудившись даже повернуть голову.

Примерно в этот же момент они поняли, что к ним кто-то приближается. Первым это заметил Вудчак.

– Что-то движется. Вон там! – сказал Вуд, сузив глаза и всматриваясь вдаль.

Парн и остальные тут же насторожились.

– Давайте просто продолжим путь, будто ничего не произошло. Если мы сделаем что-то подозрительное, они заметят, – раздался позади голос Слэйна.
– Ты прав, – сказал Парн, сощурив глаза, чтобы попытаться увидеть приближающуюся группу. Они поднимали в воздух тучу пыли и, похоже, кроме лошадей имели и повозки. Трудно было судить наверняка, учитывая, что солнце било им в глаза, но, кажется, это был торговый караван. Или, возможно, часть обоза армии Валиса. Отряд Парна продолжил двигаться в спокойном темпе, будто ничего не случилось. При этом они старались идти бесшумно. Стремясь не упустить ничего, они сосредоточились на наблюдении за другой группой путешественников.

– Госпожа Карла, я вижу людей впереди, – нервный голос прервал концентрацию Карлы. Она медленно отодвинула штору, прикрывающую окно кареты.
– Что там?

Один из сопровождавших её воинов держал свою лошадь рядом с окном.

– Группа из нескольких человек пешком приближается к нам. Похоже, они вооружены, но один из них выглядит как ребёнок.
– Ребёнок? Странно. Значит, это не отряд армии Валиса.
– Видимо так…
– Ладно, пока они не делают ничего подозрительного, пусть идут. Но будь настороже.

Отдав приказ, Карла откинулась на спинку сиденья. Облегчённо вздохнув, она повернулась, чтобы посмотреть на юную девушку, сидевшую рядом с ней. Её пустые глаза слепо глядели вперёд. Это был бездушный взгляд. Удовлетворённо кивнув, Карла закрыла глаза и стала думать о том, что ей делать дальше.

– Что думаешь? – прошептал Парн на ухо Дидлит.
– Не знаю, но они выглядят немного странно. Хотя то же можно сказать и о нас самих.

Их небольшая группа из шести разномастных путешественников действительно могла показаться странной. Парн улыбнулся, но его улыбка исчезла, когда он вновь обратил внимание на приближающихся к ним людей. По мере сокращения расстояния между двумя группами, напряжение возрастало. Оба небольших отряда были полны решимости и оценивающе наблюдали друг за другом. И те, и другие были готовы нанести удар в любой момент. Наконец, они встретились, и пешая группа Парна отошла в сторону, чтобы пропустить лошадей и карету.

– Жаркий денёк сегодня, – сказал Вуд, приветствуя человека, который ехал во главе другой группы. Парн подумал, что так приветствовать незнакомца слишком фамильярно, но тот, казалось, расслабился.
– Должно быть, трудно путешествовать пешком, – улыбаясь, ответил незнакомец непринуждённым тоном.
– Ты чертовски прав, – сказал Вуд и отвёл глаза.

“Пожалуйста, проезжайте быстрее”, – подумал он.

Карета проплыла мимо, сопровождаемая цокотом копыт.

Слэйн бросил на неё цепкий взгляд. Это была очень хорошая карета, и он сгорал от любопытства, кто мог путешествовать в ней. Прищурившись, он увидел, что внутри два пассажира – оба женщины. Возможно, заметив интерес Слэйна, один из всадников подъехал к карете, блокируя его взгляд. Не спуская глаз со Слэйна, всадник старался держаться между ним и каретой до тех пор, пока они не скрылись из виду.

“Похоже, они не хотят, чтобы мы узнали, кто едет внутри”, – думая над этой странностью, Слэйн остановился и смотрел вслед удаляющейся карете.

– Они напугали меня до полусмерти! – сплюнул на землю Вуд, когда карета окончательно скрылась из виду.
– Какая странная группа! И зачем эта карета направляется в сторону фронта? – растерянный Парн вновь вернулся на дорогу.
– Кажется, внутри были две женщины, но я не уверен, – Слэйн всё ещё смотрел в сторону, куда уехала карета.
– Женщины? Я бы не отказался на них взглянуть, – пошутил Вуд, уже оправившийся от испуга. Дидлит тоже начала двигаться.

“Интересно, кем был тот, кто помешал мне увидеть пассажиров этой кареты?” – Слэйн склонил голову и тоже продолжил путь.

– Только не снова, – раздался спустя буквально мгновение грубый голос Вуда.
– Что случилось? – высунувшись из капюшона так сильно, как он только мог, и, неохотно подставив лицо жаркому солнцу, Слэйн повернулся в его сторону. Он хотел задать вопрос, но посмотрев, куда указывал Вуд, понял, что тот имел в виду.

Вудчак указывал вперёд по дороге, где в воздух поднималось ещё одно облако пыли. Это был ещё один конный отряд, но, судя по размеру облака и шуму копыт, он двигался на куда как более высокой скорости.

– На этот раз, похоже, мы встретили рыцарей Валиса, – сказал Вуд, обладавший зоркими глазами. – Никто кроме них не будет носить белую броню и ездить на белых лошадях.
– Рыцари Валиса?! – вскричал шедший впереди Парн. Он прищурился и стал следить за всадниками, стараясь разглядеть их сквозь пыль.

“Святые рыцари…”, – противоречивые чувства бушевали в нём. Белые лошади приковали к себе его взгляд. Они были прекрасны. Рыцари мчались, словно белый ветер. Поспешно отступивший в сторону Парн не знал, что ему думать. Он, возможно, испытывал гнев, но в то же время и восхищался ими.

“О чём мечтал мой отец, надевая эту белую броню?” – Парн посмотрел на старые потрёпанные доспехи, которые он всё время носил. Они уже не были белыми – скорее серыми. Сияющий серебром участок на груди служил лишь напоминанием о бесчестии его отца. Парн вспомнил слова Морта, управлявшего магазином в Заксоне, и в нём вновь пробудились гнев и стыд.

“Чем я отличаюсь от этих рыцарей?” – Парн почувствовал смесь зависти и грусти, подумав о том, что он тоже мог носить эту броню. Парн погрузился в свои переживания, которые усилились, когда рыцари приблизились.

– Что случилось? – услышал он в левом ухе обеспокоенный шёпот Дидлит. Её прекрасный голос стал для него спасением.
– Ничего, Дид, – Парн с благодарностью посмотрел на Дидлит и выпрямился. Выражая своим видом решимость, он повернулся к приближающимся рыцарям.

Рыцари замедлились и остановили коней прямо напротив Парна. Слэйн и Этох почтительно склонили головы, но Парн продолжил стоять прямо.

– Откуда вы пришли?

Один из рыцарей выдвинулся вперёд, чтобы допросить их.

– Мы путешественники, пришли сюда через Алланию. Мы бежали от войны в Каноне и думали найти убежище здесь, – сказал Слэйн, всё ещё держащий голову склонённой.
– Да, это так, – немедленно подтвердил Вуд.
– Хм, вы говорите, что пришли сюда из Канона? – недоверчиво сказал рыцарь, продолжающий внимательно разглядывать Парна и его товарищей. – Понятно. Но мы не можем позволить себе поверить вам на слово. Простите.
Сказав это, рыцарь начал что-то бормотать вполголоса. Слэйн узнал слова молитвы, обращённой к Фарису.

“Как и ожидалось от святого рыцаря!” – подумал Слэйн с восхищением. Эти рыцари мастерски владели не только мечами, но и святой магией Фариса. Решив, что, независимо от вида заклинания, магия Фариса безвредна, Слэйн стоял на месте, не делая попыток прервать молитву. Но стоявший рядом с ним Этох внезапно вскрикнул, поднял голову и одарил рыцаря оскорблённым взглядом.

– Использовать на нас магию очень грубо с вашей стороны! Меня зовут Этох. Я официально принят в жрецы в храме Фариса в Аллане. Меня не волнует, что у вас за миссия, но вы, видимо, потеряли остатки здравого смысла, раз используете священную магию из-за необоснованных подозрений!
– Ах, простите мне мою грубость. Я понятия не имел, что вы жрец Фариса. Но поскольку мы спешим, а времена сейчас опасные, пришлось обратиться к силе Фариса. Больше у нас к вам вопросов нет. Вы можете идти, куда шли. Простите нашу невежливость. До свидания!

Рыцарь дал коню шенкеля, чтобы продолжить путь.

– Вы случайно спешите не из-за того, что преследуете группу всадников, охраняющих карету? – обратился к рыцарю поднявший голову Слейн.
– Что?! – рыцарь дёрнул за вожжи, вновь останавливая своего коня. Лошадь встала на дыбы и заржала в знак протеста.
– О, мы только что встретили странную группу с каретой. Мы сочли их подозрительными. Вы знаете, кто это?
– Не задавай слишком много вопросов. Это дело государственной важности. Так что я буду благодарен, если вы не будете об этом распространяться.
В этот раз всадник не стал слушать слова Слэйна, умолявшего его подождать, и пришпорил коня. Остальные рыцари помчались вслед за ним, подобно белым молниям, и пыль, поднятая копытами их коней, плыла высоко в знойном летнем воздухе.
– Что, чёрт возьми, только что произошло? – Парн внимательно следил за удаляющимися всадниками, а, когда они окончательно скрылись из виду, обратился к Слэйну, который вновь натянул на голову свой тёмно-синий капюшон.
– Мне тоже это любопытно. И та необычная группа меня интересует не меньше, чем странные действия рыцарей.
– Мне хотелось бы узнать об этом побольше.
– Я не могу решать за всех, но если вам интересно моё мнение, то нам лучше держаться подальше и от тех, и от других, – яростно сказал Слэйн. Не то чтобы он думал, что его слова будут иметь какое-то значение. Зная Парна, тот просто пропустит их мимо ушей.
– Интересно. Тот рыцарь сказал, что дело государственной важности. Если это касается той кареты… – Парн задумался, скрестив руки.
– Ну, раз Парн задумался, значит, всё решено. Мы вновь проделаем тот путь, что уже прошли под этим палящим солнцем, только пойдём в обратную сторону, – Гим закинул на спину сумку и начал медленно переставлять ноги.
– Тьфу, вот морока, – Вудчак, последовавший за ним, оглянулся на Парна. – Чего ты ждёшь? Мы же знаем, что ты пойдёшь за ними, даже если мы попытаемся тебя остановить. Так что не трать время на раздумья.
– Ты знаешь, а они правы, – сказала Дидлит, остановившись на полушаге и протянув руку Парну. – Пошли. А то со всеми этими сомнениями ты не похож сам на себя.
– Хватит меня дразнить, – пожаловался Парн с каменным выражением лица, но его тело автоматически начало двигаться. – Я думаю и беспокоюсь столько же, сколько любой нормальный человек!
– Первый раз об этом слышу! – рассмеялся Вудчак.
– Нам лучше поспешить, если не хотим потерять их из виду, – напряжённо сказал Слэйн. Им предстояло выдержать ускоренный марш.
– Если бы у нас тоже были лошади… – обернулась Дидлит, вновь идущая впереди группы. Её волосы в свете дневного солнца казались разноцветным облаком, мягко плывущим по воздуху.
– Что это за звук? – Дидлит вдруг остановилась и приложила ладони к своим острым ушам.
– Что случилось, Дид? – прежде, чем задать вопрос, Парн огляделся, но не увидел ничего подозрительного.
– Тсс! Тихо! Я слышу какой-то шум в той стороне. Так что постарайтесь не издавать ни звука.

Парн поспешно остановился. Он даже затаил дыхание, стараясь не мешать ей. Остальные четверо, шедшие за ними, тоже остановились, заметив неладное, и постарались не создавать шума, чтобы не отвлекать Дидлит.

Эльфы славились своим острым слухом. Поговаривали, что они могли услышать даже мельчайших существ, снующих по листве в лесу.

– Похоже, я была права. Они сражаются. Я слышу крики людей и звон металла.
– Это те рыцари вступили в бой! Мы должны спешить! – услышав слова Дидлит, Парн в панике побежал в сторону, откуда исходили звуки битвы. – Они, должно быть, догнали ту группу с каретой. Даже если они уступают числом, не думаю, что наёмники смогут их одолеть.
– Мы не можем знать наверняка. Но всё равно поспешим к ним на помощь, верно?
– Разумеется.
– Надеюсь, мы не будем путаться у них под ногами, – Дидлит издала саркастический смешок и побежала, легко обогнав Парна. У неё не только были быстрые ноги, но и одета она была куда легче, чем он, облачённый в броню.

Но даже несмотря на то, что Парн был в броне, у Слэйна и Вуда не было и шанса догнать его. Не говоря уж о Гиме, чьи короткие ноги были серьёзной помехой в данном случае.

– Не срывайся с места так резко! – кричал запыхавшийся Этох.
– Там сражаются святые рыцари!
– Я думаю, мы сперва должны выяснить, что там происходит, – сказал Слэйн, тяжело дыша.

Дидлит могла бежать так несколько часов подряд, но товарищи отставали от неё, поэтому она остановилась, ожидая их. Она пробежала приличное расстояние и уже могла отчётливо слышать звуки битвы. А прищурившись, могла даже разглядеть неясные тени возле дороги.

– Это должно быть здесь! – пробормотала Дидлит, глядя на тени.

В этот же момент вспыхнул красный свет. Одновременно раздался грохот. Звук был громким, словно шум сходящей лавины. Дидлит вскрикнула и закрыла руками уши, так как из-за слишком острого слуха восприняла грохот гораздо болезненнее, чем остальные.

– Что это за шум? И я видел вспышку красного света! – прокричал Парн, который наконец-то догнал эльфийку. Он положил руку на плечо Дидлит, которая всё ещё стояла на месте, съёжившись и закрыв уши. Парн внимательно смотрел на дорогу, не желая пропустить ещё что-нибудь.
– Я тоже слышал этот звук, – сказал нагнавший их Слэйн. – И видел свет. Хотя правильнее назвать его огнём. И, я уверен, это было магическое пламя.
– Магия? Но чьих рук это дело? Рыцарей Валиса или тех, кто сопровождал карету? – Дидлит повернулась к Слэйну и, словно ненароком, накрыла руку Парна у себя на плече своей собственной.
– Понятия не имею. Однако точно знаю, что мы сами не смогли бы использовать такое заклинание. Этот магический огонь, что мы только что видели, считался табу в Академии. Маги учили этому только тех, кого считали достойными. А я не увидел среди этих двух групп ни одного знакомого мне лица. Хотя, возможно, маг замаскировался. И, к тому же, маги не любят мечи. Хотя, если речь идёт о Вагнарде из Мармо, я не уверен на этот счёт.
– Это был он? Он был в этой карете? – спросил взволнованный Парн.
– Там были лишь две женщины. Вагнард – женщина? – Вуд развёл руки в стороны и пожал плечами.
– Погодите, похоже, что битва окончена. Я больше не слышу звуков боя, – сказала Дидлит, всё ещё державшая руку Парна.
– Что? И кто победил?
– Не задавай глупых вопросов. Откуда я могу знать, если больше не слышу ни звука? Но если ты подождёшь секунду, я спрошу у ветра.
– У ветра? Ты имеешь в виду сильфа? В таком случае, я лучше использую своё заклинание дальновидения. Это более надёжный способ.
– Если ты знал такую полезную магию, то лучше бы использовал её с самого начала, чем выделываться сейчас, – сказал Вуд с досадой.
– Это точно, – присоединился Гим к жалобам Вудчака.
– Я не могу позволить себе использовать магию для таких мелочей, – сказал Слэйн.

Он успокоил дыхание и начал бормотать слова на древнем языке.






Глава 2

Слэйн медленно и монотонно произносил слова заклинания. Магия дальновидения позволяла видеть в несколько раз дальше, чем это возможно для обычного человека. Единственной проблемой была необходимость точной настройки, что требовало значительных усилий по корректировке зрения. Слэйн посмотрел вверх, несколько раз открыв и закрыв глаза, чтобы подправить своё зрение, а затем взглянул на дорогу.

– Это ужасно! – воскликнул Слэйн, когда, наконец, смог ясно разглядеть нужное место.

Сцена, представшая его глазам, была похожа на ад. Земля окрасилась в чёрный цвет, и в этой черноте лежало множество обугленных трупов. Белый дым поднимался над останками, и неприятный запах сгоревшей плоти наполнял воздух.

Слэйн перевёл взгляд, посмотрев на карету. На подножке кареты стояла женщина в фиолетовом платье. Похоже, она отдавала приказания стоявшим неподалёку мужчинам, торопливо указывая то туда, то сюда, и быстро жестикулируя руками.

“Эта женщина могла произнести заклинание”, – подумал Слэйн. Она носила артефакт древнего королевства, обруч, пересекавший лоб, а ряд грубо сделанных колец на её пальцах явно был надет не ради украшения. Конечно, посох в её правой руке не был посохом мудреца, но он был сделан из хорошего дуба, а на его поверхности были вырезаны древние руны, хотя Слэйн и не мог сказать, какие именно.

– Ну, что там? – спросил Парн.

Думая, что если он отведёт сейчас взгляд, то потом вряд ли найдёт нужное место, Слэйн ответил, не сводя глаз с женщины в платье:

– Это была магия. Похоже, что все рыцари Валиса пали. Я вижу четырёх мужчин из тех, кто сопровождал карету, и женщину. Она очень красива, и она, безусловно, маг. Но что у неё за страшная сила, способная уничтожить всех рыцарей одним ударом огненного заклинания…

Парн не мог поверить словам Слэйна.

– Не может быть, – сказал он сдавленным голосом.
– Но это правда, – холодно ответил Слэйн.

Осмотрев происходящее вокруг кареты, Слэйн сосредоточился на женщине, которая отдавала приказы. Она выглядела чуть моложе Слэйна. Конечно, любой маг, а в особенности колдунья, способны менять свой возраст, но её движения выдавали энергию молодости. Даже используя иллюзии, сложно маскировать свои движения, так что, вероятно, она была столь же молода, как и выглядела. В любом случае, она была магом, обладавшим великой и ужасной силой. Но Слэйн никогда не слышал о столь могущественной ведьме. Тем не менее… он определённо встречал её раньше.

Слэйн уставился на чародейку, напрягая память.

– Вот оно! – закричал Слэйн, наконец-то вспомнив. – Женщина, на которую я сейчас смотрю, была изображена на портрете в старом доме возле Аллана. На ней фиолетовое платье и обруч, так что не спутаешь. Её звали Карла, если не ошибаюсь. Верно, Гим? Ты ещё был очарован этой картиной.
– …Не знаю. Я не помню эту картину. И даже если бы помнил, то не смог бы подтвердить, так как я не вижу того, что видишь ты. Давайте просто пойдём вперёд. Она наш враг, верно? Мы должны захватить её прежде, чем она сможет уйти, – Гим выдвинулся немного вперёд, вытаскивая боевой топор из-за спины.
– Верно! Они работают на Мармо и пробрались в Валис не просто так! Если их преследовали святые рыцари, значит, они сделали что-то нехорошее, – выпалив это, Парн побежал в сторону побоища.
– Что за глупость, безрассудно бросаться в бой? Ты собрался драться с ними? Брось! Мы им не ровня. Не забывай, что они только что уничтожили целый отряд святых рыцарей.
– Но… – Парн повернул голову, приготовившись, по обыкновению, возразить. Однако, увидев необыкновенно серьёзное выражение на лице Слэйна, не стал продолжать.
– Если ты решил просто взять и выбросить свою жизнь, я не буду тебя останавливать. Но бессмысленная смерть - это не мужество. Сейчас самое главное - выжить и добраться до цели. Я советую пока сдержаться и выждать нужного момента.
– А если такого момента не будет? Мы просто дадим им уйти? – эти слова исходили уже не от Парна, а от Гима. Он медленно приблизился к Слэйну, и его тихие, но наполненные силой слова заставили мага вздрогнуть.
– Конечно же, нет. Я просто говорю, что сейчас не самое подходящее время для нападения. Но почему ты так разволновался из-за этого? Как-то странно. Ты же не Парн, всё-таки, – голос Слэйна звучал неуверенно, так как он не ожидал, что Гим поддержит Парна.
– Я… У меня свои причины, – тихо сказал Гим, а затем повернулся и побежал по дороге. Парн бросил на Слэйна извиняющийся взгляд и ринулся следом. Дидлит и Этох последовали за ним.
– Похоже, ты непопулярен, маг. Хотя ты прав. Лучше идти за ними медленно и наблюдать с расстояния, – прошептал Вудчак, неслышной тенью подобравшийся к Слэйну сзади.

Его голос был похож на бормотание внутренних демонов Слэйна.

– Это… это нехорошо! – выкрикнул Слэйн и побежал, не оборачиваясь. Ему казалось, что если он обернётся, то будет пойман собственной тенью.
– Я не буду повторять одну ошибку дважды! – сжав губы так, что они побелели, Слэйн крепче ухватился за посох. Он откинул капюшон, ограничивающий ему обзор, и подставил лицо палящему летнему солнцу. Солнце, медленно тонувшее в горизонте, жгло глаза, а его тепло сушило кожу, но Слэйн игнорировал жару и изо всех сил бежал за Парном и остальными, пытаясь нагнать их.

“Какая любопытная группа счастливых дураков”, – подумал Вуд, следовавший за ними на некотором расстоянии.

К счастью или нет, опасения Слэйна не сбылись. К тому моменту, когда группа достигла цели, карета уже исчезла. Гим умолял продолжить погоню, но Парн не мог просто так проигнорировать место, где недавно произошла трагедия. Кроме того, преследовать карету пешком было бы довольно сложно.

Когда Слэйн сказал, что их враги, вероятно, остановятся лагерем с наступлением темноты, Гим, наконец, сдался.

“Похоже, они хотят сразиться с этой группой во что бы то ни стало”, – подумал Слэйн, смиряясь с их решением. Он решил использовать магию для разрушения. Он тоже знал огненные заклинания.

Парн смотрел на ужасы, оставшиеся на поле недавней битвы, не в силах вымолвить ни слова. Дидлит сжалась за спиной Парна, будто пытаясь скрыть своё присутствие, лишь лицо её было видно. Руки, лежавшие на эполетах Парна, немного дрожали. Нахмурившись, она пробормотала молитву на эльфийском языке.

Земля была чёрной от огня. И на этой почерневшей земле лежало семь тел, пять из которых носили броню рыцарей Валиса.

Летописи войн Лодосса Record of Lodoss War новелла

Этох нагнулся и начал проверять тела, ища признаки жизни. Его обычно улыбчивое лицо сейчас колебалось между гневом и жалостью.

Все рыцари Валиса были сожжены сильным пламенем, их дыхание давно остановилось. Жар, должно быть, был страшным. Их кожа вздулась, а при прикосновении кусочки обгоревшей кожи отходили в сторону, открывая мертвенно-бледную плоть. Разумеется, такое зрелище посеяло семена гнева в сердце Этоха.

“Мы должны обрушить правосудие Фариса на этих чудовищ”, – кричал он в глубине своего сердца.

Когда Этох коснулся последнего тела и понял, что оно ещё тёплое, его гнев на мгновение ослаб. Присмотревшись, он увидел, что грудь мужчины всё ещё вздымается в такт дыханию.

– Этот человек ещё жив!

Товарищи Этоха, услышав крик, подбежали и встали вокруг него.

– Если он ещё дышит, я могу что-нибудь для него сделать своей силой.

Сказав это, Этох обратил обеспокоенный взгляд к Парну, посылая ему таким образом знак. Парн кивнул.

– Отойдите. Это работа для Этоха.

Дидлит выглядела недовольной, но согласилась отступить, когда Слэйн сказал, что Этох использует магию Фариса.

– Давайте похороним погибших рыцарей. Мы не можем оставить их так.

Гим молча кивнул, соглашаясь с Парном, и повернул свой боевой топор обратной стороной. Если одна сторона топора была лезвием, то другая была острой и похожей на кирку. Он поднял топор, направляя его киркой к земле, и резко опустил вниз. Острие погрузилась в засохшую землю, дробя её на мелкие куски. Парн взял кусок дерева и с его помощью отбросил куски земли в сторону. Таким образом, они вырыли небольшую яму и начали расширять её.

Слэйн сел на землю, отвернувшись от дороги, чтобы не видеть последствий битвы, и тупо уставился на мирные поля, растянувшиеся перед ним. Несколько вопросов кружились в его голове. Первый касался личности колдуньи, а второй странного поведения Гима. Гном точно пристально рассматривал портрет в том доме в Аллании. И вряд ли он мог об этом забыть. А теперь он, обычно ко всему равнодушный, буквально рвётся в битву, будто это самое важное дело в его жизни. Но почему он так преследовал слуг Мармо? Слэйн понятия не имел. И, если задуматься, ему казалось странным и то, что подземный гном, которые ценят лишь то, что сделано их собственными руками, вообще отправился в это путешествие.

“Когда он пришёл в мой дом, он искал что-то. Это либо ключ к какой-то загадке, либо карта всего Лодосса. Гим отправился в это путешествие с какой-то вполне определённой целью. И сейчас, быть может, он просто напал на след того, что искал”.

С застывшим на лице выражением глубокой задумчивости, Слэйн спокойно наблюдал за тем, как Гим работает топором.

Этох мелодично пел заклинания, и, казалось, это длится уже вечность. Между тем, Гим и Парн с помощью Дидлит вырыли могилы для павших рыцарей. Они поместили по трупу в каждую могилу и забросали их землёй. Рядом они втыкали в землю меч рыцаря, чтобы отметить место его захоронения. Чуть поодаль они проделали то же самое для погибших охранников кареты.

Когда они закончили свою мрачную работу, солнце уже скрылось за горизонтом, а синева исчезла с поблекшего неба.

– Похоже, эту колдунью не волновало, что заклинание заденет и её людей, – сказал Парн с отвращением.
– Тут ты ошибаешься. Я проверил тела её охранников тоже, и они, по всей видимости, умерли не от огня, а от ран, нанесённых мечом. Так что, я думаю, она использовала заклинание только после того, как её охранники были повержены рыцарями Валиса. К тому же, та часть их тел, которая лежала на земле, почти не пострадала.
– Даже если они уже умерли, использовать такое страшное заклинание на своих союзников непростительно.
– Я бы вообще сказал, что магию не следует использовать ради разрушения. Но что нам делать теперь? – спросил Слэйн у Парна.
– Мы продолжим идти за ними, конечно же, – сказал Парн так, будто всё уже было решено. Стоявший рядом с ним Гим ухмыльнулся, выражая своё согласие.
– Ты это серьёзно? – спросил Слэйн вполголоса. – Мы только что узрели мощь наших врагов, которые способны победить множество рыцарей в одно мгновение. Я ненавижу говорить такое, но неужели ты думаешь, что у нас есть шанс на победу?
– Я не знаю, – простонал Парн, казалось, испытывающий сильную внутреннюю боль. – Но мы не можем позволить им творить, что вздумается!
– Даже если мы их одолеем, кто заплатит нам награду? – спросил Вуд Парна скучающим тоном. – Я не люблю работать бесплатно.
– Награда исходит из вашего собственного сердца! – раздался позади них голос Этоха.

Вуд повернулся и посмотрел на него. Этох казался измождённым, потратившим все силы на использование своей магии. Но его усилия не были напрасны. Позади него стоял рыцарь, хоть и с видимым трудом, но державшийся на ногах. Лицо Парна засияло от радости.

– А так же вы получите награду и от короля Валиса, – сказал рыцарь спокойно.
– Вы расскажете нам, что здесь происходит? – спросил его Парн.

Рыцарь кивнул и начал говорить.

– Я член королевской гвардии Валиса и был назначен в качестве эскорта принцессы Фианны.
– Принцессы Фианны! Ты имеешь ввиду наследную принцессу Валиса? – удивлённо воскликнул Парн. Дидлит молчала, но выглядела весьма заинтригованной.
– Так и есть. Как единственная дочь короля, её высочество принцесса Фианна является наследной принцессой Валиса. После начала нынешнего конфликта принцесса пожелала посетить линию фронта, чтобы подбодрить войска. Конечно, король и все придворные с самого начала были против. Но каким-то образом принцессе всё же удалось выскользнуть из замка.
– И поэтому ты и остальные рыцари были посланы на поиски? – спросила Дидлит, когда рыцарь остановился, чтобы перевести дыхание.
– Так точно. Как нам стало известно, сбежать ей помог какой-то торговец. Мы допросили его, и поскольку всё это выглядело весьма подозрительно, последовали за ней. В конце концов, мы настигли торговый караван, который должен был перевозить принцессу, и попытались вернуть её обратно, но результатом было жалкое зрелище, которое вы сейчас видите перед собой. Мы победили нескольких охранников и попытались вытащить принцессу из кареты, но вместо неё вышла эта женщина. Она произнесла странные слова, и ад разверзся вокруг, сбивая нас с лошадей. Я почувствовал, что моё тело горит, и в тот же момент потерял сознание.
– Вы были серьёзны насчёт награды? – спросил Вуд, вглядываясь в лицо рыцаря.
– Разумеется. Если принцесса вернётся в целости и сохранности, обещаю, вы получите награду. Возможно, вы даже сами сможете назвать свою цену.
– Хотелось бы верить, – сказал Вуд, закидывая за спину сумку.

“Похоже, я тоже становлюсь дураком”.

– Я в долгу перед вами, – сказал рыцарь, поблагодарив всю компанию. Затем он посмотрел вверх и, поджав губы, уставился на тёмную дорогу в том направлении, куда уехала карета. Его глаза сверкали от гнева, будто он мог видеть женщину, убившую его товарищей. Гнев, разгоравшийся в сердце Парна, был таким же.

Дидлит растерянно наблюдала за ними. Почему Парн разделяет чужой, не принадлежащий ему самому, гнев? Почему он рискует своей жизнью в этом деле?

Думая, что хотя она сама и прекрасно видит в темноте, Парн и остальные будут испытывать проблемы при передвижении ночью, Дидлит начала произносить слова, чтобы вызвать духов света – блуждающие огоньки.

– О, сияющие духи, живущие в свете! Соберитесь и явите мне свою форму! – в ответ на заклинание Дидлит в воздухе, распространяя вокруг тусклое сияние, появился небольшой сгусток пульсирующего света. Постепенно свет становился ярче.

Рядом с ней Слэйн создал волшебный свет на кончике своего посоха. Следуя за этими двумя огнями-близнецами, группа наконец оставила позади запах сгоревшего мяса и, осторожно ступая, направилась по дороге к Канону.






Глава 3

Отряд Парна преследовал карету, двигаясь по дороге, ведущей на восток. Однако потребовалось немало времени, прежде чем они увидели своих врагов.

Карета остановилась перед домом. Это был крепкий двухэтажный особняк, окружённый стеной. По словам рыцаря, большинство жителей покинуло свои дома из-за приближения войны. Враги, несомненно, знали об этом, потому и выбрали это место в качестве своей базы.

Лошади были распряжены и отдыхали, пощипывая сено.

– Кажется, они нас не ждут. Как удачно, – сказав это, Слэйн пробормотал что-то и махнул рукой, прогоняя свет с конца своего посоха. Дидлит тоже отпустила блуждающий огонёк, духа света, на свободу. Два огонька вспыхнули пару раз, а затем потеряли форму, с шипением растворяясь в темноте.
– Что дальше, сэр рыцарь? – покосившись на рыцаря, Парн плавно обнажил свой меч.
– Нам не нужны никакие трюки. Если мы захватим врага врасплох, пока они ещё спят в своих постелях, у нас есть все шансы на успех, – рыцарь держал огромный меч обеими руками и размеренно дышал, наблюдая за входом в дом.

Они не слышали никаких звуков, за исключением негромкого бряцанья доспехов; тишина стояла зловещая. Из-за входной двери просачивалось немного света: похоже, часовые бодрствовали.

Рыцарь медленно двинулся вперёд. Парн, Гим и Дидлит последовали за ним. Оставшаяся троица шла на некотором расстоянии позади них.

– Будьте осторожны, – прошептал Слэйн. Он чувствовал, что на его ладонях выступил пот. Ничего не поделаешь – ему придётся иметь дело с куда более сильным магом, чем он.

Решив, что они достаточно приблизились, рыцарь поднял меч над головой и бросился вперёд. Лошади, разбуженные шумом, который он издавал, громко заржали. Не замедляясь, рыцарь выбил дверь ногой и быстро осмотрелся внутри. Парн и Дидлит следовали за ним буквально по пятам, а Гим подоспел мгновением позже. Двое часовых сперва шокировано уставились на четвёрку незваных гостей и лишь потом потянулись к своим мечам.

– Мы с Дидлит о них позаботимся. А вы с Гимом поднимайтесь по лестнице наверх, – крикнул Парн, поднимая щит и глядя на часовых. Выбрав левого в качестве своего противника, он слегка взмахнул мечом, чтобы спровоцировать его. Дидлит, обойдя правого, нанесла удар шпагой ему в живот.

Тем временем рыцарь и Гим уже взбегали по лестнице. Второй этаж открывался длинным коридором. В правой стене виднелись пять дверей.

Одна из них со стуком отворилась, и женщина в ночной одежде, спотыкаясь, вышла в коридор. Она намеревалась узнать, что происходит на первом этаже, но, заметив рыцаря и гнома, осторожно повернулась в их сторону.

Карла проснулась от ржания лошадей. Благодаря постоянным тренировкам, ей не потребовалось много времени, чтобы привести себя в состояние полной боевой готовности.

Незваные гости? Солдаты Валиса? Откинув одеяло, она натянула первое, что попалось под руку – мантию цвета слоновой кости – поверх своей белой ночной рубахи. Не успев даже завязать шнурок на одежде, она услышала топот ног, поднимающихся по лестнице.

Карла бросила непослушный шнурок и выбежала в коридор.

Выживший после полуденной битвы и карлик, держащий в руках боевой топор, направлялись к ней. У Карлы не было выбора, кроме как спокойно принять эту ситуацию. Из них двоих рыцарь, скорее всего, более сильный. Она могла поклясться, что убила его сегодня. А к любому, кто умудрился выжить после удара её огненной магии, следует относиться с уважением.

“В таком случае, я должна убить его сильнейшим заклинанием”, – Карла вдруг широко развела руки в стороны, сделала несколько движений, похожих на танец, и произнесла слова на древнем языке.

– О, основа всего мироздания! Вспомни свою истинную форму! Прими в себя силу маны и разорви оковы, что связывают тебя!

Она вытянула руки прямо перед собой. Луч света вылетел из них и ударил рыцаря в голову.

Приняв удар луча света Карлы, тело рыцаря на мгновение засияло. В следующее мгновение рыцарь исчез без следа, будто он был полностью стёрт с лица земли.

Увидев, что рыцарь, стоявший рядом, сперва засветился, а затем исчез, Гим задрожал с головы до пят. Но он и не думал отступать. У противницы не будет времени, чтобы подготовить второе заклинание. В таком случае, безоружному противнику вроде неё должно хватить одного лишь удара боевым топором. Приблизившись к ней, Гим нанёс удар топором в голову. Но она ожидала этого. Карла легко ушла в сторону, избегая удара, приняла более удобное положение и начала готовить следующее заклинание.

– Лей… – Гим, яростно бросившийся к ней, внезапно замер, широко раскрыв рот. Этой заминки ей хватило, чтобы закончить подготовку заклинания.

Белое облако быстро поднялось с пола. Оказавшись в его середине, Гим с грохотом упал.

– Гим! – закричал Слэйн, наблюдавший за происходящим снизу. Хотя он и знал, что это бесполезно, но попытался использовать против колдуньи заклинание сна.

Карла увидела, что человек в мантии, стоящий на нижних ступеньках лестницы, пытается использовать на ней свою магию. Это было простое заклинание сна. Также она заметила, что часовые уже побеждены, и два вооружёных бойца бегут к ней. Кроме них, среди вторгшихся были ещё жрец и бесполезный вор, который отчаянно искал место, где он мог бы спрятаться.

Ей не нужно было даже убивать их.

Следующее заклинание было таким же, какое она использовала, чтобы победить гнома. Белое облако заклубилось внизу, а затем начало медленно распространяться от лестницы на первый этаж. Когда дым достиг их, Парн и Дидлит упали. Затем упал Слэйн. Даже Вуд, свернувшийся в клубок и моливший о том, чтобы место, где он затаился, не нашли, потерял сознание.

Этох тоже почувствовал, что его тело стало тяжелеть, и опустился на колени. Оставаясь в таком положении, он собрал все силы, чтобы бороться с тьмой, пытавшейся овладеть им. Он не мог позволить себе просто потерять сознание и отдаться на волю судьбе. Даже если бы ему пришлось сгнить здесь, он хотел бы оставаться в здравом уме и знать, что с ним происходит.

Читая в уме молитвы Фарису, он смотрел на кончики пальцев. Он собрал в себе святую силу и пытался бороться с магией. Он не чувствовал даже свои пальцы. Будто каждый нерв в его теле был обрезан. Не было никакой боли – он не мог чувствовать даже её. Чтобы эффект от онемения тела не подействовал на его разум, он продолжал читать молитву.

И Этох выиграл эту битву. Он пережил волшебство, не потеряв сознания. Но сделал вид, что не может двигаться. В данный момент это казалось самым мудрым решением.

Взглянув на упавших противников, Карла медленно спустилась по лестнице. Оставшаяся пара охранников, наконец, появилась из двери, ведущей во внутренние комнаты на первом этаже. В руках они держали оружие. При виде произошедшего, у них перехватило дыхание.

– Госпожа Карла… Это…
– Это именно то, что вы видите. Любой наёмник, стоящий своих денег, должен быть готов к бою сразу, как только почувствовал неладное. Хорошо, что я проснулась вовремя, а то вы бы закончили как они, - холодно сказала Карла, указывая на двух мёртвых воинов и качая головой.
– В любом случае, мы не можем оставить всё так. Заклятье не будет длиться вечно. Заприте их в пустой комнате на втором этаже. Возьмите их оружие и положите в другую комнату. И не используйте комнату, которая рядом с комнатой девушки.

На этом проблема с ночным вторжением была решена. Она могла убить их, но могла и оставить в живых. Обездвиженные с помощью магии и запертые, они не смогут вмешиваться в её дела, пока она не решит, что нужно перебраться в более безопасное место. На самом деле, у них, скорее всего, даже не хватит силы воли, чтобы причинить ей какие-либо проблемы.

Что более важно, как же ей действовать дальше? Численность наёмников внезапно сократилась вдвое. Теперь будет сложно пройти через линию фронта с грузом в виде девушки. Карла использовала наёмников, чтобы избежать потерь среди своих людей, но она больше не могла зависеть от них. Лучше всего будет вернуться в Канон и привести своих собственных подчинённых. Или даже предложить присоединиться к ней отряду недавних вторженцев. Они хорошо зарекомендовали себя в бою, а кроме того, среди них были даже эльфийка и маг. Во времена, когда знатоки рун стали дефицитом, на счету был каждый человек, владеющий магией.

Если они обычные авантюристы… Карла подумала над словами, способными убедить их. Слава и богатство… Эти два слова заставят их принять её сторону. Если они достаточно мудры, то смогут даже понять истинные мотивы, стоящие за её действиями. Они, безусловно, могли бы стать сильными союзниками. У неё, конечно, имелось большое количество подчинённых, но все они были заняты различными миссиями и рассеяны по всему Лодоссу. В Аллании маг Аким провалил попытку убийства короля, но, похоже, на сей раз у него получится выполнить задание. С захватом принцессы Фианны война против Валиса должна принять благоприятный оборот. Король Фан из тех людей, что не станут сомневаться, даже если на кону стоит жизнь их дочери. Если это во имя справедливости, он способен даже пожертвовать принцессой. Но для святых рыцарей всё не так просто. Достаточно будет заставить их хоть немного колебаться. Тогда они не смогут сражаться с той же решимостью, что и раньше.

Ну что ж, сейчас стоит поговорить со своими последователями. Приняв такое решение, она поднялась по лестнице, чтобы присоединиться к наёмникам. Они как раз занесли последнего из злоумышленников – высокого вора – и выходили из комнаты.

– Готово, госпожа Карла. Что дальше?

У мужчины был грубый голос. Но наёмники были довольно сильны, и, пока она платит им деньги, они будут верны ей. Она выбрала их именно за это.

– Опасно пересекать линию фронта сейчас. Там множество солдат Валиса, которые, к тому же, наверняка получили сообщение о нас. Нам нужно больше людей, на всякий случай. Поэтому я должна вернуться в Канон и собрать столько своих подчинённых, сколько смогу.
– Понятно. А нам что делать в это время?
– Не волнуйтесь, я вернусь быстро. Просто охраняйте девушку и незваных гостей, пока я не вернусь. Я ухожу прямо сейчас и постараюсь обернуться как можно скорее. Ах да, я запру дверь в комнату с пленными заклинанием и научу вас, как открывать её. Просто на всякий случай. Если всё будет совсем плохо, то убедитесь, что не останется никаких следов, что они здесь были. Чтобы открыть дверь, просто скажите “lasuta“. Без этого, как бы вы ни тянули, она не откроется. И ломать её бесполезно.

Карла подошла к двери в комнату с пленными и прочитала два заклинания. Первое медленно закрыло дверь. Для второго она вытащила зуб дракона из своих волос и позволила ему упасть на пол. Зуб раскрылся и исчез, оставив после себя белую массу, которая медленно поднялась. Это был скелет, державший меч в своей костлявой руке. Опустив меч вниз, он замер на месте.

– Что это?! – перепуганные наёмники готовы были бежать прочь.

Карла сказала скелету несколько слов на незнакомом языке.

– Не бойтесь. Этот скелет не причинит вам вреда. Воины из зубов дракона понимают только простые команды, но их владение мечом превосходит ваше. Кроме того, они не знают страха.

Два наёмника смотрели на жуткого воина-скелета, чувствуя, что к ним и их умениям отнеслись пренебрежительно. Их глаза встретились, и они молча поклялись друг другу не приближаться к этой комнате.

– Ну, мне пора. Позаботьтесь об остальном.

С этими словами Карла вернулась в свою комнату и быстро собралась в путь. Когда она вышла, на ней было фиолетовое платье, а в правой руке колдунья держала посох. Дойдя до пропитанной кровью лестничной площадки, она сделала резкий жест и произнесла заклинание. В следующее мгновение она исчезла.

Тяжело вздохнув, наёмники начали убирать тела своих павших товарищей.






Глава 4

Как только голоса стихли, Этох встал и огляделся. Его тело всё ещё оставалось онемевшим из-за воздействия магии. Кроме того, потратив уйму сил на борьбу с заклятием, он был истощён физически и умственно.

Но у него не было времени беспокоиться об этом. Им нужно бежать, и чем быстрее, тем лучше. Этох слышал весь разговор Карлы и её подчинённых. Сейчас был лучший момент для того, чтобы выбраться отсюда.

Но он не мог ничего сделать в одиночку. Этох ждал, когда очнутся остальные. Даже не проверяя, он знал, что они живы. Он мог слышать их дыхание, а их грудь поднималась и опускалась. Похоже, лучше всего дать им очнуться самостоятельно. Этох сел, обнял колени и погрузился в раздумья.

Судя по всему, женщина по имени Карла работала на Мармо и планировала тайно помочь Бельду здесь, в Валисе. Но Слэйн утверждал, что никогда не слышал о такой могущественной волшебнице. Сам Этох знал, что на Мармо работает другой сильный маг, Вагнард, и, вполне возможно, он использовал трансформацию, чтобы скрыть свою личность, и превратил себя в женщину.

Так это или нет, всё равно удивительно, что они вмешались не в один, а сразу в два тайных плана Карлы. Этох остановился на самом простом для него, как священника, объяснении – это божье испытание. Мысли о том, что Фарис на его стороне, подстёгивали усталое сердце Этоха сильнее, чем что бы то ни было ещё.

Прошло два часа, прежде чем Гим, наконец, пробудился. Дидлит очнулась следующей, а потом один за другим проснулись Парн, Слэйн и Вудчак. Как только все проснулись, Этох рассказал о том, что услышал. Закончив рассказ, он повернулся к Парну.

– Что мы будем делать теперь?

Разум Парна был ещё сонным, поэтому он тряхнул головой, пытаясь очистить его.

– Ну, если мы хотим уйти, то лучше сделать это быстро. Наёмники, должно быть, сейчас спят. В худшем случае, один из них стоит на страже.

Убедившись, что её кинжал всё ещё скрыт в ножнах под наплечником, Дидлит вытащила его и уставилась на лезвие.

– С одним лишь ножом выбраться отсюда будет сложно, вам так не кажется? – Вудчак сделал широкий жест рукой. – Этот скелет наверняка сильный.
– Воин из клыка дракона? Намного сильнее среднего бойца.

Именно поэтому они служили охранниками Академии Мудрецов. Слэйн тихо подошёл к двери и заглянул в щель. Как и ожидалось, вооружённый скелет стоял наготове, а его пустые глазницы смотрели на дверь.

– Это действительно воин из клыка дракона, – сказал Слэйн, обернувшись.
– Но у нас нет иного выбора, кроме как попытаться пройти мимо него, – сказал Парн, сжимая руку в кулак.
– Думаю, это можно использовать как оружие, – Гим с треском начал отрывать ножки от одного из стоявших в комнате столов. – Недостаточно твёрдые, но всё же пригодны в качестве дубины. Это лучше, чем ничего.

Парн взял себе две и передал Этоху ещё одну. Дидлит отказалась, сказав, что ей удобнее использовать кинжал, который она переложила в правую руку.

– Но я сомневаюсь, что это поможет против скелета, – сказала Дидлит, плавно приблизившись к двери. Там она прижалась спиной к стене, готовясь выскочить в любой момент.
– Оставьте это на меня и Гима, – сказал Парн, приготовив две ножки от стола к бою. Он выглядел довольно глупо, но сейчас не было времени, чтобы беспокоиться о том, как он смотрится со стороны.

Этох встал немного в стороне, за спиной Парна и Гима. Затем он произнёс заклинание Карлы, чётко выговаривая слог за слогом.

– Ла-су-та.

Дверь медленно отворилась, открывая стоявшего за ней скелета. Парн и Гим тут же прыгнули вперёд, готовясь связать противника боем.

До скелета дошло, что пришло время выполнять его миссию. Он поднял ятаган и повернул его в сторону двери, а круглым щитом, прикреплённым к руке, закрыл свою грудь. Парн направил первый удар в незащищённый череп, но скелет быстро поднял щит и легко блокировал атаку. Демонстрируя неожиданную быстроту, контрастирующую с его прежде неспешными движениями, скелет нанёс удар мечом.

Парн легко отразил атаку ножкой, которую держал в левой руке, а правой нанёс удар скелету в грудь. Круглый щит вновь скользнул вниз, блокируя удар. Парн не мог не подивиться мастерству костяного воина. Он кое-как сдерживал атаки скелета, но мощные удары ятагана откалывали куски от ножки стола в его правой руке.

“Я долго не продержусь”, – капля пота скатилась со лба Парна.

Гим, стоявший рядом, крепко держал ножку стола обеими руками и не шевелился. Он ждал своего шанса. Покончить с делом одним ударом - традиционный стиль боя гномов. Оставалось только надеяться, что Парн продержится достаточно долго.

– Что ты делаешь, Гим? Парн в опасности! – Дидлит, стоявшая сзади, почти перешла на крик.
– Молчи! У нас, гномов, своя манера вести бой, – прокричал в ответ Гим, концентрируя всё своё внимание на скелете. Дидлит и Этох продолжали стоять, готовые сражаться, если понадобится, но в то же время молившиеся о том, чтобы им не пришлось вступить в бой.

Ножка, которую Парн держал в левой руке, наконец, приняла прямой удар меча и треснула, ломаясь на две части, одна из которых отлетела в сторону. Ятаган ударил Парна, но его доспехи выдержали удар. Дидлит, стоявшая позади него, вскрикнула и закрыла глаза.

– Я больше не продержусь! – Парн взглянул на обломок ножки в своей руке и закричал от отчаяния. Он знал, что не сможет победить, лишь отражая удары, но у него не было иного выбора.

Однако, именно этого момента и ждал Гим. Поскольку удар пришёлся в тело Парна, это открыло брешь в защите скелета. Наблюдая за движениями скелета, когда он возвращался из атаки в защиту, Гим тщательно просчитал время своего удара.

БУМ! Хитрый удар Гима был направлен в руку скелета, державшую меч. Удар попал прямо в цель – плечо – и кости руки сломались с неприятным треском. Меч упал и с лязгом ударился о пол. Оружие Гима тоже пришло в негодность, но это уже не имело никакого значения.

– О-о-о!

Мгновение спустя, Гим наклонился и издал гортанный звук. Он выдвинул вперёд правое плечо и бросился на скелета.

Скелет попытался прикрыться щитом. Раздался глухой стук, и Гим скривился от боли. Но импульс его тела был слишком силён, и вместе со сбитым с ног скелетом они повалились на пол.

– Аргх! – зарычал гном. Он поднял скелета высоко в воздух на вытянутых руках. Руки и ноги костяного воина беспорядочно двигались, но от этого не было никакого толку. Гим подошёл к перилам и бросил скелета вниз на каменный пол первого этажа. Тот упал с глухим стуком. Потом попытался подняться, но вновь упал. Повторив свои попытки несколько раз, скелет, наконец, вытянул свои искалеченные руки и перестал двигаться.
– Ты сделал это, – Парн улыбнулся Гиму. Борода гнома затряслась в ответ, а затем он посмотрел вниз и издал странный крик.
– Похоже, наши сони тоже здесь.

Парн тоже взглянул вниз. Наёмники открыли дверь и вышли в холл первого этажа. Они побледнели, увидев поверженного скелета, но, понимая, что враги безоружны, сразу же побежали вверх по лестнице. Они были вооружены мечом и копьём, а кроме того, каждый из них держал в руках щит. Таким образом, они определённо имели преимущество перед отрядом Парна.

– Оставьте их мне!

Дидлит выскользнула из-за спин Парна и Гима. Держа кинжал в правой руке, она быстро пропела магическое заклинание, призывающее духа. Появился дух света, блуждающий огонёк. Затем маленький шар света медленно, словно играясь, направился к лестнице.

– Возьмите оружие! – закричал Этох, поворачиваясь.

Оружие должно было находиться в соседней комнате. Сузив свои зелёные глаза, Дидлит приготовила кинжал к броску. Блуждающий огонёк продолжал кружить в коридоре, мешая наёмникам.

– Что это, чёрт возьми, такое?

Наёмник с мечом поднялся по лестнице и остановился. Он попытался прогнать огонёк взмахом меча, но внезапно вскрикнул от боли, схватился за руку и упал, скатившись по лестнице вниз. Блуждающий огонёк пропал, поражённый ударом меча, но перед исчезновением он успел послать мощный шокирующий удар через лезвие прямо в руку человека.

Произошедшее отвлекло внимание наёмника с копьём буквально на миг, но это мгновение оказалось для него смертельным. Тщательно выверенным ударом Дидлит воткнула свой кинжал ему в горло.

К тому времени, когда Этох, пыхтя и отдуваясь, принёс оружие, победа уже была за ними. Дидлит добила мечника, чья рука онемела после атаки блуждающего огонька, копьём, которое она взяла у его мёртвого товарища.

– Дид, твоё оружие.

Этох передал ей шпагу, любуясь великолепной работой.

– Ладно, что теперь, Парн? – Дидлит убрала шпагу в ножны на поясе, а затем привела в порядок свои растрёпанные волосы.
– Мы спасём принцессу, конечно же, – заявил Парн, уже поднимаясь по лестнице.

Вскоре они нашли комнату с принцессой. Дверь оказалась заперта, и за ней было темно и тихо. Взглянув на Парна, Вуд вытащил что-то вроде куска проволоки из кармана и вставил этот предмет в замочную скважину.

– Похоже, здесь нет никаких ловушек, – пробормотал вор, орудуя своим инструментом. Наконец замок щёлкнул и открылся.

Парн открыл дверь. Небольшое пространство у входа было освещено огнями из коридора, но остальная часть комнаты была скрыта в кромешной темноте. Парн хотел зайти внутрь, но Дидлит остановила его.

– Это комната благородной дамы. Вы все должны остаться здесь, – прошептала эльфийка и сама сделала шаг вперёд.

Дидлит попыталась оценить обстановку в комнате, используя своё ночное зрение. Она ясно увидела на кровати дрожащую фигуру, пытающуюся спрятаться под одеялом. Девушка была явно напугана. Оно и понятно. Дидлит вздохнула и развела руки в дружеском жесте.

– Вы в безопасности, ваше высочество. Меня зовут Дидлит. Мы здесь, чтобы спасти вас. Пожалуйста, идите со мной и не бойтесь.

Дидлит немного подождала, но девушка не ответила. Она даже не шевелилась. Всё, что Дидлит слышала, был слабый звук её дыхания.

– Лаума Адония моил Фарис, – сказал чётким голосом Этох, стоявший в дверном проёме. Дидлит на миг обернулась к нему.
– Моилос лаум, – донёсся тихий голос из комнаты. Это была принцесса. – Вы жрец Фариса?
– Да, хотя у меня и нет пока своего прихода, – ответил Этох, поклонившись в сторону темноты.
– Мы пришли, чтобы спасти вас. Пожалуйста, не беспокойтесь и идите с нами, – пользуясь случаем повторила Дидлит.

Одеяла сдвинулись, и маленькая фигура направилась к двери. Шаги девушки были нетвёрдыми, но вскоре она вышла на свет. Она стояла перед отрядом в одной лишь ночной рубашке. Нет сомнений, что она могла видеть их лучше, чем до этого – особенно священные одежды Этоха, отмеченные символом Фариса.

Скользнув мимо Дидлит, девушка подбежала к Этоху и обняла его, схватившись за его мантию. Затем она громко разрыдалась.

Этох пошатнулся под весом девушки и чуть не упал, но в последний момент рука Парна помогла ему удержать равновесие. Затем Парн быстро отвёл глаза и покраснел. Увидев смущение Парна, Дидлит сняла дорожный плащ и накинула на плечи девушки.






Глава 5

Через некоторое время девушка отпустила Этоха. Её лицо было красным от слёз, но решимость Этоха не дрогнула.

– Принцесса, пожалуйста, приготовьтесь к отъезду. Эта волшебница может вернуться в любой момент. Нам надо спешить.

Услышав слова Этоха, Слэйн пошёл за их сумками. Гим и Вудчак последовали за ним.

– Чёрт, вот засада. Опять нужно отправляться в путь, – жаловался Вуд.

Проведя весь день на ногах и пострадав от сильной магии, его тело, казалось, было более вялым, чем обычно.

– Если ты хочешь насладиться ещё парочкой заклинаний – можешь остаться здесь, – Гим посмотрел на Вуда. – Мы все устали. Так что прекращай ныть.
– Ладно-ладно, – пробормотал Вуд.
– Хорошо бы использовать карету, но… – говорила сама себе Дидлит, спускаясь по лестнице. Услышав, что Парн говорит ей, чтобы она была осторожнее, эльфийка повернулась и помахала ему в ответ. Затем она быстро сбежала вниз по ступенькам.
– Эм… Если я что-то могу… – сказала Фианна.

Она хотела спросить, может ли чем-нибудь помочь. Этох покачал головой, отказываясь от её предложения.

– Мы сами позаботимся обо всём. Приготовьте ваши вещи, принцесса.

Этох тоже спустился вниз, чтобы помочь Дидлит. Парн оставил свои вещи Слэйну и вышел помочь снаружи. Фианна послушно вернулась в отведённую ей комнату. Оказавшись внутри, она заметила, что одета лишь в тонкую сорочку. Принцесса почувствовала себя неловко, и её лицо зарделось. Она предстала перед молодым священником в таком виде, да ещё и обняла его! Главный управляющий Элмор устроит ей жуткий нагоняй, если узнает об этом!

Она пока ещё скорее беспокоилась о том, что не видит рядом с собой знакомых лиц, чем испытывала облегчение от того, что её спасли. Её сердце колотилось. Единственным человеком, рядом с которым она могла расслабиться, был священник по имени Этох, разговаривавший на священном языке Фариса. Остальные же полностью отличались от членов имперской гвардии.

“Я хочу вернуться в замок Лойд как можно скорее”, – невольно подумала Фианна. Она оказалась в плену, когда, желая посетить войска, сражающиеся на фронте, оказалась обманута этой бродячей женщиной-торговкой. Днём она находилась под действием заклинания и не могла ничего сделать. А ночью её охраняли, не оставляя ни единого шанса на побег. Она уже отчасти смирилась с тем, что окажется на Мармо.

“Но всемогущий Фарис не оставил меня. И отправил своего ученика, чтобы меня спасти”, – Фианна начертила знак Фариса и пропела молитву перед тем, как скинуть с себя ночнушку и потянуться к платью, лежавшему на соседнем столе.

“У меня нет выбора, кроме как отдать свою судьбу в их руки”, – даже после принятия этого решения лицо принцессы оставалось мрачным и озабоченным.

Когда Этох вышел наружу, Дидлит успокаивала запаниковавших лошадей странными словами. Одна из них уже была запряжена в карету.

Подведя к карете вторую лошадь, Дидлит внимательно посмотрела на лицо Этоха и дала ему совет.

– Этох, залезай в карету и хорошенько поспи. Ты еле на ногах стоишь, а твоё лицо немного позеленело.
– Но…

Этох попытался возразить, но эльфийка устремила на него пристальный взгляд зелёных глаз и требовательно тряхнула головой. Она поняла, что Этох был вымотан с самого начала. Даже сейчас, хоть он и пытался помочь из чувства долга, но глаза Дидлит, для которых темнота не была помехой, прекрасно видели, что он выглядит, будто смертельно больной.

– Самое полезное, что ты можешь сейчас сделать – залезть в карету, укрыться одеялом и уснуть.

Голос Дидлит был нежен, но в то же время нёс в себе внутреннюю силу и не терпел возражений. Этох не стал спорить, открыл дверь кареты и забрался внутрь. Он повозился внутри, пока не нашёл достаточно удобное место, и лёг. И сразу же провалился в глубокий сон, будто магия Карлы, с которой он столько времени боролся, наконец-то на него подействовала.

Измотаны были все, а не только Этох. Но мысли о колдунье, Карле, заставляли их забыть об усталости. Если бы она сейчас вернулась, они все были бы безжалостно убиты. Для её магии это была детская забава. И она в любой момент может заметить, что они сбежали.

До утра было ещё далеко, но до места назначения – ещё дальше.

Казалось, их ночной марш длится вечность, но на самом деле время продолжало идти своим чередом. Прежде, чем они поняли это, темнота начала рассеиваться, и, наконец, лучи утреннего солнца осветили их путь. Страх, который испытывала группа Парна, таял вместе с ночной тьмой, но и оставшиеся силы также исчезали вместе с ней. Парн, ехавший верхом, начал клевать носом, а Вуд, забравший управление фургоном у Слэйна, и вовсе уснул. Слэйн, понадеявшись, что его лошадь сама будет держаться дороги, чуть отпустил поводья. Поля тянулись справа и слева, а рядом с обочиной росли деревья, чьи пышные кроны свидетельствовали о благословении небес, полученном ими. Они также услышали какую-то птицу, возможно, курицу, оставленную убегающим фермером.

– Мы доберёмся до города лишь во второй половине дня, – угрюмо сказал Парн Слэйну, глядя на восходящее солнце. Слэйн уравнял темп своей лошади со скоростью движения лошади Парна и повозки и несколько раз кивнул.
– Сможем ли мы добраться до полудня? Похоже, сегодня будет ещё один жаркий день.
– Лучше бы сделать небольшой привал по пути.
– Наверное. Мы устали, и лошади тоже. Было бы неплохо отдохнуть где-нибудь днём, чтобы быть свежими к вечеру.

Но они не могли позволить себе такую роскошь. Колдунья может вернуться в любое время. Поэтому им нужно доставить Фианну под защиту гарнизона Валиса как можно скорее. Парн решил сделать привал, когда был почти полдень. К этому моменту Этох, Гим и Вудчак уже были на ногах. Дидлит и принцесса Фианна тоже проснулись и вышли из кареты.

Когда вся группа устроилась на мягкой траве, Парн лёг и сразу же уснул. Дидлит спокойно смотрела на его спящее лицо. Слэйн, севший рядом с Гимом, так и уснул, даже не ложась.

– Несмотря на то, что мы забрались так далеко, мы пока ещё не можем быть уверены, что сбежали от Карлы. Мы не будем в безопасности, пока не встретим армию Валиса.

Этох всё ещё казался вялым, но он сидел в центре группы и внимательно разглядывал товарищей, будто проверяя их лица.

– В таком случае, я поеду на лошади, – сказала Дидлит. – Парн со Слэйном будут отдыхать в карете, а Этох с Вудом – ею управлять. Гим, как думаешь, сможешь ехать верхом?
– Мой рост этого не позволяет.
– Тогда Гим поедет со мной. Там есть ручка позади седла, держись за неё. Однако если ты дотронешься до моего тела, я немедленно сброшу тебя с лошади.
– Хорошо, я буду осторожен, – серьёзно ответил Гим.
– Отдохнём немного и отправляемся. До города осталось совсем чуть-чуть.

Солнце светило всё ярче.

“Послеполуденный марш будет тяжёлым”, – подумал Этох.






Глава 6

Они остановились на короткий привал ещё раз, вскоре после того, как солнце миновало зенит. Было всё так же жарко, но солнечный свет немного ослаб, и стало легче идти.

Лошадь Дидлит с Гимом за спиной шла в авангарде, за ней следовала карета, управляемая Этохом. Солнце светило ярко и не было видно места, где могла бы затаиться ведьма, но они всё равно внимательно смотрели по сторонам, ожидая нападения. Даже дремлющие Парн и Слэйн, вероятно, думали об этом. Как заметила Фианна, при каждом движении кареты они стонали, будто им снился кошмар.

– Ещё чуть-чуть, – бормотал Этох, глядя на небо. Там, далеко от них, плавали высокие, похожие на башни облака. Кроме этих белых масс остальное небо было синим, и Этох поймал себя на мысли, что если бы не переделка, в которую они попали, это был бы отличный летний день.

Когда Этох перевёл взгляд на дорогу, ему показалось, что в небе появлялась тёмная фигура. Тогда Этох вновь посмотрел на небо, концентрируя взгляд на этой непроницаемой для света точке. По его телу пробежал холодок.

– Вуд, как ты думаешь, что это? – Этох толкнул локтём вора, сидевшего рядом. Вудчак, погружённый в свои мысли, слепо пялился на неизменный пейзаж вокруг них. Он думал о награде, которую получит от короля Валиса. Это должна быть существенная сумма. Как лучше потратить её? Может, купить себе несколько воровских гильдий? Вуд потерялся в счастливых раздумьях.

Однако он отбросил эту банальную фантазию. Он способен на большее. Небольшое удовлетворение не сможет стереть потерянные двадцать лет жизни. Ему нужно больше. Намного больше.

В тот момент, когда Вуд принял это решение, Этох толкнул его локтем, и он вернулся к реальности. Как Этох и сказал ему, Вуд обратил взор к небу. Он ещё сильнее сузил и без того уже суженные глаза и посмотрел в нужную сторону.

– О, чёрное пятно. Оно довольно далеко, так что не могу сказать наверняка, но, похоже, это птица,– словно пытаясь показать свою скуку, Вуд втянул носом воздух.
– Это точно птица?.. – Этох почувствовал, как стучит его сердце. – Вуд! Буди Слэйна и Парна! Это не обычная птица. Она ещё далеко, но я уже вижу, что она огромная. И летит прямо на нас. Её положение не меняется, но она становится всё больше и больше.

Услышав эти слова, Вуд ещё раз поднял глаза к небу. Как и сказал Этох, там была птица явно не обычного размера.

– Это не может быть драконом, верно? – спросил Вуд дрожащим голосом и, повернувшись к карете, завопил. – Слэйн, Парн! Просыпайтесь! Для вас есть работа!

Прокричав это, вор проверил свои кинжалы и напрягся. Этох резким возгласом остановил лошадей посреди дороги. Дидлит приблизилась к ним на своей лошади с сомнением на лице.

– Что случилось? – спросил Слэйн сонно. Возможно, маг почувствовал, что случилось что-то из ряда вон выходящее, потому что убрал голову обратно в карету, а затем с глухим стуком открыл дверь и вышел наружу. Он поправил своё одеяние и накинул капюшон, чтобы защититься от палящего солнца.
– Смотри!

Слэйн прищурился и посмотрел в направлении, указанном Этохом. После чего пробормотал “Не знаю” и начал произносить слова заклинания.

Наложив заклинание дальновидения, Слэйн вновь посмотрел на чёрную фигуру.

Он моргнул несколько раз, а затем его рот открылся от удивления.

– Это Рух. Легендарная птица, которую изредка видели в восточной пустыне Флейма. Её даже называют слугой богов, и я никогда бы не подумал, что встречу её здесь!

Голос Слэйна лишь немного дрогнул. А вот голос Этоха дрожал от нескрываемого ужаса.

– Нет, это не так. Это не птица Рух, а замаскировавшаяся ведьма. Смотри! Она уже совсем близко!

Этох уже почти кричал. Его обычное спокойствие исчезло без следа при виде огромной птицы, закрывшей собой изрядную часть неба. А более всего Этоха пугали воспоминания об огромной и ужасающей силе Карлы.

– Должно быть, ты прав, – у Слэйна не было выбора, кроме как согласиться с Этохом. Он схватил свой посох мудреца и приготовился произнести заклинание.

Как только Парн и Фианна выбрались из кареты, птица пролетела над их головами, несколько раз взмахнула крыльями, а затем приземлилась посреди дороги, словно преграждая им путь. Вихрь, вызванный движениями крыльев, поднял с сухой земли облака пыли. Поскольку люди стояли лицом к ветру, эта пыль попала им в глаза, заставляя их слезиться. Когда пыль осела, все стали протирать глаза.

Когда к ним вернулось зрение, птица уже исчезла. На её месте стояла женщина в фиолетовом платье, окружённая светом. Она шла к ним и улыбалась, словно собираясь сказать что-то забавное.

– Давно не виделись. Или прошло слишком мало времени, чтобы это говорить? – сказала Карла спокойным голосом, приблизившись достаточно, чтобы они могли чётко различить странно светящуюся изумрудную диадему у неё на лбу.

Парн выхватил меч из ножен, делая шаг вперёд, будто пытаясь защитить остальных, затем настороженно замер, готовясь ударить в любой момент. Его загорелые руки крепко держали рукоять, он был неподвижен, как бронзовая статуя. Слэйн тоже держал посох прямо перед собой. Повторяя про себя слова заклинания, он медленно концентрировал свою волю, готовясь к бою.

– Что привело вас сюда? – хрипло спросил Этох. Он не мог сдержать страх. Но он мог победить его. Он не видел никакой надежды, но не собирался сдаваться. Этох смотрел на красивое белое лицо ведьмы и на её чёрные как смоль волосы, которые, казалось, поглощали свет. Он чувствовал огромную силу, таящуюся в ней.

Слэйну почудилось, что ведьма испытывает какую-то таинственную печаль. Но уже в следующее мгновение её голубые глаза холодно сверкнули. Вскоре кроваво-красные губы Карлы начали двигаться. И эти движения напоминали увлекательный танец. Услышав шёпот, похожий на звук лютни, Парн напрягся. Он вышел вперёд и принял широкую стойку с мечом и щитом. Он, казалось, бросал вызов ведьме, словно говоря, что примет на себя все её заклинания. Однако голос Карлы пробился даже сквозь его гнев. Парн невольно вздрогнул и моргнул.

Стоя прямо перед ним, Карла опять улыбалась. В её соблазнительном облике полностью отсутствовала та холодность, которую он чувствовал ранее. Её доброжелательная улыбка казалась улыбкой богини сострадания. Когда странная гармония её белой кожи и чёрных волос начала проникать в его сердце, опьяняя, словно наркотик, Парн услышал предупреждающие слова Слэйна.

– Держи себя в руках. Это магия.

Шокированный словами Слэйна, Парн быстро стряхнул с себя наваждение и вернулся в реальность.

– Хватит фокусов, ты, проклятая ведьма! – выругался Парн. Его лицо омрачилось гневом, и он двинулся вперёд, крутанув меч вокруг себя, будто срезая нити паутины. Этох на мгновение подумал, что Парн сейчас же ринется в атаку, но молодой воин вновь занял своё прежнее положение с мечом и щитом наготове. Его глаза, глядящие прямо на волшебницу, гневно сверкали, а сам он был похож на бронзовую статую.
– У вас хватило навыков, чтобы увести девушку у меня из-под носа, и силы духа, чтобы разорвать моё заклинание. Вы меня впечатлили, искатели приключений.

Карла опустила взгляд, будто восхищаясь ими. Но когда она вновь подняла глаза, в них был только холод.

– Жаль убивать вас. Что скажете? Присоединитесь ко мне? Я дам вам всё, что захотите. Славу, удачу, знания. Или, быть может, красивых женщин? И я хочу развеять ваши сомнения – всё, что я делаю, я делаю ради Лодосса.
– Не держи меня за дурака! – вновь раздался резкий голос Парна.
– Если не хотите присоединяться, ваше дело. Просто оставьте девушку и покиньте это место. Но если откажетесь, то пощады не ждите. Хотите умереть бессмысленной смертью? Что ж, пусть так и будет!

Карла яростно замахала руками, напевая слова текущей, словно вода, песни. Когда она закончила заклинание, множество сгустков красного света сформировалось у неё над головой. Они вращались в воздухе, будто живые.

– Невероятно! Каждый из этих огней – заклинание. Даже одного будет достаточно, чтобы убить всех нас, – голос Слэйна дрожал от отчаяния.
– Мы можем что-нибудь сделать? – спросил Парн.
– Нет. Даже создание одного или двух таких потребует всей моей силы.
– Понял.

Парн уже всё решил. Вместо того, чтобы позорно отступить и сдаться, он будет героически участвовать в битве, так же, как и его отец. Контролируя своё дыхание, он поднял меч на высоту плеча и нацелил его остриё в сторону Карлы и приготовился к рывку. Поняв, что он собирается сделать, Дидлит ахнула, а потом перевела дыхание, чтобы начать говорить.

– Постойте! – девичий голос на мгновение опередил и Парна, и эльфийку. – Стойте. Если я пойду с вами, вы простите этих людей?

Это была принцесса Фианна. Её глаза были полны мужества и холодной решимости. Обернувшись к ней, Этох увидел в её профиле достоинство, полагающееся принцессе. Также он увидел её красоту и истинные чувства. Принцесса дрожала, но лишь немного. Юноша тихо подошёл к ней.

– Ваше высочество, мы должны тянуть время. Карла не посмеет использовать это заклинание, так как может повредить вам. Если мы атакуем все вместе, то сможем выиграть достаточно времени, чтобы вы смогли сбежать. Вы умеете ездить на лошади, не так ли? Скачите галопом через поле и прямо в лес. Позже вы сможете добраться до города. Верьте в защиту Фариса и идите!

Летописи войн Лодосса Record of Lodoss War новелла

Этох поднял руки, вызывая свечение святой магии. Пусть лишь на мгновение, но свет, затмивший даже солнце, взорвался у него над головой. Карла отвела глаза, ослеплённая неожиданной атакой священника. Не зная, что ей делать, Фианна посмотрела на Этоха.

– Быстрее! – приказал Этох девушке. Она сорвалась с места и побежала назад по дороге. Слэйн пробормотал заклинание темноты, создавая стену из теней между Фианной и Карлой, чтобы скрыть принцессу от ведьмы. Затем, двинувшись вперёд, он начал петь другое заклинание на древнем руническом языке.
– О свободный дух воздуха, сильф! Останови все вибрации воздуха и сотри все звуки! – Дидлит наложила на ведьму заклятие тишины и выхватила шпагу. Гим и Парн были уже наготове.

Карла направила шары, висевшие в воздухе, в этих двоих, затем нарисовала в воздухе сложный знак и начала произносить заклинание. Но слов не было слышно, рот ведьмы бесцельно открывался и закрывался. Это было заклятие тишины, наложенное эльфийкой. Сильф, как и было приказано, остановил вибрации воздуха.

– Хватит ваших хитрых трюков! – слегка повернув кольцо на левой руке, Карла возвела невидимый магический барьер перед собой. Затем она отступила назад, выходя из области действия заклятия тишины.

Парн возник перед ней с мечом в руках, но барьер, созданный Карлой, остановил его. Его мышцы онемели, и ему пришлось поддерживать меч щитом, чтобы не уронить.

– Похоже, вы хотите умереть! – закричала Карла. И, сконцентрировавшись, резко расширила барьер вокруг неё. Удар этого барьера пришёлся по Парну, Гиму и Дидлит, разбросав их в стороны…

Парн без особого успеха боролся с заклинанием, злясь на собственное бессилие.

Но в этот самый момент уже отчаявшийся отряд Парна увидел вдалеке поднимающиеся клубы пыли. Слэйн, всё ещё находящийся под действием заклятия дальновидения, отчётливо рассмотрел, что это было.

Стащив с себя капюшон, Слэйна обратил своё счастливое лицо к Этоху, стоявшему рядом, и Вуду, спрятавшемуся под каретой, и сказал:

– Это группа рыцарей Валиса! Двадцать человек. И ведёт их мужчина в робе. Это кто-то из Академии Мудрецов. Должно быть, Эльм, придворный маг Валиса.

Этох от всего сердца поблагодарил своего бога. Затем он громко сказал Парну и остальным о прибытии подкрепления.

– Хвала небесам! – лицо Парна осветилось радостью, превращая его совсем в другого человека, не похожего на того, кто ещё мгновение назад был в полном отчаянии.

Карла тоже услышала крик Этоха. На самом деле дерзкий жрец специально сказал об этом так громко. Гнев заполнил её, но тут же исчез. Не может быть, чтобы судьба обрекла её на смерть здесь.

Карла изменила заклинание, которое произносила, и обернулась. Как и сказал жрец, большая группа всадников приближалась к ней. Она даже могла расслышать голоса, кричавшие “Принцесса!” Карла сдалась и сделала глубокий вдох.

– Скажите спасибо своей счастливой звезде. Но не слишком полагайтесь на неё. Если вы ещё раз перейдёте мне дорогу, даже чудо вас не спасёт.

Карла отменила барьер и начала произносить другое заклинание. Его слова отличались от слов древнего рунического языка. Скорее оно было похоже на молитвы Этоха.

– Это магия Марфы! – воскликнул изумлённый Слэйн.

Этоху показалось странным, что маг более осведомлён о святой магии, чем он. Он знал, что Слэйн поклонялся богу знаний Радхи. Но Этох никогда не слышал, что он был жрецом.

Карла, продолжая криво улыбаться, внезапно исчезла, прямо на глазах наблюдающей за ней группы людей.

– Видимо, эта ведьма – жрица Марфы. Магия, которую она использовала, называется заклятием возврата или что-то вроде того. И только жрицы Марфы знают, как ею пользоваться.
– Ты сказал, только жрицы Марфы могут его использовать? – глаза Гима горели неподдельным интересом, когда он подошёл к Слэйну. Слегка удивлённый настойчивостью гнома, Слэйн утвердительно кивнул.
– Только высшие жрицы Марфы могут использовать это заклинание. По крайней мере, я так слышал.
– Так я и думал! – закричал Гим.
– И что же ты думал? – спросил Слэйн. – Тебе, кажется, что-то известно. Что ты скрываешь от нас?
– Ничего я не скрываю! – вновь крикнул Гим и отвернулся.

В сердце гнома перемешались радость и гнев.

“Я не хочу в это верить, но… И почему она использовала эти рунические заклинания? Почему она помогает Мармо?”






Глава 7

Облегчённо вздохнув, Слэйн подошёл к Парну. Много лет назад Эльм был одноклассником Слэйна в Академии Мудрецов. Эльм был на десять лет старше его, но они были на равных, так как Слэйн был принят в академию в возрасте двенадцати лет. Эльм был необыкновенно одарён – в этом он не уступал Вагнарду – но в отличие от того был ревностным последователем Фариса.

Десять лет назад, когда король Фан взошёл на престол, он выбрал Эльма в качестве своего придворного мага, и Эльм оставил Алан.

– Давно не виделись, лорд Эльм. Вы помните меня? Я – Слэйн Звездочёт, – Слэйн уважительно поклонился магу средних лет, едущему верхом во главе отряда рыцарей.

Пока рыцари осторожно объезжали группу Парна, маг, одетый в такую же синюю робу, внимательно осмотрел одежду и тонкое лицо Слэйна.

– Благодари Фариса, что у тебя такое заметное лицо и голос. Я помню тебя. Ты вырос, мальчик.
– Благодарю.
– Я должен спросить тебя, что ты здесь делаешь. Ходят слухи, что Академия Мудрецов разрушена. Поэтому ты отправился в путешествие?
– Что-то вроде того, – уклончиво ответил Слэйн. Не было времени подробно всё объяснять. – Что важнее, вы ведь ищете принцессу Фианну, лорд Эльм?
– Да, верно. Но откуда ты про это знаешь? Мы шли сюда по следам купеческого каравана. Увидев, что ты с кем-то сражаешься с помощью магии, мы поспешили на помощь. Принцесса здесь?

Слэйн кивнул.

– Это длинная история, но принцесса действительно с нами. Мы помогли ей сбежать от мага, с которым только что сражались.

Зазвучали радостные возгласы рыцарей. Слэйн обернулся. Отлично выбрав время для появления, Фианна шагнула сквозь стену тьмы, созданную Слэйном. В конце концов, она решила не бежать, а остаться с ними. Рыцари рванулись ей навстречу.

– Похоже, вы говорите правду. В таком случае, я должен поклониться вам. Слэйн, позволь мне поблагодарить тебя. Ты вырос в отличного мага. Нашёл ли ты свою звезду?
– Нет, ещё нет, – Слэйн опустил голову. – Но давайте вернёмся к нашему делу. Именно усилия молодого человека, что стоит у меня за спиной, позволили нам спасти принцессу. Без его сообразительности у нас ничего бы не вышло.
– Вот как? – спросил Эльм, спрыгивая с лошади. – Тогда я также должен поблагодарить этого молодого воина. Как твоё имя?
– Меня зовут Парн, лорд Эльм, – Парн по-рыцарски поклонился Эльму. Однако он не испытывал к Эльму никакой симпатии. Из-за святых рыцарей в белых одеяниях, окруживших их, в голове Парна кружились всё те же противоречивые мысли, как и вчера. – Я сын Тезиуса, который расстался с жизнью, будучи святым рыцарем.

Парн был сам удивлён, что эти слова так легко выскользнули у него из горла. Но, как он сказал однажды, он хотел узнать, какой шок это вызовет среди святых рыцарей. Рыцари Валиса, по крайней мере, должны были узнать правду о смерти его отца.

– Ты говоришь о святом рыцаре Тезиусе? – реакция Эльма была на удивление сильной. Сердце Парна забилось быстрее. – Это правда? Ты действительно сын Тезиуса?
– Да, и броня, которую я ношу, служит тому доказательством. Хоть она и изношена, это броня святого рыцаря Валиса.
– Хм, теперь, когда ты упомянул об этом, я действительно вижу сходство, – сказал Эльм.
– Это правда, лорд Эльм. Броня этого человека такая же, как наша, - подтвердил кто-то из рыцарей.
– Если вы так говорите, это действительно правда. И никто не станет называться сыном Тезиуса, не зная, что это означает.
– Пожалуйста, ответьте мне. Почему умер мой отец? Моя мать ничего не мне говорила об этом. Она сказала лишь, что я должен верить в мужество моего отца. Но ходят слухи, что его смерть была бесчестной. Я слышал, что некоторые даже называют его трусом.

Эльм подошёл к Парну и положил свою тяжёлую руку ему на плечо.

– Это правда, что твой отец пошёл против кодекса рыцарей. Но его смерть не была бесчестной. В то время твой отец был назначен охранять северную границу вместе с другим молодым рыцарем. Видишь ли, там часто случались набеги кочевников из пустыни. Его задание было простым – охранять свой пост, а если случится вторжение, сообщить об этом. Некоторое время спустя к нему прибежали мужчины из соседней деревни. Они сказали, что на них напали бандиты. Кодекс рыцарей суров. Рыцарь должен следовать приказам вне зависимости от обстоятельств. Но в таком случае жители деревни погибли бы. Там было много бандитов. Так много, что он вряд ли смог бы победить их в одиночку. Но, понимая это, твой отец сел на лошадь и отправился на помощь. Его напарник хотел поехать с ним, но Тезиус отказался. Если бы он согласился, то, возможно, остался бы жив. Но он не хотел, чтобы ещё кто-то нарушил кодекс и был наказан за неподчинение. И, главное, не хотел оставлять пост без надзора. Поэтому он пошёл один, и благодаря его усилиям деревня была спасена. Но из боя Тезиус не вернулся.
– Это правда?.. – голос Парна дрогнул.
– Да. Честно говоря, мы должны были прославить его подвиг. Но кодекс рыцарей священен. И не знает исключений. Поэтому мы вынуждены были лишить Тезиуса его титула святого рыцаря. Но те, кто знает правду, искренне ценят его мужество.
– Для нас, рыцарей, имя Тезиуса является одним из самых уважаемых. Из-за того, что мы не могли рассказать правду, появилось много грязных слухов. Но это просто слухи. И нет другого рыцаря, чья история пересказывалась бы среди нас так часто, – сказал Парну один из святых рыцарей.
– Это замечательно! – Дидлит мягко взяла руку Парна в свою.
– А теперь имя Тезиуса будет пользоваться ещё большим уважением среди нас. Ведь именно его сын спас нашу пропавшую принцессу. Это, должно быть, знак Фариса.
– Какое облегчение! Всё-таки смерть моего отца не была бесчестной…

Впервые Парн был искренне рад, что носит эту броню. Его отец всё сделал правильно. Парн, окажись он на его месте, поступил бы точно так же. Это было доказательством того, что в их жилах течёт одна кровь.

“Фарис, благодарю тебя, что сделал меня сыном своего отца!” – Парн сделал глубокий вздох и посмотрел на ярко-синее небо.






Часть 4. Великий мудрец

Глава 1

Их спокойное путешествие к столице Валиса, городу Ройд, заняло ещё восемь дней. Как и следовало ожидать от столицы, Ройд был большим городом, не менее шумным, чем Алан. Город был построен в дельте реки, и, кроме замка и храма Фариса, других высоких зданий в нём не было. Но даже замок в сравнении с королевским дворцом Аллании или Сияющим Холмом в Каноне казался низким.

– Это Ройд? Он меньше, чем я ожидала, – сказала Дидлит, забыв, что Эльм рядом.

Парн тихонько кивнул, соглашаясь с оценкой эльфийки.

– Я бы попросил вас воздержаться от сравнений с “тысячелетним королевством” Алланией. Как вы знаете, Валис был основан чуть более ста лет назад. Мы ещё молодое государство. Однако верность наших граждан своей стране не слабее, чем в других королевствах, – похвастался Эльм, приветствуя горожан, которые кланялись ему, когда он проходил мимо.

Улицы Ройда были многочисленны и походили на лабиринт, из-за чего незнакомый с ними человек с трудом мог ориентироваться здесь. Это, разумеется, являлось мерой предосторожности, мешающей потенциальному захватчику быстро добраться до замковых ворот.

В отличие от Алана, здесь не было зданий странной формы, и архитектура города была довольно обычной: дома аккуратно выстроились по обеим сторонам улиц, достаточно широких, чтобы карета могла по ним спокойно проехать. Разумеется, поскольку это была столица, оживлённые человеческие голоса доносились из многочисленных магазинчиков, продающих всякую всячину. Хоть страна и находилась в состоянии войны, для этих людей битвы и сражения были лишь далёкими событиями, не влияющими на их повседневную жизнь.

Группа преодолела уже приличное расстояние, после того, как въехала в город. Наконец, они достигли ворот, пересекли подъёмный мост и вошли в замок. Стражники, заметив Фианну в центре группы, прокричали её имя, приветствуя принцессу. Похоже, все в замке любили своевольную девушку. Смущённо улыбнувшись, Фианна помахала им в ответ.

После того как группа проехала чуть дальше вглубь двора замка, Парна и его товарищей попросили спешиться. Подчиняясь инструкциям рыцарей, они оставили лошадей и вошли в здание. Парн чувствовал себя немного неудовлетворённым, так как Эльм с Фианной оставили их позади, а сами отправились вглубь дворца. Однако протестовать он не посмел и молча последовал за рыцарем в другую сторону.

Комната, куда их привели, была наполнена шикарной мебелью. Будучи размером с дом Слэйна, она вмещала в себя большие диваны с подушками на них и лакированный стол из дерева-наперстянки, привезённый с континента. За стеклянными фасадами шкафов, также разместившихся здесь, виднелось множество бутылок дорогого вина и бренди, рядом с которыми стояли красивые бокалы. Одна стена была украшена картиной, написанной рукой мастера, изображающей легендарный бой с демоном, а другая, чтобы не уступать, являла взору коллекцию роскошных украшений.

– Как и следовало ожидать от страны, столь набожно поклоняющейся Фарису, – пробормотал Слэйн, увидев витраж в одной из стен.
– Я не думаю, что они позволят нам здесь напиться, – сказала Дидлит, заметив как глаза Парна сверкнули, при виде ассортимента бутылок с алкоголем.

Гима мало интересовала выпивка, но он усмехался про себя, когда обходил комнату и видел различные предметы, созданные руками мастеров-гномов.

– Я всё ещё не могу расслабиться, – несмотря на эти слова, тон Слэйна был самым обычным. Ничего в комнате не привлекло его интерес. Он даже поймал себя на мысли, что, если бы было нечего больше делать, он мог бы вытащить из сумки одну из своих книг и начать читать.

– Клянусь, эта фантастическая комната не предназначена для таких, как я. Я чувствую себя так, словно застрял в тюрьме для королевских особ. Мне даже не хочется здесь напиться. Я бы хотел, чтобы они там поторопились, чтобы мы могли побыстрее убраться отсюда, – проворчал Вуд, садясь на диван.

В этот самый момент раздался стук в дверь, и человек, оказавшийся слугой, вошёл в комнату. Вуд был настолько поражён, что даже отшатнулся, заставив остальных рассмеяться.

– Его Величество Король ждёт вас. Сюда, пожалуйста, – слуга поклонился и сделал знак, чтобы они следовали за ним.

Понимая, что только слуге королевской семьи будет доверено передать такое сообщение, Парн нервно поклонился в ответ и вложил в ножны меч, за который схватился. Он беспокоился о своей грязной броне, но с этим ничего нельзя было сделать. Он вытер самые запачканные места небольшим полотенцем, после чего бросил его в свою сумку.

Путь от комнаты, куда их привели сначала, до комнаты, где король принимал посетителей, был долгим. Восхищаясь размерами дворца, Парн осматривал всё вокруг, стараясь запечатлеть это в памяти.

Пока они шли, им встретилась группа рыцарей в незнакомых доспехах. Слэйн, на лице которого застыло привычное отсутствующее выражение, заметил, что рыцари приветственно поклонились им, и поклонился в ответ.

– Ты же видел только что группу рыцарей, верно? – прошептал Слэйн на ухо Этоху.
– Да, а что?
– Это рыцари из Флейма. Интересно, Флейм присоединился к войне против Мармо? Если да, то это хорошие новости, – сказал Слэйн.

Этох согласился со Слэйном – если Флейм примет участие в войне против Мармо, то окажется сильным союзником, ведь никто на Лодоссе не владеет мечом так хорошо, как рыцари этой страны.

Комната для приёмов оказалась самой обычной комнатой, отражавшей простой характер короля, в отличие от роскошной гостиной, призванной производить впечатление на гостей. В центре, на каменном полу была расстелена красная ковровая дорожка, вокруг которой стояли рыцари и их дамы, а также дворцовые слуги, одетые в униформу. Парн был ошеломлён. Волна эмоций захлестнула его и вскружила голову, но он вспомнил про свою рыцарскую гордость, подтянулся и шагнул вперёд на ковёр.

Красная дорожка вела наверх, по ступенькам небольшой лестницы, прямо к трону, за которым на стене висел огромный портрет, изображавший короля с серебряным крестом Валиса и символом Фариса.

На самом же троне сидел легендарный король.

Он был одет в свободную мантию, а его борода была достойна даже гнома. Морщины на его лице свидетельствовали о множестве совершённых им великих дел. Хотя ему было более шестидесяти лет, его взгляд нисколько не потускнел, оставаясь столь же острым, как и раньше, и при этом в его глазах, смотревших на шестерых искателей приключений, был целый океан доброты. Когда его взгляд упал на Парна, у юноши перехватило дыхание, и он опустился на колено, словно не мог больше стоять. Остальные последовали его примеру.

Рядом с королём стоял придворный маг Эльм, успевший переодеться в красивую белую мантию, а также старик, на одежде которого был вышит символ Фариса. Это, должно быть, Генахт, верховный жрец храма Фариса. Этох опустил голову. Его дыхание перехватило от одного лишь взгляда на него.

Ещё один человек с короной на голове сидел на втором, временном троне.

Слэйн сразу заметил герб в виде сокола, вышитый на его одежде. Этот человек, очевидно, был знаменитым королём-наёмником Кашу. Значит, Флейм действительно решил присоединиться к войне против Мармо.

– Вы, должно быть, те, кто спас мою дочь. Я благодарен вам до глубины моей души. И прошу прощения, что моя дочь не может присоединиться к нам. Она должна молиться и каяться в своих грехах в храме Фариса.

Голос короля был спокоен, но величественен, и заполнял собою каждый уголок комнаты.

– Но, несмотря на то, как глупо она поступила, она всё равно моя дочь. И я очень благодарен, что вы спасли её. Пожалуйста, простите мою прямолинейность и примите это в качестве знака моей вам признательности.
Вслед за этими словами короля, дворцовый слуга, тащивший тяжёлый на вид мешок, подошёл к Парну.

Склонившись на одно колено, слуга сказал:

– Пожалуйста, возьмите это.

И передал мешок юноше.

– Спасибо, я принимаю это с благодарностью, – думая, что отказываться будет невежливо, Парн поклонился и взял мешок. Почувствовав его немалый вес, Парн понял, что “знак признательности“ оказался существенным денежным вознаграждением.

“Вуд, несомненно, будет рад”, – Парн передал сумку вору, а затем вновь повернулся к королю, всё также стоя на одном колене.

– Пожалуйста, не нужно этого. Да, я король, но я также и отец моей дочери. Это я должен сейчас стоять перед вами на коленях. Но поймите, пожалуйста. Не как отец, а как король, я должен наказать принцессу Фианну. За то, что она покинула замок без разрешения, ей будет запрещено выезжать куда бы то ни было в течение двух месяцев. В качестве наказания она останется всё это время в своей комнате. И, переходя к вопросу о похитителе моей дочери. Эльм уже доложил о том, что ему удалось выяснить. По словам моей дочери, похоже, что похитителем был маг, стоящий на службе Мармо. Однако нам бы хотелось выслушать и ваше мнение на этот счёт. Вы, в конце концов, сражались с этой ведьмой и выжили.

Парн обернулся и подал знак Слэйну. Слэйн кивнул, сделал шаг вперёд и поклонился собравшимся в комнате людям.

– Я начну. Меня зовут Слэйн. Я был студентом той же Академии Мудрецов, где обучался и лорд Эльм, и учился у великого мастера Ралкаса. Я деревенщина, поэтому не особо владею манерами, но я прошу простить это моё преступление. По моему мнению, колдунья, с которой мы столкнулись, невероятно сильна. Она владеет как рунной магией, так и магией Марфы. А кроме того, она имеет достаточно сил, чтобы использовать эту магию так небрежно, что я бы даже сравнил её с покойным мастером Ралкасом. Я не хочу этого говорить, но я не представляю, чтобы лорд Эльм сумел повергнуть шестерых святых рыцарей одним лишь заклинанием.
– Это правда, я бы не смог такого сделать. Магия огня сильна, но я не верю, что маг смог бы одолеть шестерых рыцарей одним лишь огненным шаром.
– Однако та ведьма сделала это.

В комнате возник переполох, каждый хотел вставить в разговор своё слово.

– Тишина! – подняв правую руку, король Фан остановил суматоху. – Вы считаете, что эта ведьма могущественнее, чем лорд Эльм?
– Именно так, – Слэйн вновь опустился на колено.
– Хмм, не ожидал столкнуться с магом, более сильным, чем Эльм, который считался лучшим учеником Ралкаса. Могущество этой ведьмы действительно пугает. Эльм, знаете ли вы что-нибудь о ней? Она называла себя Карлой или что-то в этом роде.
– Я тоже не мог поверить в то, что рассказал Слэйн, поэтому пытался вспомнить что-либо, связанное с этим именем. И, в конце концов, вспомнил легенду о ней.
– Ох, вот уж действительно, нет ничего, чего бы вы не знали. Так что это за легенда?
– Согласно ей, когда-то давным-давно этими землями правило древнее королевство. Мы знаем, что маги тех времён были намного сильнее нынешних. До нас дошло только небольшое количество фраз на древнем языке. Ну, говорят, что когда королевство пало, маги разделили его судьбу. Только одна волшебница пережила нашествие кочевых племён, разрушивших ту древнюю страну. Её звали Карла, и кочевники запомнили её как могущественного мага, принёсшего гибель множеству их соплеменников.

Фан слушал рассказ, чуть склонив голову набок. А когда Эльм закончил, король поднял свою украшенную драгоценностями руку с подлокотника трона и указал на него пальцем.

– То есть вы считаете, что та легендарная волшебница и ведьма, похитившая мою дочь, одно и то же лицо? Я знаю, что маги без труда могут менять свой облик. Но если ваша теория верна, эта женщина прожила уже пятьсот лет!
– И по этой причине я не могу подтвердить истинность моей теории. Но ведь я всего лишь новичок в сравнении с кем-то вроде великого мудреца Ворта.

Услышав имя Ворта, Фан рассмеялся.

– Ха-ха, он странный малый. Хотя это правда, что у него достаточно знаний, чтобы называться великим мудрецом. Я восхищаюсь своим предшественником, который уговорил его, пусть и ненадолго, занять место придворного мага.
– Однако, если кто и знает правду о личности ведьмы, то это Ворт.
– Возможно, вы и правы. Нет, вы точно правы. Но кто отправится к горе Мосс, чтобы спросить его об этом? Война с Мармо в самом разгаре, мы не можем послать туда даже одного солдата.
– Существование ведьмы по имени Карла беспокоит меня. Если она действительно та выжившая волшебница из древнего королевства, то нам ещё придётся столкнуться с их могущественной магией. Королевский дворец Канона, Сияющий Холм, пал потому, что гигантские метеориты обрушились на него с неба. Я не хочу об этом говорить, но тот некромант, Вагнард, не обладает достаточной силой, чтобы осуществить подобное.
– Я понимаю. Значит, мы должны установить её личность любой ценой, – слегка скривившись от манеры разговора Эльма, кивнул Фан. – Но мы не можем доверить столь важную миссию кому попало. Этот эксцентричный тип ненавидит, когда вокруг него много людей. Ненавидит так сильно, что никогда не покидает горы Мосс. А чтобы попасть к нему, нужно преодолеть руины, оставшиеся после южных гномов, которые называются “Пещеры зла”. Говорят, дракон спит в тех пещерах, а огры сделали их своим домом. Леонас, это важная миссия. Выбери для неё лучших из рыцарей, – король обратился к человеку, державшему декорированный драгоценностями шлем, который стоял слева от него.
– Могу я предложить нашу помощь в этой миссии? – Парн сильно колебался, прежде чем сказать эти слова. Но как только он начал говорить, то сразу расслабился, ощутив, что достоин этого задания. – Мы странствующие воины. В военное время мы можем выступать в качестве наёмников. Если вы пошлёте туда своих рыцарей, это отразится на военной силе Валиса. Поэтому вам выгоднее будет отправить нас, ведь мы не являемся частью вашей армии.

Глядя на серьёзного юношу, стоящего перед ним, опустившись на колено, Фан впервые за долгое время почувствовал себя молодым.

– Это он? Тот, кто называет себя сыном Тезеуса? – спросил Фан Эльма.
– Да, это он, – ответил Эльм.

“Хм, лицо и голос Парна действительно в некоторой степени напоминают Тезеуса”, – подумал Фан. – “И его действия тоже. Приносящей славу и почёт битве он предпочитает простое расследование”.

Фан думал, что этот молодой человек обязательно скажет, что хочет стать рыцарем Валиса. Он слышал от Эльма, что Парн имел такие намерения. Эльм даже похвалил его характер, сказав, что Парн замечательный молодой человек. Эльм также добавил, что Парну предстоит ещё многое узнать, разумеется. Он имел необходимую отвагу, а кроме того был сыном Тезеуса. Но делать его святым рыцарем лишь на таких основаниях означало посеять семена недовольства среди других молодых рыцарей, которые ничего не знали о Тезеусе. Звание святого рыцаря присваивалось только достойным и только после сурового испытания. Если странствующий воин внезапно будет посвящён в рыцари, даже среди ветеранов найдётся достаточно недовольных. Но если он пройдёт испытание – другое дело. Даже если молодые рыцари не слышали о Тезеусе, все они прекрасно знали что такое руины, оставшиеся от южных гномов.

– Парн, я сожалею, что нам пришлось так поступить с Тезеусом. Он не получил похорон, достойных рыцаря, и мы даже отправили твою мать за пределы Валиса, так как опасались за её безопасность. Поэтому я бы хотел, чтобы ты сражался на нашей стороне, как рыцарь. Однако, чтобы присоединиться к рыцарям, требуется пройти испытание. Поэтому я принимаю твоё предложение. Я напишу письмо Ворту. Пожалуйста, выполните эту миссию. И тогда, в качестве награды, я приму тебя на службу.
– Я буду верно служить вам, даже если это будет стоить мне жизни, – сказал Парн восторженно.
– Хорошо. Но помните, что путешествие к башне Ворта будет трудным. Как вы знаете, вам придётся пересечь кишащие гоблинами руины. А кроме того, вас может вновь начать преследовать та ведьма. Ты действительно хочешь пойти?
– Конечно, – Парн начал думать о себе, как о герое. Пусть даже второстепенном, но его это устраивало.
– Замечательно. Я чувствую себя воодушевлённым – впервые за долгие годы, – король-герой громко рассмеялся, встал с трона и захлопал в ладоши.
– Сегодня великий день. Встреча со справедливым королём пустыни и храбрым сыном Тезеуса развеяла все сомнения в том, что мы сможем одолеть Мармо. Готовьтесь к пиру! Сегодня мы будем праздновать от души!

Как только Фан закончил свою речь, отовсюду донеслись возгласы одобрения. Затем открылись двери, и в комнату вошло множество слуг, чтобы начать подготовку к празднику. Сам король Фан покинул помещение в сопровождении Эльма и Генахта.

Заиграла музыка, знаменуя начало празднования, которое было всё же больше ради короля Кашу, чем в честь группы странствующих авантюристов, спасших принцессу Фианну.

Король Кашу ещё не достиг тридцатилетнего возраста. Тем не менее, он, с юных лет прославившийся своей храбростью, был героем, который изгнал дикие племена из Флейма и создал на этой территории государство, когда ему было едва за двадцать. Хотя он заработал прозвище “Король-наёмник” за свои прошлые подвиги, он был не просто отличным бойцом. Молодой король правил менее десяти лет, но уже успел зарекомендовать себя грамотным политиком и добрым человеком.

Поскольку дикие племена знали тёмную магию и часто атаковали Валис, создание нового королевства на территории Флейма горячо приветствовали и король Фан, и весь Валис. Король Кашу также, в свою очередь, стремился стать союзником Валиса и специально приехал по случаю шестидесятилетия Фана, чтобы показать связь Валиса и Флейма.

После этого Фан объявил себя и Кашу друзьями, не обращая внимания на разницу в возрасте.

Король-наёмник был популярен даже в пределах королевского дворца Валиса. Дамы следовали за ним повсюду, так как король был всё ещё холост. То же делали и молодые рыцари, желавшие услышать рассказы о его подвигах.

Парн тоже был окружён рыцарями. Они относились к сыну Тезеуса, как к старому другу, и восхваляли его храбрость.

Дидлит и Гим также привлекли внимание, ведь увидеть в королевском дворце эльфа или гнома – большая редкость. Дидлит, которую осыпали вопросами, не могла скрыть своего смущения. Глядя на одеяния дам, она невольно думала, что, должно быть, утомительно носить такую неудобную и сковывающую движения одежду, и отвечала на их вопросы без особого энтузиазма.

Этох тоже был окружён молодыми дамами, восхищёнными храбростью странствующего священника Фариса.

Вудчак был единственным, кто не оказался в центре всеобщего внимания. Хотя другие – даже Гим и Слэйн – получали свою долю почестей, с ним никто не говорил, словно не замечая его присутствия.

“Как будто есть разница между тем, что сделал я, и тем, что сделал Парн”, – в сердце Вуда разгоралось пламя зависти.

Наступила ночь, знаменуя начало бала. Разумеется, странствующие искатели приключений не могли знать обычаев, принятых в королевском дворце. Они сбежали в угол комнаты, словно там был магический барьер, способный защитить их от остальных присутствующих, и проводили время за едой, выпивкой и разговорами друг с другом.

– Похоже, нам придётся теперь пересечь гору Мосс. Спасибо капризу Парна, – несмотря на её слова, Дидлит не возражала против этой идеи. На самом деле, в глубине души, она хотела продолжать путешествовать вместе с Парном.
– Я знаю, что это будет непросто. Я хочу, чтобы вы все пошли со мной, но понимаю, что у вас могут быть свои планы. Возможно, что теперь, когда вы получили щедрую награду, вы больше не захотите рисковать своей жизнью. Если мне придётся отправиться одному, что ж, так тому и быть.

Слова Парна удивили Дидлит. Она думала, что он будет растерянным и немногословным. Но, похоже, он был уверен в себе.

– А вы довольно смелы, сэр рыцарь. Что ж, я признаю своё поражение и буду сопровождать вас.
– Я тоже пойду. И не надо меня благодарить. Это в моих же интересах, – сказал Гим с энтузиазмом, хотя его язык слегка заплетался от уже выпитого вина.
– И я тоже иду. Раз мы направляемся к великому мудрецу Ворту, как я могу упустить такой шанс встретиться с ним? – спросил Слэйн.
– Нужно ли мне что-то говорить, старый друг? – сказал Этох с улыбкой. Затем он посмотрел на Вуда.
– Ладно-ладно, понимаю. Я тоже хочу увидеть, чем всё это закончится. Я пойду с тобой. Вы не сможете обойтись без меня в любом случае, – пряча свои тёмные мысли, Вуд говорил весёлым голосом.

“Даже так, вы единственные, кому будут возносить почести за это. Только вам скажут спасибо за всё, что нам придётся пережить”.

В центре комнаты главный гость дворца, король Кашу, исполнял красивый танец вместе с одной из придворных дам.

Прежде чем стать королём, он был обычным воином. Вопрос о том, знает ли он придворный этикет, был одной из самых горячих тем для сплетен среди местных дам. Один из слухов гласил, что он никто иной, как второй принц Канона. Другой же утверждал, что Кашу происходит из одного из континентальных королевских домов.

Сам Кашу никогда не подтверждал этих слухов. Но и не отрицал их. Отвечая на вопросы, он говорил, что только настоящее имеет значение.

Королю Фану ещё предстояло показаться на балу. До тех пор вечер проходил в расслабленной атмосфере. Вудчак, Гим и Слэйн рано покинули праздник, отправившись спать в свои комнаты.

Парн и Дидлит остались, а Этох на нетвёрдых ногах бродил вокруг, позволяя юным леди ловить себя и заставлять рассказывать о своих приключениях.

– Ого, а он популярен, – сказал Парн, сделав недовольное лицо.
– Разумеется. Он ведь симпатичнее тебя, а то, что он священник, добавляет ему популярности в столь сильно поклоняющейся Фарису стране, как Валис, – Дидлит звонко рассмеялась и откинулась спиной к стене, рассеянно наблюдая за Этохом и дамами, что кружили вокруг него.
– Не возражаете, если я вмешаюсь в ваш разговор?

Внезапно раздавшийся рядом голос заставил Парна застыть на месте и разозлил Дидлит, которая наслаждалась редким моментом покоя и расслабленности.

– Что вам нужно? – она бросила острый взгляд на приближающегося человека.
– Какой смелый эльф, – сказал человек со смехом. Это был король Кашу.
– Простите её грубость! – быстро поклонился опомнившийся Парн.
– Не волнуйтесь. Нет нужды следить за манерами, разговаривая со мной. Я такой же странствующий воин, как и вы. Я путешествовал по миру, полагаясь лишь на свой меч.
– Мы можем вам чем-то помочь? – Парн ещё не расслабился, но ему понравилось добродушное поведение Кашу. Стоявшая рядом Дидлит даже не потрудилась скрыть своё недовольство и продолжала молчать.
– Нет-нет, ничего такого не нужно. Но я с удовольствием бы поговорил с молодыми странствующими авантюристами и послушал об их подвигах ещё раз.
– Это честь для нас.

Рассматривая молодого короля и невольно сравнивая себя с ним, Парн начал рассказ. Он не завидовал положению Кашу. Он просто хотел быть таким же хорошим человеком.

Летописи войн Лодосса Record of Lodoss War новелла

Когда он закончил первую часть рассказа, где-то неподалёку начал своё выступление бард. Его слова, сопровождаемые музыкой лютни, были сагой о легендарной последней битве против демона.

Однажды безумие людей извлекло демонов из той тьмы, что они звали домом.

Их тьма распространилась по всей земле, неся гибель людям и королевствам.

Но силы света поднялись против тьмы.

Люди стояли с мечами в руках.

Эльфы стояли, держа свои луки из сияющего дерева.

Гномы стояли, взяв в руки топоры вместо инструментов.

Их общий свет стал светом звезды надежды.

Эта звезда рассеяла тьму и победила: в лесах и горах, на море и в небе.

Гоблины бежали туда, откуда пришли – в свои священные земли, Глубокий Лабиринт.

В его глубинах была дверь, ведущая в мир духов, и демон, сидевший там на своём тёмном троне, одним движением пальца наложил проклятие на весь мир.

Сто избранных героев бросили вызов тёмному лабиринту смерти.

Многие из них встретили там свой конец.

Но всё же, даже в глубинах лабиринта воссиял свет.

Семь героев сражались с демоном. И шесть выжили, спася весь мир.

Один был рыцарем. Это был одетый в белую броню и орудующий святым мечом король Валиса Фан.

Один был воином. Убив демона, он потерял своё сердце. И стал тёмным императором Бельдом.

Один был гномом. Это был Флев – последний правитель затерянного королевства камня.

Один был магом. Это был Ворт, великий мудрец, который знал все тайны мира.

Одна была жрицей. Это была жрица Марфы, защитница природы Нис.

И последним был воин-маг. Этот защитник света умер безымянным.

Таким образом, свет вернулся, отодвинув темноту.

Парн слышал эту историю и прежде. Сейчас Лодосс вновь охвачен пламенем войны, но, по иронии судьбы, два бывших союзника, Бельд и Фан, теперь по разные стороны баррикад.

“Судьба забавная вещь”, - думал Парн, принявшись размышлять о том, почему Бельд отбросил своё героическое прошлое и стал императором Мармо. Почему он уничтожил Канон? Парн не мог этого понять. Что-то, должно быть, изменило Бельда.
Бал, казалось, мог продолжаться всю ночь. Также, как и разговор Парна с молодым королём пустыни.

Глядя на бессмысленную яркость бала, Дидлит вспоминала первую встречу с Парном. Потом она начала думать о своей родной деревне в лесу. Она поняла, что ей нужно больше времени, чтобы собрать семена истины, скрытые в их казалось бы бессмысленном ежедневном существовании. Наблюдая за юношей, который забыл обо всём, с головой погрузившись в дискуссию с Кашу, она внезапно подумала, что была бы не против, если бы сделала это, проведя вместе с Парном всю его оставшуюся жизнь.






Глава 2

Уродливые гоблины, склонив спины, сновали взад-вперёд через ворота замка. Наблюдая это отвратительное зрелище, Бельд задавался нелепым вопросом: что хуже, ужасный характер его прислужников или его собственное испорченное сердце?

Демонический меч, висевший на его левом бедре, зазвенел в своих ножнах, будто насмехаясь над хозяином. Бельд с силой схватил рукоять меча, словно желая задушить презираемого им врага.

– Что-то случилось? Вы весь день пребываете в задумчивости, - раздался голос позади него.

Вагнард. Он был надёжным советником – даже несмотря на то, что он мог лишь изредка использовать свою магию, Вагнард оставался грозным стратегом.

Во многом благодаря ему Бельд, имея под командованием всего лишь нескольких солдат, сумел завоевать так называемый тёмный остров, Мармо. С тех пор Вагнард стал официальным придворным магом. И, независимо от того, что было у него на уме, свою роль он выполнял безупречно.

– О, я просто любовался уродливой мордой гоблина-привратника. Интересно, мог ли Сияющий Холм, считающийся самым величественным и прекрасным замком Лодосса, иметь хозяина хуже, чем я?

Бельд носил красную броню и чёрный, развевающийся на ветру, плащ.

Его демонический меч звенел в ножнах, будто смеясь.

– Что более важно, Карле не удалось похитить дочь Фана.
– Да, видимо так. Но я уничтожу Фана и без этого.

Бельд с уверенностью во взгляде посмотрел на Вагнарда, одетого в чёрное. На маге была мантия Академии Мудрецов, которую он окрасил кровью тёмных эльфов. Подобно им, он мог использовать тёмную магию Фалариса.

Будучи довольно крепкого телосложения, Вагнард уверенно управлялся не только с посохом, но и с мечом. Из-за этого другие маги, презиравшие фехтование, считали его эксцентричным.

Вагнард использовал магию только тогда, когда это было абсолютно необходимо. Вернее, он просто не мог использовать её чаще. Таков был эффект от магического табу, наложенного на него мастером Ралкасом. Попытка произнести даже простейшее заклинание вызывала сильнейшую боль, расходящуюся по всему телу. Но он терпел эту боль, хотя обычный человек от такого сразу бы свалился в обморок. Вагнард мог проводить тёмные ритуалы продолжительностью в несколько часов, не теряя концентрации.

Причина, по которой Бельд был так уверен в некроманте, – его несокрушимая злая воля.

– Ведьма провалила даже задание, которое было поручено ей в Аллании. Может быть, слухи слишком превозносили её.
– Интересно. Эта женщина очень упряма и любит строить сложные планы. Она утверждает, что сможет заставить и другие страны, помимо Валиса, уничтожить самих себя.
– Если это правда, то она избавит нас от кучи проблем.
– Кстати, Вагнард, там не приезжало никого с отчётом? Некоторое время назад я слышал звук копыт скачущей лошади.

Вагнард сухо рассмеялся, причём его смех был похож на кашель.

– Ничего от вас не скрыть, ваше императорское величество. Это было сообщение от наших шпионов в Валисе. Король Флэйма находится в Ройде вместе с сотней своих всадников. Похоже, скоро Фан сделает свой ход.
– Значит, он наконец-то выступит против нас? – Бельд смотрел на небо, его губы сложились в тонкую улыбку. – Скрой солнце, когда наступит день битвы. Гоблины ненавидят солнечный свет, ты же знаешь.
– Как прикажете. Кстати, где эта Карла сейчас?
– Карла? Сейчас она должна быть в Моссе. Она сказала, что ей нужно встретиться со старым другом, который может помочь своими фокусами.
– Понятно. Эта женщина, кажется, очень занята. Интересно, каковы её цели, и зачем она помогает нам?
– Понятия не имею, – ответил Бельд безразличным тоном. – Мир полон вещей, которые интереснее, если ты их не знаешь.

Завернувшись в плащ, Бельд, громко топая, пересёк каменную мостовую и вошёл в ворота. Вагнард, словно тень, бесшумно последовал за своим хозяином.

Тем временем, Парн и его группа были высоко в горах Мосс. Примерно две недели прошло с момента, как они покинули Ройд. По пути они пересекли развалины гномьего Королевства Камня и победили множество гоблинов.

Каким-то образом они пережили это испытание и теперь направлялись к башне Ворта. Однако теперь им приходилось идти по неровной горной дороге. Тяжело дыша и обливаясь потом, внимательно глядя под ноги и стараясь не упасть, они продвигались очень медленно.

– Он выбрал ужасное место для жизни, – вздохнула Дидлит, использовавшая подобранную на обочине ветку дерева в качестве трости.

Вудчак согласно кивнул.

– Это правда. Этот Ворт старый чудак, да? Хотя надо отдать ему должное, раз он смог преодолеть весь этот путь самостоятельно.

Вокруг них были скалистые склоны, лишь слегка украшенные полевыми цветами. Группа шла по горному хребту. В какой-то момент Слэйн потерял равновесие из-за ветра и свалился вниз, но верёвка, которой он был связан с остальными, спасла его. Вудчак вытащил его, а Этох залечил полученные раны, но Слэйн, казалось, сдался и больше ничего не говорил, концентрируя всю энергию в ногах.

– Это то, что мы ищем? – Вудчак, идущий впереди, выпрямился и посмотрел вдаль, прикрывая глаза рукой.

Дидлит тоже заметила что-то, похожее на верхушку башни. Но это могла быть просто верхушка очередной горы. Слэйн начал читать заклинание дальновидения, и команда остановилась, чтобы отдохнуть и дождаться его доклада.

– Ошибки быть не может. Там, без сомнения, каменная башня, – бодро сказал Слэйн.

Желая рассмотреть цель повнимательнее, он прочитал заклинание полёта и теперь парил на высоте примерно вдвое выше Вуда, самого высокого члена их группы.

– Мы будем там через несколько часов.

Слэйн повторил это ещё раз, но никто не ответил. Все были встревожены тем, что им придётся идти ещё несколько часов.

– Давайте отдохнём тут немного, а потом уже сделаем финальный рывок, – сделав такое заявление, Парн опустился на ближайший камень.

Он вытащил маленькое полотенце и вытер пот со лба. Не имея возможности спрятаться от палящего солнца, юноша начинал ненавидеть свою броню.

Группа Парна никак не могла заметить, что за ними наблюдали. Из комнатки наверху башни два мага смотрели на них.

– Это те молодые люди, которые расстроили твои планы? – застенчиво спросил мужчина, одетый в серое, прежде чем захихикать.
– Не смейся надо мной, Ворт. Даже я как младенец перед волей Судьбы, – пришёл ответ от колдуньи, одетой в пурпурное платье. Совсем не выглядя раздражённой, она смотрела на изображение Парна в хрустальном шаре.

В круглой тёмной комнате, всю обстановку которой составляли лишь стол и четыре стула, кроме них двоих никого не было. Наружу вели две двери. Одна была из стекла и выходила на балкон, с которого открывался вид на горы Мосс и Озеро Над Небом. Однако зловеще светящийся хрустальный шар мог видеть намного дальше. Если нужно, он мог показать любое место на Лодоссе.

– Итак, что мы будем делать? Выйдем и сокрушим их?

Белые волосы Ворта свисали вниз, падая на спину. Когда-то они были чёрными, как перья его фамильяра - ворона, но даже он не мог остановить течения времени. Он был безбородым, что полностью открывало его морщинистое лицо. Глаза мага были широко раскрыты, как у ребёнка, а губы плотно сжаты, будто он только что съел что-то горькое.

Женщина издала странный смешок. Её чувственные красные губы приоткрылись, обнажая белые зубы, а драгоценный камень на лбу заблестел. Это была Карла. Она закончила свои дела в Моссе и пришла к башне, ожидая скорого прибытия группы Парна. Она раскрыла их планы, используя Зеркало Истины.

И вот, наконец, они появились.

– Сокрушим? Ты говоришь так, будто это очень легко. Но они весьма стойкие. Маг, например, довольно компетентен для такого молодого человека. Тебе лучше быть осторожнее. В конце концов, они перехитрили меня дважды.
– Да, даже несмотря на все сотни лет накопленного тобою опыта. Какие великолепные авантюристы! Нам стоит поговорить с ними хотя бы раз, прежде чем убить.
– После того, как ты встретишься с ними, ты не против, если я их прикончу?
– Только если ты сделаешь это в месте, где я не смогу этого увидеть, – серые глаза Ворта сузились. Его змеиные зрачки пристально смотрели на Карлу.
– Интересно, где же мне найти такое место? Насколько я знаю, на Лодоссе нет ничего, что могло бы укрыться от этого хрустального шара.

Карла приложила руку ко рту и рассмеялась. Улыбка ещё играла на её губах, когда она обратила холодный взгляд своих глаз к пожилому магу.

– Хорошо, Ворт. У меня нет намерения убивать их из-за мести. Это бессмысленно и противоречит моим принципам. Мои дела с ними закончены, и пока они сами не придут за мной, я не буду искать с ними встречи. Однако…

Карла оборвала себя на полуслове и посмотрела в хрустальный шар.

– Интересно, смогут ли они меня простить. Если нет, и если они решат бросить мне вызов, то, Ворт, я буду вправе использовать против них свою силу.
– Я вряд ли смогу тебя остановить, если это произойдёт.
– Не волнуйся. У меня нет ни малейшего желания их убивать. Они впечатлили меня так сильно, что я хотела бы привлечь их на свою сторону. Однако я думаю, что они придут за мной. Эти молодые воины ненавидят меня до глубины души.
– О чём ты только думаешь, Карла? – спросил Ворт серьёзным тоном.
– Что, разве ты не видишь? Эти молодые воины похожи на тебя и Фана, когда вы были молоды. Будто по воле Судьбы, они преодолевают трудности и достигают целей, которые сами перед собой ставят. Когда-нибудь они, безусловно, встанут у меня на пути, как смертельные враги, хотя сейчас, с их нынешней силой, я легко могла бы их победить.
– Понимаю.
– Они, должно быть, пришли, чтобы узнать, где я живу. Если они об этом спросят, скажи им. Ты должен это знать.
– Что я собираюсь делать, – сказал удивлённый Ворт, – так это соблюдать заключённую между нами сделку. Я не помогаю Фану, ты не помогаешь Бельду. Если мы вмешаемся, потери с обеих сторон будут слишком велики. Но наша сделка не включает в себя этих молодых авантюристов.
– Великий Мудрец Ворт, ты хочешь сражаться со мной? Мне казалось, что это против твоих принципов. Что заставляет тебя подвергать себя опасности ради их защиты? Из всех людей ты лучше всего знаешь, насколько бессмысленно бороться со мной.
– Да, знаю, – в магической схватке Ворт не проиграл бы. Но он не мог позволить себе убить Карлу, так как это привело бы к его собственной гибели. И он не знал, как обезвредить её, не убивая.
– Жаль будет потерять этих ребят, – встав со своего кресла, Карла ещё раз посмотрела на Парна через хрустальный шар. Она с любовью погладила его, и шар потемнел и больше ничего не показывал.
– Что ж, настало время приготовиться к прибытию наших героев. Нам нужно предоставить им выпивку и лёгкие закуски. Но нет никакой необходимости звать твоих молчаливых слуг. Они мои гости, поэтому вполне естественно, что я хочу показать свои навыки в приготовлении пищи. Так что, пожалуйста, одолжи мне свою кухню. И, Ворт, если у тебя есть какие-то просьбы, то не стесняйся. Ты же знаешь, я могу приготовить почти всё, что угодно.
– Скорее не ты, а девушка, чьё тело ты контролируешь, – сказал Ворт с отвращением.
– Ты прав. Но теперь это тело моё. Теперь оно принадлежит не Лейлии, жрице Марфы, а Карле, волшебнице… нет, ведьме.

Избегая взгляда ведьмы, Ворт вновь вызвал изображение в хрустальном шаре. На сей раз это был Бельд. Его молодое лицо почти не изменилось с тех пор, как они вошли в Глубокий Лабиринт, чтобы победить короля демонов. Благодаря силе демонического меча, его тело оставалось молодым, хотя он был не намного моложе Ворта, которому уже перевалило за шестьдесят.

Проклятие, оставившее его вечно молодым, также было тем, что заставляло Бельда искать власти над всем Лодоссом.

В последнем бою против короля демонов жрица Фариса умерла, спасая его.

– Лодоссу нужен король, один сильный король, который сможет установить здесь мир. Ты знаешь, что я думаю, Бельд? Я думаю, что ты сможешь стать таким королём, – таковы были её последние слова.

Жрицу звали Флаус. В молодости она путешествовала по Лодоссу в компании Бельда и ещё одного их спутника. До того как Бельд услышал её последние слова, у него не было никакого желания становиться королём.

Но эти времена давно прошли. Душа Бельда умерла в Лабиринте вместе с Флаус и теперь бродила в месте, напоминающем ад. А его тело, оставшееся в этом мире, теперь двигалось лишь для того, чтобы исполнить последнюю волю девушки.

Не было никакой разницы между конечными целями Бельда и Фана – вечный мир на Лодоссе, каким бы невозможным это ни казалось.

– Что за глупость! И какая печальная судьба.

Ворт начал чувствовать нескончаемый гнев по отношению к серой ведьме, которая вошла в его замок, будто к себе домой. Эта женщина – нет, самый сильный маг Древнего Королевства – относилась к ним и к их самым искренним желаниям, как к фигурам на шахматной доске, используя их для того, чтобы восстановить баланс сил на Лодоссе.

“Побеждают не чёрные и не белые, а серые? ” – Ворт мог увидеть исход этой войны, – “Карла пришла, чтобы избежать боя со мной, так как знала, что исход этой войны уже предрешён”.

На протяжении сотен лет, Карла тайно использовала героев, как шахматные фигуры, бесконечно играя с миром. Её влияние было причиной того, что объединённые королевства редко появлялись на Лодоссе, а если и появлялись, то их существование длилось недолго.

Ворт смотрел на Бельда в хрустальный шар. Смотрел пристально и внимательно.






Глава 3

– Мы наконец-то добрались!

Парн согнулся, упершись руками в колени, и тяжело дышал. Он был совершенно измотан. После привала им пришлось ещё четыре часа идти по горным тропам, которые оказались куда более извилистыми, чем они ожидали. Подумав о том, что это было делом рук великого мудреца, Парн преисполнился праведным гневом по отношению к Ворту.

– Этот мудрец просто эксцентричный старик! – раз за разом жаловался он Дидлит.

Дидлит сперва соглашалась, но в конце концов разозлилась:

– Если ты не хочешь встречаться с ним, то иди обратно в Ройд!

После этого они не разговаривали. В последнее время такое происходило всё чаще. Парн отказывался уступать Дидлит, и их ссоры участились. Однако это тоже было признаком взросления. Выросло не только его боевое мастерство, его характер также становился твёрже. Он развивался как личность, и на это, без сомнения, оказывали влияние короли Кашу и Фан.

Уверенность, с которой Парн руководил группой после ухода из Ройда, была удивительной. Всё, что теперь Слэйн мог сделать для юноши, это время от времени давать ему советы. Слэйн подумал, что после этого похода он мог бы помочь Гиму с поисками.

Хотя жилище Ворта и называлось замком, это была лишь одинокая каменная башня. Снаружи она не была ничем украшена и походила на обычную наблюдательную вышку.

Едва переведя дух, они направились ко входу. Башня была построена на вершине горы, и вокруг не было ничего, поэтому казалось странным, что здесь вообще кто-то может жить.

Возле двойной двери висел молоток в виде дракона, и Парн протянул к нему руку, чтобы постучать.

Скрип! Со странным ржавым звуком дверь открылась сама по себе прежде, чем Парн успел хотя бы коснуться молоточка.

– А-а-а! – заорал Парн и отдёрнул руку/ – Тьфу, что за противный старикашка. Это напугало меня.

Внутри было так темно, что ничего нельзя было разглядеть. Но когда Парн просунул голову, чтобы осмотреться, резко вспыхнул свет.

– Это меня бесит! – сжал кулак наполовину рассерженный, наполовину шокированный Парн.
– Это всего лишь магия. Как и ожидалось от великого мудреца, он старается держать нас в тонусе, - спокойно сказал Слэйн.
– Он перегибает палку! – крикнул в ответ Парн.
– Давайте зайдём внутрь. Мы ничего не узнаем, если будем стоять здесь и ругаться, – с этими словами Дидлит вошла в башню. – Простите! Я странствующий эльф, моё имя Дидлит. Нас сюда послал король Валиса Фан. Великий мудрец Ворт, вы здесь?

Её голос, отскакивая от стен, эхом отозвался по всей башне. Однако через некоторое время эхо утихло. Осмотревшись, Дидлит обнаружила лестницу, ведущую в подвал, а также винтовую лестницу, ведущую на верхушку башни. Эта лестница дважды огибала башню и заканчивалась у запертой двери. Дидлит подождала немного, но ответа не было.

– Что теперь? – повернулась она к нервничающему Парну.
– Неужели тут никого? – спросил Парн, дрожа от мысли, что они могли пройти весь этот путь лишь для того, чтобы узнать, что Ворта здесь нет. В таком случае они стали бы для всех посмешищем.
– Нет, мне кажется, что тут кто-то есть. Я слышу голоса наверху.

Слэйн откинул капюшон и переступил через порог башни.

– Я чувствую здесь огромную магическую силу. А также следы большого количества разнообразных заклинаний, достойных великого мудреца.

Слэйн подошёл к винтовой лестнице и, для эксперимента, поставил ногу на первую ступеньку. Лестница начала излучать бледное свечение, а затем, с ворчанием, стала двигаться вверх.

– Как удобно! Вот бы все лестницы во всех замках были такими! Знали бы вы, сколько у меня было проблем с лестницами в королевском дворце Валиса... – сказал Слэйн, обращаясь к Парну, когда лестница начала поднимать его наверх.

После бала они провели во дворце три дня. Для Парна и Слэйна это время было очень насыщенным и продуктивным. Слэйн провёл его за изучением древних рун и рунической магии в покоях Эльма, а Парну, как и было обещано, позволили присоединиться к королю Кашу в его тренировках с мечом.

Этох, в свою очередь, был официально признан священником высшим жрецом храма Фариса, Генахтом. Ему также предложили стать придворным священником и помочь с государственными делами, как только он вернётся с миссии по поиску Ворта.
Гим получил десять золотых монет от Вуда и направился в дворцовую кузницу, чтобы что-то там сделать. Никто не удивился, поскольку все знали, что он раньше работал кузнецом.

Только Вуд и Дидлит бездельничали, целыми днями любуясь красочными украшениями замка.

Слэйн постепенно поднимался, стоя на движущейся лестнице.

– Эй, подожди нас!

Движимый любопытством, Парн побежал к лестнице.

– Ну, думаю, она нас не съест, – сказал Вуд, осторожно вставая на ступеньку.

Остальные тоже начали подниматься по лестнице, однако площадка перед дверью наверху была слишком маленькой, чтобы шесть человек могло уместиться там одновременно.

– Извините. Меня зовут Парн, я странствующий воин. Я вхожу! – Парн адресовал эти слова закрытой двери, а потом взялся за ручку и толкнул её.

Дверь легко открылась. За ней был спиралевидный проход, слегка поднимающийся вверх. Вероятно, чтобы предотвратить скольжение, камень под ногами был немного шершавым.

Парн продолжил идти вперёд. Держась за стену, он чувствовал, что идёт по кругу. Затем он наткнулся на ещё одну дверь. На самом деле здесь было две двери – по обе стороны от него. Напрягая слух, он услышал разговор за правой дверью. Кажется, у мудреца уже был гость.

– Простите! Вы не отзывались, поэтому мы взяли на себя смелость подняться к вам наверх. Я Парн, странствующий воин.
– Заходите быстрее! – прозвучал раздражённый старческий голос.

Парн успокоился, подумав, что они всё-таки застали мудреца дома, и медленно открыл дверь.

Парн вошёл в комнату, опустив голову. Когда он поднял лицо, то не мог поверить, что всё, что он видит, происходит на самом деле.

– К-Карла, – простонал Парн почти беззвучно.
– Что ты здесь делаешь? – побледнела Дидлит. Одна её рука взлетела, чтобы прикрыть рот, а другая потянулась к рапире.
– Я не позволю вам сражаться здесь! – резко крикнул старик. Мышцы Дидлит напряглись от этого звука, и она перестала двигаться. Нет, она была вынуждена прекратить своё движение.
– Не переживайте. У меня нет желания сражаться с вами здесь. Ну же, расслабьтесь. Я просто хочу поговорить.

Они увидели, что на столе было достаточно бокалов для всех них, а также стояло несколько бутылок вина. Белый пар поднимался от кусков какого-то мяса, вероятно, оленины. Кроме того, на столе ещё были фрукты и овощи. Очевидно, их здесь ждали.

– Понятно. Мы тебя выслушаем, – Парн ещё не оправился от шока, однако слова Карлы послужили для него своего рода вызовом, и он вошёл в комнату.

Готовый выхватить клинок в любой момент, он сел в одно из кресел возле стола и с ненавистью уставился на Карлу.

Гим занял последнее свободное кресло, а четверо оставшихся авантюристов встали позади него. Вудчак стоял дальше всех от Карлы, сгорбившись и пытаясь сделать свою высокую фигуру как можно менее заметной.

Некоторое время в комнате царила полная тишина.

Карла разлила вино по бокалам, а потом, будто желая продемонстрировать отсутствие яда, налила вина себе и сделала элегантный глоток.

– И бокалы, и вино мои, так что расслабьтесь, – сказал пожилой человек, который, должно быть, и являлся великим мудрецом Вортом.
– Нет, мы сначала поговорим. Карла, почему ты здесь? И как вы узнали, что мы придём?

Парн придвинулся к Карле. С улыбкой взирая на угрожающее поведение юного воина, она вдруг заметила пристальный взгляд гнома, сидевшего рядом с ним. Посмотрев на маленького бородача, ведьма вновь обратила своё внимание на Парна.

– У меня нет никаких причин рассказывать тебе об этом. Но хорошо. Я объясню. Первая причина, почему я здесь, это моя давняя дружба с Вортом. Много лет назад мы вместе путешествовали. Другая причина, разумеется, заключается в том, что я хотела поговорить с вами. Что же до того, как я узнала, что вы придёте… это так просто, что мне даже нет нужды рассказывать об этом.

Карла положила локти на стол и скрестила руки. Только мизинец её левой руки был виден. Остальные же пальцы были сплошь покрыты кольцами различных размеров и формы. В последнем своём бою с ней авантюристы узнали, что это не просто украшения. Одним лишь движением пальца Карла была способна сотворить мощное заклинание.

– Ты, кажется, сказала, что хочешь поговорить с нами.
– Да. У меня есть предложение. Я признаю ваши способности. Я спрашивала вас об этом однажды, но спрошу ещё раз. Не хотели бы вы присоединиться ко мне? Я забуду все те неприятности, что вы причинили мне ранее.

Брови Парна гневно сдвинулись. Он собирался открыть рот, чтобы закричать на неё, но, вспомнив про присутствие Ворта, сдержался.

– Я услышал тебя. И ты что, действительно думаешь, что мы согласимся? Мы никогда не будем служить Мармо.

Его голос немного дрожал от гнева, но в остальном Парн казался на удивление спокойным. Хотя при виде снисходительности колдуньи, ярость юноши возросла неимоверно. Он никогда бы не стал человеком, способным продать свою душу злу.

– Кажется, вы меня неправильно поняли, – Карла облегчённо вздохнула и на мгновение перевела взгляд вниз. Красная жидкость, наполовину наполнявшая её бокал, немного поблескивала, отражая свет. – Я не слуга Бельда. Я помогаю ему, но лишь для того, чтобы приблизить его же конец. Я полагаю, что вы знаете о Древнем Королевстве. Я говорю о государстве магов, процветавшем на Лодоссе, нет, во всей Форцелии. Вы знаете, почему это великое королевство пало? Вы знаете правду об этом?
– Согласно легенде, отказ какой-то великой магии привёл к его краху. Но это было задолго до моего рождения, так что я не знаю, правда это или нет, – сказал Слэйн, стоявший позади. Он посмотрел на Дидлит, но та покачала головой, давая понять, что знает не больше, чем он.
– Мы, эльфы, мало интересуемся происходящим в человеческом мире, – объяснила Дидлит.
– Что ж, маг более-менее прав. Действительно, можно сказать, что Древнее Королевство пало из-за того, что великая магия перестала работать. Давным-давно, для того, чтобы получить доступ к неограниченному источнику магии, маги, жившие незадолго до падения Древнего Королевства, создали священное место, где были запечатаны их силы. Размещая небольшие хрустальные шары, связанные с этим священным местом, во лбу, они пытались получить неограниченную магическую силу. И их план удался. Последние пятьдесят лет существования Древнего Королевства магия процветала, и маги могли использовать самые мощные заклинания. Они поднимали в воздух целые города, правили в мире духов и даже сделали взрослых драконов своими слугами. Однако однажды они потеряли своё священное место, а вместе с ним и свои магические силы. Они больше не могли колдовать.

Поэтому, когда ритуал, требовавший пожертвовать жизнями ста человек, потерпел неудачу, и священное место было утеряно, в Древнем Королевстве больше не осталось сильных магов. В это же время дикари устроили на Королевство серьёзную атаку. Не в силах противостоять им, обессилевшие маги были убиты простыми людьми.

Всего лишь за пятьдесят лет великое Древнее Королевство пало.

Парн, сложив руки на груди, слушал рассказ Карлы. Он не мог оторвать взгляда от её белого лица и голубых глаз. Он пристально смотрел на неё, забывая даже моргать.

– И? – пробормотал Парн, так как Карла, судя по всему, ждала от него какого-то ответа. А он и понятия не имел, что её действия и планы, видимо, как-то связаны с этой историей о падении Древнего Королевства.
– Возможно, ты просто не понял, почему именно пало Древнее Королевство, воин, – Карла на миг закрыла глаза, вспоминая события давно минувших дней. Она вспоминала, как её некогда могучие товарищи падали один за другим под ударами дикарей, так, словно это было вчера.
– Проще говоря, опасно полагаться на силу только какой-то одной нации. В конце концов, независимо от того, что это за нация, она начнёт вести себя безрассудно, что в итоге приведёт к её краху, как это случилось с Древним Королевством, упивавшимся своим магическим могуществом. Таким образом, и мечта Бельда, и идеалы Фана одинаково опасны. Если они истратят свои силы в борьбе друг с другом, то мир не склонится ни в сторону света, ни в сторону тьмы. Если же ничего не сделать для установления баланса, то всё закончится очередным необратимым всеобщим разрушением.

Если сбалансировать весы, они не будут оставаться в таком положении вечно. Но если время от времени покачивать чаши весов, так, чтобы они склонялись то в одну, то в другую сторону, то в долгосрочной перспективе это будет равносильно тому, как если бы они всё время оставались в равновесии.

Причина, по которой я на протяжении многих веков качаю чаши весов, в том, что я считаю, что это в интересах всего Лодосса. Если законная власть Фана, ведомого силой света, или же могущественные армии Бельда, ведомого тьмой, смогут победить, то Лодосс будет объединён и познает мир. Но это будет ложный мир. Рано или поздно ужасающее бедствие, возможно, даже подобное последней войне богов, уничтожит цивилизацию. Мы ещё не достигли силы, сравнимой с силой Древнего Королевства, но мы не должны забывать, что нельзя позволить кому-то вновь завладеть подобной мощью.

Если вы понимаете, что я хочу вам сказать, то вы должны понимать и то, что я говорю правду. Я попрошу ещё раз. Присоединяйтесь ко мне и помогите спасти мир от разрушения.

– Это всё, что ты хотела сказать? – спросил Парн тихим голосом.

Карла кивнула и стала ждать, когда он заговорит.

– Тогда слушай мой ответ. Я отказываюсь. Да и кто бы согласился присоединиться к тебе? Ты, возможно, говоришь правду. Но каковы бы ни были причины, они не оправдывают того, что ты играешь с сердцами людей и с их жизнями. Как думаешь, сколько людей погибло из-за вызванных тобой войн?

Парн привстал и ударил кулаком по столу. Один из пустых бокалов с негромким звоном упал и покатился, остановившись возле бутылки вина.

– Даже если твои намерения благие, ты не имеешь права решать судьбу человечества… нет, даже одного человека! Оставь это богам!

Карла некоторое время молчала, но затем кивнула.

– Я понимаю.

Она быстро встала. Парн и его товарищи напряглись, но Карла прошла мимо них и направилась к двери.

– Хорошо. Я принимаю ваш ответ. И не буду больше ничего говорить. Если вы не можете меня простить, что ж, отлично, я приму ваш вызов в любое время.
– В таком случае давай решим всё сейчас! – вскричал Парн, положив ладонь на рукоять меча.

Ворт что-то недовольно пробормотал и схватил свой посох.

– Я, кажется, сказал вам не сражаться здесь!

Карла махнула правой рукой, будто желая остановить Парна. Но прежде чем она успела произнести заклинание, Гим схватил Парна сзади, останавливая его.

– Подожди, Парн! Не сейчас!
– Почему ты останавливаешь меня, Гим? Ты хочешь позволить ей сбежать?
– Гим хочет сказать, что мы не можем сражаться здесь, – вмешалась в разговор Дидлит.
– Простите их грубость, Великий Мудрец, – поклонился Слэйн Ворту.
– Этому воину не хватает манер, – издевательски засмеялась Карла и, повернувшись, подошла к двери.
– Могу я кое-что спросить? – Слэйн попытался остановить Карлу и встал на её пути. – Вы действительно живёте уже пятьсот лет? Я не знаю магии вечной молодости, но неужели она действительно существует?
– Почему ты хочешь это знать? Если подобная магия существует, ты желаешь найти её?
– Я не знаю. Я просто удивлён тому, что, как вы утверждаете, вы живёте уже пятьсот лет. Магия вечной молодости ни разу не упоминается в записях, оставшихся после Древнего Королевства. Но если бы мы знали, что такая магия существовала, это, несомненно, подстегнуло бы энтузиазм исследователей.
– А ты интересно мыслишь.
– Правда? Но, вероятно, не так интересно, как вы. С вашей силой вы могли бы найти другой способ спасти мир от разрушения.
– Ты не прав. Я прожила так долго лишь потому, что управляю всем из-за кулис. Если бы я открыто вышла на сцену, то уже давно была бы мертва. О, да, Ворт. Я пользовалась твоим гостеприимством некоторое время, но сейчас должна уйти. Авантюристы, я желаю, чтобы богиня земли была благосклонна к вам.

С этими словами Карла открыла дверь и вышла. Всё ещё держа Парна, Гим, задумчиво, смотрел на открытую дверь, пока звук шагов ведьмы не стих.

– Ну а теперь, Великий Мудрец Ворт, мы бы хотели также поговорить и с вами. Мы ведь для этого пришли сюда, в конце концов, – Парн сияющими глазами посмотрел на стари






Глава 4

Когда Карла ушла, Дидлит медленно пододвинула к себе незанятый стул и села. Потом взяла бокал и до половины наполнила его вином. Позади неё Этох издал вздох облегчения.

С уходом Карлы обстановка в комнате перестала быть напряжённой. Однако группа Парна всё ещё не могла полностью расслабиться после всех случившихся с ними событий. Они не могли так легко избавиться от подозрений по отношению к так называемому Великому Мудрецу.

Парн даже не скрывал своего недоверия. Он повернулся и адресовал Ворту тот же взгляд, которым до этого была удостоена Карла.

Но Ворт, казалось, даже не обратил на это внимания. Он тоже взял бокал, затем поднял кусок мяса с тарелки и с удовольствием принялся есть его.

– Вы вправе относиться ко мне с недоверием, авантюристы. Однако мне придётся вас разочаровать. Я действительно Ворт, и я не союзник Карлы, – его рот был полон мяса, поэтому речь была больше похожа на бормотание. Вдобавок к этому Ворт махнул рукой с бокалом в сторону Парна, будто издеваясь над ним.

Парн преисполнился ярости от столь неуважительного обращения, а его взгляд стал ещё жёстче. Но старик, называющий себя Вортом, никак на это не отреагировал.

– Конечно, в словах этой женщины есть доля истины. Действительно, одно время мы с Карлой путешествовали вместе так же, как вы сейчас. Но это же можно сказать и о Фане или Нис. Все мы были союзниками. Наш путь тогда лежал в Глубокий Лабиринт. Но, конечно, в то время Карла не выглядела той прекрасной девушкой, которую вы видели перед собой сейчас. Нет, она была грубым воином и носила доспехи, – сказав это, Ворт посмотрел на авантюристов со странно самодовольной улыбкой.
– Этого не может быть! – вскричал шокированный Парн. – Я слышал эту сагу! Она была одним из Шести Героев? Безымянный воин-маг… Это была Карла? Значит, ведьма приняла участие в борьбе против демона?
– Потому что возрождение демона нарушило бы баланс мира.

Глаза Слэйна широко раскрылись от удивления.

– Что ты хочешь этим сказать? – спросил Вудчак.
– Как сказал молодой воин, воин-маг из Шести Героев был никем иным, как ведьмой равновесия, Карлой, – Ворт усмехнулся. – Вы не верите, что Карла могла прожить пятьсот лет? Если так, то вы серьёзно ошибаетесь. Такая магия не существовала даже во времена Древнего Королевства, это правда. Даже самая сильная магия могла продлить жизнь не более чем на двести лет. Большее невозможно даже с помощью магии. Дух, быть может, и выживет. Но тело неизбежно умрёт. Однако Карла нашла способ обойти это ограничение.
– И этот способ – управление чужими телами? – прошептал тихо сидевший на своём стуле Гим.
– Гим! – удивлённо воскликнул Слэйн.

Он был согласен с предположением гнома. Тот был с самого начала ближе всех к пониманию истинной сущности Карлы.

– Пожалуйста, расскажите нам всё, что знаете, – тихо сказал Слэйн.

Гим кивнул.

– Сейчас, наконец-то, пришло время.
– Ого. Не ожидал, что гном первым докопается до истины. Ты знаком с магией?
– Конечно же нет. Я не имею ничего общего с подобными вещами.
– Заметить это при таких обстоятельствах… что за удивительный гном. Как и сказал этот умный маленький толстячок, Карла запечатала свой разум в предмете и продолжает жить, беря под контроль чужие тела. Её магия была успешна. Вы видели сияющий драгоценный камень в диадеме, которую она носит? Эта диадема является источником силы Карлы. Но что касается того, как именно живёт до сих пор Карла, это загадка. Её разум не изменился за последние пятьсот лет – то есть, с тех пор как она потеряла своё тело. Но я бы не назвал это существование жизнью. Она не более чем призрак.
– Это значит, что женщина, которую мы видели, просто находится под контролем Карлы, – наконец поверив старику, сидящему перед ним, Парн расслабился и потянулся к мясу, перед тем чем выпить ещё один бокал вина.
– Совершенно верно. Карла использует магию, которая позволяет взять под контроль того, кто разрушил её предыдущее тело. Эта магия столь сильна, что от неё невозможно убежать. Поэтому Карлу невозможно победить. Тот, кто убьёт её, просто станет её следующей оболочкой.
– Я не могу никому позволить навредить ей. Я обещал одной жрице, что верну эту девушку домой, – прошептал Гим.
– Что ты имеешь в виду? – спросил гнома Слэйн.
– Я хочу сказать, что знаю, кто эта девочка. Я догадался, когда увидел портрет Карлы, и убедился в этом, когда встретил Карлу лично. Когда же она использовала магию Марфы, исчезли последние сомнения. Эта девушка – дочь моей знакомой жрицы. Жрицу зовут Нис. Та самая Нис, которая является верховной жрицей Марфы, а также была одной из Шести Героев. Девушку зовут Лейлия. Она также усердно училась, чтобы стать жрицей. Когда я покинул свой родной город Тарбу, я обещал Нис, что найду её дочь и верну домой. И вот я, наконец, нашёл её. А заодно решил и загадку Нис. Она жива, но не существует. Это и есть то, что случилось с Лейлией. Потому что ведьма по имени Карла существует, но не живёт.
– Так вот, значит, что произошло! – сказал Слэйн с восхищением.
– Минуточку. В таком случае, нет никакого способа победить Карлу, верно? Однако, чего бы это ни стоило, я не собираюсь позволить ей уйти от возмездия! – смело заявил Парн.
– Ты же слышал, что сказал Великий Мудрец. Ты не сможешь победить. А даже если бы и смог, ты лишь отдашь своё тело во власть этой ужасной Карлы, – сказала Дидлит с отвращением.
– Значит ли это, что нет способа спасти Лейлию? – голос Гима был похож на стон.
– Нет, этого я не говорил, – сказав так, Ворт пристально посмотрел на них. – Это будет очень опасно. Но не невозможно, если вы достаточно смелы, чтобы это осуществить.

“О, Карла. Никто не знает, когда придёт час его гибели”.

Ворт встал, подошёл к одной из стен и нажал нужный камень. Камни зашумели и разошлись в стороны, открывая заваленную хламом комнату.

– Последняя магия Карлы активируется в момент гибели её тела. Поэтому, если вы сможете снять диадему, пока тело ещё живо, у вас всё получится, – Ворт вошёл в свою тайную комнату. Они не видели его, но слышали его голос.
– На словах всё просто, Великий Мудрец, но вы должны знать, как трудно это осуществить. Карла владеет всей магией Древнего Королевства. Захватить её живой куда как сложнее, чем просто убить, – сказал Этох Ворту.
– Нет нужды говорить мне то, что я и так знаю.

Ворт, казалось, что-то искал. Они слышали звуки, говорившие о том, что он перебирал один маленький предмет за другим.

– Нашёл!

Вслед за голосом из комнатки показалось и тело старого мага. В правой руке он держал нечто, похожее на небольшой жезл.

– Как правильно заметил юный жрец, если броситься на Карлу в лоб, то у вас не будет и шанса. Вы не так сильны, как Бельд или Фан. Что до тебя, маг, тебе предстоит ещё долгий путь, прежде чем ты сможешь сравняться со мной, – Ворт небрежно бросил на стол найденный им жезл. – Вот почему я даю вам этот магический жезл. Он также является артефактом Древнего Королевства и обладает огромной силой. Чтобы выпустить её, нужно махнуть жезлом и произнести правильное заклинание.
– И что за эффект у этой магии? – Слэйн взял жезл со стола и осмотрел с большим любопытством. Он не мог сказать, из металла или дерева сделан этот предмет, но вся его чёрная поверхность была покрыта древними рунами. – Раура? Это правильное произношение заклинания для использования его силы?
– Да, правильное. И сила, содержащаяся в нём, несомненно вам поможет. Она обнуляет любую магию, сводя на нет воздействие всех заклинаний. Это касается и вашей магии, разумеется.
– Ясно. Значит, нам нужно атаковать, пока магия Карлы не будет действовать, – Слэйн усмехнулся. – В таком случае действительно есть шанс захватить её живой.
– Кажется, вам понадобятся мои навыки. Для меня не составит проблемы подкрасться к ней сзади и стащить с неё диадему, – это был Вудчак. Он слушал разговор со скучающим видом, но когда пришло время, не упустил возможности вставить своё слово. – Что более важно, как мы поступим с диадемой после этого? Сломаем или продадим? Судя по виду, она создана мастером и должна стоить немало.
– Самое мудрое решение – сломать диадему, пока отмена магии ещё активна. Если мы оставим её нетронутой, то рано или поздно она найдёт себе другую жертву и захватит её разум.
– Возможно ли как-то противостоять этому? Какой-нибудь способ, позволяющий получить силу Карлы и при этом сохранить свою волю? Сделав так, мы бы могли узнать секреты Древнего Королевства. Если подготовить себя, зная о контролирующем разум заклинании, можно ли преодолеть его власть?
– Вор, ты хоть осознаёшь, что именно предлагаешь? – глаза Ворта сузились. – Ты не должен даже задумываться о столь бессмысленных вещах. Да, заполучи мы знания Карлы, это принесло бы большую пользу. Но это чистая авантюра. Если ты не справишься, твой разум будет захвачен диадемой – нет, Карлой. Все захваченные ею ранее люди, несомненно, были достаточно сильны. И всё же не смогли избежать её контроля. Поэтому лучше не искушать судьбу.
– Так ли это? – рассеянно пробормотал Вуд.
– Хорошо, это всё, что я хотел вам сказать. Поторопитесь, вы должны скорее вернуться к Фану и рассказать ему о реальном положении дел, а также о том, что я не буду вмешиваться в эту войну. Взамен Карла прекратит помогать Бельду. Конфликт продолжится без нашего в нём участия, – голос Ворта был тих.
– Пожалуйста, расскажите нам кое-что ещё, – подал голос Парн.
– Что?
– Где прячется Карла?






Часть 5. Решающее сражение

Глава 1

В начале второй половины дня солнечный свет ослаб, а небо закрыли плотные облака. Начали падать крупные капли дождя, освещаемые вспышками молний. У стражей ворот Ройда не было времени накинуть на себя плащи, поэтому им пришлось бежать в сторожку, чтобы оттуда следить за происходящим.

Только после этого, увидев, что из-за пелены дождя показались тёмные тени, часовой пригнул голову и окликнул их.

– Кто это? – голос часового был напряжён. Шесть тёмных теней стояло перед ним.
– Это я, Парн. Пожалуйста, откройте. – Парн откинул капюшон плаща назад, открывая лицо дождю. Пять человек, стоявших позади него, уже промокли до нитки. – Мы вернулись из замка Ворта, и нам нужно встретиться с королём Фаном.
– Так значит вы – сэр Парн?

Месяц прошёл с тех пор, как Парн покинули Ройд. И вот, наконец, завершив своё путешествие к Ворту, он вернулся обратно.

– Слава Богу, вы в безопасности. Я сейчас же открою ворота, – сказал повеселевший часовой. Он вышел из сторожки, не заботясь о том, что может промокнуть. Затем он повернулся к замку и дал сигнал опустить подъёмный мост.

Как только Парн приведёт себя в порядок, ему нужно было сразу же рассказать обо всём королю Фану. Поскольку Фан был занят на военном совете с Эльмом и Кашу, Парну и его товарищам разрешили встретиться с ним в зале заседаний. Как только их пустили в замок, они сразу же сняли с себя промокшие вещи, обтёрлись полотенцами, смоченными в горячей воде, и переоделись в свежую одежду.

– Что это? – надев чистую льняную рубашку, Парн удивился, увидев, что ему дали новую броню. Она была белой и украшена тиснёным на ней серебряным гербом.
– Это приказал передать вам король Фан, – слуга, принёсший им новую одежду, почтительно поклонился.
– Поздравляю, – Дидлит уже переоделась в лёгкую одежду тёмно-зелёного цвета, вокруг её талии был небрежно обёрнут шёлковый пояс. Мокрые волосы придавали ей слегка мрачноватый вид, но даже так она всё равно оставалась милой и очаровательной. Парн улыбнулся эльфийке и гордо надел доспехи, повесив меч своего отца на пояс. Меч отлично подходил к броне, будто они были созданы друг для друга.
– Отлично, пошли, – сказал Парн своим спутникам, которые тоже закончили переодеваться.

Слэйн надел белую мантию мудреца, а Этох – одежды священника Фариса и халат. Он также получил и церемониальный жезл. Гим сменил только нижнее бельё, а сверху вновь надел свою кольчугу из настоящего мифрила.

Вудчак тоже переоделся в свежее, оставив лишь свою любимую кожаную броню и длинные чёрные сапоги, которые он высушил у камина.

Затем вся группа отправилась в комнату, где их ждал Фан.

– Хорошая работа.

Фан поблагодарил их, и они поклонились в ответ.

Комната, в которой они сейчас оказались, располагалась в одной из башен королевского дворца и была изолирована от остального здания. Здесь не было ни одного окна, и они не могли слышать шум бушующего снаружи шторма. Однако лёгкий ветерок дул в комнате, позволяя не чувствовать удушающей летней жары.

Дидлит посмотрела на пустое место и поблагодарила его. Парн недоумённо сдвинул брови.

– Это сильф? – спросил Слэйн.
– Да, – ответила Дидлит и протянула руку к пустому месту в воздухе. Ветер на миг остановился, а потом подул вновь.

В центре зала находился круглый стол, возле которого собрались Фан, Эльм и Кашу. На столе стояли бокалы с вином, из которых они пили, а также бутылки. Также там лежала карта окрестностей Ройда с рядом цветных линий, начертанных на ней.
Поприветствовав новоприбывших, Кашу отошёл от стола и встал перед Парном.

– О, как я и ожидал, святая броня хорошо смотрится на тебе. И, полагаю, мне нечему больше тебя учить, – смеясь, Кашу с явным интересом осматривал Парна. Затем он протянул руку и крепко сжал ладонь юноши. – Я думаю, что вы все отлично справились с заданием, но, должно быть, это было непростое путешествие.
– Да, Ваше Величество, – высказал своё мнение Парн. – И ещё много гоблинов осталось в руинах Королевства Камня. Когда-нибудь мы должны объединиться с Моссом и очистить это место.
– Какой замечательный рыцарь, – рассмеялся Кашу.
– Ну, в таком случае, – Фан величественно пригласил Парна присоединиться к ним у круглого стола, – мы всё ещё должны официально объявить о том, что Парн стал рыцарем, но сейчас у нас есть другие дела. Парн, Слэйн и отец Этох, мы просим вас остаться здесь и присоединиться к военному совету. Остальные должны отдохнуть в другой комнате и получить свою награду. Вы все помогли Парну успешно завершить эту миссию. Мы выражаем вам глубокую благодарность.
– Я помогала не ради награды, – мягко ответила Дидлит.
– Я тоже. Награда мне не нужна, – сказал Гим негромко. – Лучше отдайте нашу часть вон тому человеку.
– Спасибо! – ответил ничуть не смутившийся Вуд.
– Отлично, я оставлю распределение награды на вас, – с этими словами Фан вернулся к изучению карты.

Вудчак и остальные вышли, а толстая деревянная дверь закрылась за ними.

– Еда ждёт вас в другой комнате, – сказал слуга с почтением.

“Что ж, так тому и быть”, – Вудчак посмотрел на закрытую дверь, а затем послушно последовал за слугой.

– Ну, это скучно, – Дидлит скрестила руки за головой и зевнула.
– А ты стала более грубой, – сказал Гим негромко.
– Путешествие с тобой кого угодно сделает грубым.
– Ага, так оно и есть, – ухмыльнулся Вуд, бросив на Гима косой взгляд. – Ну, может оно и к лучшему, что мы сможем сейчас поесть.
– Вероятно. Этот военный совет, видимо, затянется, – сердце Гима заполнилось предвкушением ожидающей их трапезы.
– А! Значит, вот кем на самом деле является эта женщина по имени Карла. Я никогда не думал, что это она была моим бывшим компаньоном, – кивнув, Фан задумался. Он и не предполагал, что так сильно связан с Карлой.
– Ворт утверждает, что она более не собирается поддерживать Мармо, но можем ли мы верить этому? – робко спросил Парн.
– Я полагаю, что если Карла действительно заинтересована в сохранении равновесия, то ей больше нет необходимости помогать Мармо, – рассудил Кашу.
– По пути до нас доходили слухи, всё действительно так плохо?
– Да. И чем дальше, тем хуже, – спокойно сказал Кашу.

Фактически, ситуация складывалась в пользу Мармо. За тот короткий месяц пока авантюристы путешествовали к Ворту и обратно, ход войны менялся несколько раз. Поворотным моментом стало присоединение к битве против Мармо Аллании и Мосса. Владыка драконов Мосса, принц Джестер, пришёл на помощь в сопровождении двенадцати драконьих всадников. Они действовали не по приказу из Мосса, а во имя справедливости. Тринадцать драконьих рыцарей вместе со своими драконами быстро прибыли на юг Канона, сломали линию армии Мармо и вынудили врагов отступить обратно на их остров, но даже там не остановились, предавая огню вражеские поселения.

Новости об этом распространились среди людей, которые всё громче требовали сокрушить Мармо. Наконец, Мосс и Аллания вступили в бой, наступая на Канон с севера и юга. Надеясь на скорое поражение Мармо, союзные силы двинулись к Сияющему Холму.

Но на них обрушились одно несчастье за другим. Первым было убийство правителя Аллании, Кадмуса VII, принцем Растером. Наследный принц был также убит, и страна погрузилась в гражданскую войну. Почти в то же самое время в Моссе эрцгерцог герцогства Драконья Чешуя восстал и осадил королевский дворец в столице Дыхание Дракона. А во Флейме пустынные племена устроили вторжение, атаковав столицу, чей гарнизон был недоукомплектован.

Затем много магов-воинов тёмных эльфов прибыло из Мармо. Таким образом, ход войны быстро изменился: силы Аллании и Мосса вернулись в свои страны, а оставшиеся войска бежали от злых духов, контролируемых тёмными эльфами. Если бы не решимость короля Кашу, Валис мог быть уничтожен. Даже услышав о событиях в своей стране, он не поспешил вернуться во Флейм. Предвидя такой поворот событий, он оставил там вместо себя свою правую руку, Шадома, дав ему право управлять Флеймом в своё отсутствие. К тому же, жители Флейма были доблестными воинами. Так что решение Кашу не было простым безрассудством, а было рождено из веры в собственный народ.

Благодаря его усилиям, экспедиционные войска смогли отступить в Валис, не понеся тяжёлых потерь. Вскоре после этого силы Мармо скрытно проникли в Валис. Они опустошали землю, грабили деревни и сжигали поля. Решающая битва приближалась. Обе армии выдвинулись на равнины к востоку от Ройда и начали сближаться, медленно сокращая расстояние.

– Какой ужас, – от услышанных новостей лицо Парна помрачнело. В конце концов, всё прошло по плану Карлы. Ведьма приложила свою руку к каждому из событий, устраивая всё так, как ей хотелось.
– Если Карла сейчас выступит против нас, то мы ничего не сможем сделать. Мне не хочется говорить это, но у нас нет выбора, кроме как верить словам Ворта. Так что, Парн, будь осторожен. Твоим первым заданием в качестве святого рыцаря будет участие в великой битве, – сказал Фан.
– Я готов, – сказал Парн, выпятив грудь.
– Тебе лучше считать, что ты не готов. Пока ты ещё не привык к сражениям в качестве святого рыцаря, тебе лучше сосредоточиться на выживании, а не на победе над врагом. Сделай всё, чтобы остаться в живых. Это тоже победа. Бессмысленные смерти не дадут нам ничего, – лёгким голосом сказал Кашу, желая, чтобы Парн расслабился.
– Кашу прав. В этой битве нет необходимости искать славы.
– Спасибо за ваш совет.
– Король Фан, вы доверите нам этого юношу? Ему ещё предстоит сражаться бок о бок с другими рыцарями. Его боевой стиль должен быть более похож на стиль наших пустынных воинов. Я бы хотел, чтобы вы одолжили его нам, чтобы он мог возглавить недавно нанятых наёмников.
– Хм, это может быть неплохой идеей. Если он научится вашей технике меча, это также поможет ему в будущем. Ходят слухи, что когда-то Парн был наёмником и сражался за Флейм. Так что ему будет проще найти общий язык с наёмниками, чем с незнакомыми рыцарями. Парн может возмутиться, но мы, тем не менее, попросим его следовать этому плану.
– Как пожелаете, – ответил Парн.
– Теперь Этох и Слэйн. У меня есть для вас ещё одно задание, – Фан повернулся к ним.
– Какое? – склонил голову Этох.
– Хм, я знаю, что вы были предложены в качестве придворного священника отцом Генахтом, но приняли ли вы уже этот пост?
– Да, я смиренно принял его.
– Хорошо, тогда мы оставим все дела, связанные с поклонением Фарису, в ваших умелых руках. Желаю вам хорошо справиться с этим. Что касается вас, Слэйн, есть ли у вас какие-то планы на ближайшее будущее? Король Кашу хотел бы, чтобы вы рассмотрели возможность стать его придворным магом.

Слэйн посмотрел на лицо короля Кашу, а затем молча поклонился.

– Я приношу свои глубочайшие извинения за неудобства, которые это может причинить вам, ваше величество, но у меня до сих пор есть то, что я должен сделать. Пока я не завершу эту задачу, я не могу поступить на службу к кому бы то ни было.
– О, ты имеешь в виду миссию Гима, – тихо уточнил Этох.
– Да.
– Жаль. Я ведь вырос, желая стать таким, как вы. В любом случае, ворота Флэйма всегда открыты для вас.
– Большое спасибо, – Слэйн поклонился ещё раз.
– Я тоже волнуюсь за Гима, но я должен выполнять свои обязанности в качестве священника Фариса, – печальным голосом сказал Этох.
– Не волнуйся, всё в порядке. Твой долг превыше всего.
– Но противник - та женщина…
– С помощью Вудчака мы как-нибудь справимся, – ответил Слэйн.
– Пожалуйста, позвольте мне помочь вам. Учитывая, что мы собираемся одолеть Карлу, думаю, король Фан отпустит меня.
– Победить Карлу? Всего лишь вшестером? – спросил Фан с серьёзным выражением лица. – Это невозможно. Вы ведь понимаете это, так как знаете её силу лучше, чем кто бы то ни было.
– Великий Мудрец Ворт доверил нам инструмент, позволяющий достигнуть этой цели, – Слэйн показал собравшимся магический жезл.
– О, в таком случае вы действительно можете победить. Мы не можем позволить ей продолжать творить всё, что вздумается. Когда придёт время, можете рассчитывать на поддержку короля Валиса. Но если она появится в предстоящей битве, вам придётся использовать жезл уже тогда, – сказал Фан, хотя сам думал, что Карла, скорее всего, не будет участвовать в этом сражении. Карла вовсе не глупа. Она должна понимать, как опасно оказываться в центре ожесточённой битвы.
– Если эта проклятая ведьма покажется, я прикончу её своими собственными руками, – сказал Кашу, словно это был какой-то пустяк. Слова молодого короля несли в себе ту уверенность, что способна сделать невозможное возможным. – Если я это сделаю, то Слэйн, возможно, присоединится ко мне, – Кашу громко рассмеялся.
– Это всё хорошо, но сейчас наша главная забота – Бельд. Силы Мармо разделены на три армии, которые приближаются к Ройду по равнинам с востока. Мы тоже должны разделить свои силы на три части и встретить их. Наши войска в центре возглавит Леонис, справа будет Эльм, а слева Кашу.
– Лобовая атака?
– Да. У врага не будет времени, чтобы подготовить засаду или придумать ещё что-нибудь. Мы направим столько магов, сколько возможно, на левый фланг Кашу, так как войска противника там состоят из тёмных эльфов, искусных в магии.
– Пожалуйста, позвольте и мне присоединиться к этому наступлению, Ваше Величество, – попросил Слэйн. – Я тоже являюсь магом, носящим одежду мудреца. Я не получаю удовольствия от битв, но не могу и позволить себе прятаться, пережидая опасность. Я хотел бы использовать свою магию, чтобы поддержать Парна, короля Кашу и их соратников.
– Боевые священники Фариса также примут участие в сражении, – предположил Этох.
– Разумеется, – ответил Фан. – Отец Генахт заявил, что это священная война между Фарисом и тёмным богом Фаларисом. Две сотни воинов-священников уже готовы к битве.

Сказав это, Фан дал знак об окончании военного совета.

– Кстати, Ваше Величество, когда состоится решающая битва? – спросил Кашу, вежливо поклонившись.
– Хм, мы начнём сражение послезавтра в полдень. Отправьте гонцов на линию фронта.

Услышав это, Эльм быстро открыл дверь и вышел.

Парн, Слэйн и Этох последовали его примеру. На их лицах застыло напряжение.

Жребий был брошен.






Глава 2

И вот, в конце концов, настал день решающей битвы.

Это был первый раз, когда Парн сражался вместе с тысячами других воинов. В окружении воинов Флейма, скача на лошади рядом с Кашу, Парн посмотрел на клубящиеся в небе облака.

– Только что ведь было ясное небо… – облака закрыли небосвод, полностью скрыв солнце. Он ехал на лошади, стараясь не подгонять её. Мысли о предстоящей битве угнетали и навевали грусть. Слэйн придерживался своего собственного совета, но думая о его чувствах, Парн понимал, почему тот был так молчалив.

Дидлит ехала на лошади позади Парна. Когда дело дошло до решающей битвы, она решила сражаться вместе с Парном, поэтому нанялась в качестве наёмника и последовала за ним.

Этох и Слэйн шли позади них. А за ними следовало великое множество боевых священников Фариса. Вблизи они походили на группу паломников.

– В больших войнах, в отличие от небольших стычек, вы должны быть постоянно в курсе того, что происходит вокруг. Вы должны обращать внимание, составляете ли вы со своими союзниками единое целое или же каждый идёт кто в лес, кто по дрова, – Кашу, как всегда, разговаривал с рыцарями вокруг него. – Не забывайте также, что если вы не сможете сохранить холодную голову, то погибнете, независимо от того, как хорошо вы владеете мечом. Это особенно важно в этом сражении, где враги используют тёмную и шаманскую магию. Мы не знаем, что они планируют. Прислушивайтесь к нашим магам. Не дайте себя обмануть иллюзиям противника. Если вы обратились к кому-то, произнеся пароль, а он не ответил – считайте его врагом. Вы можете из-за этого напасть на союзника, но это лучше, чем подпустить к себе врага. Именно так я и дожил до своих лет.

Кашу обернулся и адресовал последние слова Парну. Парн, ожидающий начала битвы, сохранил эти слова в своём сердце.

В полдень Фан взмахнул мечом, дав сигнал к началу сражения. Громоподобный звук горна разнёс эту весть по всему войску. Затем он повёл своих воинов вперёд, отдав приказ атаковать приближающегося противника. Бельд сделал то же самое, отправив кавалерию в бой.

Битва началась.

Воздух наполнился гневными криками и звоном мечей. Отовсюду доносились вопли умирающих, знаменуя превращение равнины в поле боя.

– Дидлит, поторопись! – закричал Парн, выхватывая меч.
– В атаку! – разнёсся по полю голос Кашу.

Вражеская кавалерия также пошла в атаку. Против них Дидлит использовала Ундину, которую несла на поясе. Волнистая водянистая плёнка покрыла лицо одного из вражеских рыцарей, и он упал с лошади, не в силах спасти себя.

Затем перед врагами взорвался огненный шар. Это Слэйн, находившийся в тылу, использовал одно из своих заклинаний. Защищённый Этохом и компанией боевых священников, он находил тёмных эльфов под заклинанием невидимости и снимал его с них.
Наёмники, сопровождавшие Парна, оказались довольно умелыми. Они отбросили тёмных эльфов и продолжили продвигаться вперёд.

– Не отходите слишком далеко от пехотинцев! И старайтесь защищать магов! – вновь разнёсся по полю голос Кашу.

Услышав эти слова, Парн остановил свою лошадь. Врагов рядом с ним не было.

Тогда он вытащил стрелу из колчана и выстрелил в противника вдалеке. Парн хотел лишь отвлечь врага, но попал бедняге прямо в грудь, и тот упал. Враги ответили целым градом стрел. Парн поднял щит, защищая лицо. Он слышал, как стрелы падают вокруг него.

Призвав силу сильфов ветра, присоединившаяся к авангарду Дидлит отклонила все стрелы, летевшие в неё.

– Будь осторожна, – сказал Парн, приближаясь к ней.
– Не беспокойся обо мне, мои сильфы вполне способны справиться с парочкой стрел. А что касается тебя, то не нужно ли тебе подыскать себе следующего оппонента? – сказала эльфийка, указывая на врагов кончиком своей шпаги.

Перед ними король-наёмник Кашу пробивался сквозь вражеские ряды с мечом в руке.

– Ничего себе! – воскликнул восхищённо наблюдающий за этим Парн. Король владел мечом даже лучше, чем он ожидал. С каждым ударом длинного меча на землю падал один противник. Воины, сопровождавшие Кашу, также были мужественными воинами, прошедшими через множество схваток с пустынными племенами.
– Мы не можем оставаться позади! Следуйте за королём Кашу! Для нас ещё осталось достаточно врагов! – закричал Парн, пришпоривая лошадь.
– О, ты всё-таки сделал это! Как идёт бой? – увидев, что Парн присоединился к атаке, Кашу поехал встретить его. Некоторые из пустынных рыцарей были ранены, но никто не умер. В свою очередь, два человека из сопровождавших Парна наёмников были убиты, зато остальные остались невредимы.
– Похоже, здесь меньше тёмных эльфов, чем ожидалось. Правда пехоте, видимо, сейчас приходится несладко, – сказал Кашу.
– В таком случае, нам нужно разобраться здесь как можно быстрее и помочь другим войскам, – сказал один из пустынных рыцарей.
– В самом деле. Теперь, когда мы знаем, что у врага лишь небольшое количество воинов-магов, нет никаких причин бояться их. Давайте покончим с ними. Те, кто пешком, следуйте за нами. Все в атаку!

Одновременно с Кашу, Парн послал свою лошадь вперёд. Он совсем не испытывал страха, что удивило его. Возможно, Кашу обладал какой-то магической силой, воодушевляющей всех, кто следовал за ним. Он определённо был королём-героем и отличным командиром. Воины вокруг него могли бы, несомненно, это подтвердить.

“Что за человек!” – Парн был восхищён.

Враги потратили на них много стрел, но благодаря сильфам Дидлит ни одна из них не попала в её союзников.

В этот момент перед ними появились несколько пылающих фигур. Они начали принимать форму огненных ящериц – саламандр!

– Осторожно, это саламандры! Они дышат огнём! – достиг ушей Парна крик Дидлит.

Подняв щит, Парн направил свою лошадь к одной из них.

Меч в правой руке юноши замерцал бледным светом.

– Слэйн? – обрадовался заметивший это Парн.

Слэйн наложил заклинание на его меч. Пользуясь этим, Парн одним ударом разделил ящерицу надвое. Пламенный силуэт тут же исчез, не оставив ничего после себя.

– Продолжайте атаковать! – выставив меч перед собой, Парн на полной скорости понёсся вперёд.

Многие рыцари пали, сожжённые огнём саламандр. Но оставшиеся солдаты собрались и атаковали центр войск противника.

– Атакуйте, пока формация противника нарушена! Верьте в защиту Фариса! – Этох и следующие за кавалерией пехотинцы сокращали дистанцию до врага. Когда они, наконец, столкнулись с противником, он использовал магию Фариса, чтобы защитить солдат рядом с ним, без остановки используя для этого свой жезл.
– Я выдохся, – стоявший рядом Слэйн тяжело дышал. – Если мы продолжим так же активно использовать магию, моё тело не выдержит.

Глядя на его лицо, Этох понимал, что Слэйн не шутит. Выбрав наиболее здорового на вид священника, он отдал приказ.

Осторожно касаясь тела Слэйна, священник начал возносить молитву. Внезапно сердцебиение мага слегка замедлилось. Его дыхание тоже стало легче.

– Магия Фариса действительно удобная вещь, – с благодарностью сказал Слэйн. – Спасибо, теперь мне намного лучше. Похоже, моя сила ещё понадобится.

Взмахнув посохом, Слэйн ещё раз произнёс заклинание. Враги, на которых он указывал, тут же упали.

– Это твоё обычное заклинание сна? – спросил Этох.
– Ага. Я подумал, что в таком бою подобные не очень сильные заклинания могут оказаться полезнее мощной атакующей магии. Похоже, этот бой превращается в рукопашную схватку, – тихо сказал Слэйн, наблюдая за разворачивающейся вокруг битвой.
– Ты прав, – согласился Этох.

Вдалеке они увидели Парна и Дидлит, сражающихся бок о бок и прокладывающих себе путь с помощью своих мечей.

“Парн стал сильнее”, – Этох наблюдал за своим другом, чувствуя уверенность в его силах.

– Мы очистили здесь всё от врагов! – раздался громкий голос Кашу. – Направляйтесь на юг и помогите войскам короля Фана! Верните своё построение, быстрее! Те, кто идёт пешком, берегите силы. Если вы измотаете себя, пока будете идти, от вас не будет толку в битве. Кавалерия впереди, за ними боевые священники и маги, тяжёлая пехота сзади. Не ешьте и не пейте ничего, кроме воды. Вы будете чувствовать себя лучше на голодный желудок!

С этими словами армия вернулась к прежней формации и начала медленно двигаться вперёд.

Войска Кашу, видимо, попались на обман противника. Главной силой врага было его правое крыло, с которым столкнулся Эльм. Элитные войска Бельда легко сокрушили уступающие им в силе отряды Эльма. Сам Эльм получил удар кинжалом в сердце от эльфа-убийцы и не смог восстановиться. Победившие войска врага отправились в центр и, оказавшись там раньше подкреплений короля Кашу, также заполучили преимущество. Тридцать минут спустя отряды Кашу столкнулись с противником. Ситуация изменилась вновь, и битва погрузилась в полный хаос.






Глава 3

Это была уже не священная война.

Поле боя превратилось в бесконечную бойню. Солдаты с обеих сторон падали и умирали.

– Это ужасно! – сказал Парн, посмотрев на трупы двух гоблинов, которых он убил несколькими быстрыми ударами. Он пришёл в какой-то степени к пониманию того, во что превратилась эта битва. Потеряв лошадей, Парн и Дидлит теперь сражались пешими. Они были покрыты грязью и кровью врагов, а их плечи двигались в такт тяжёлому дыханию.

В этой битве не могло быть победителя. Только смерть и разрушения ожидали всех в конце. Когда Парн и Дидлит столкнулись со следующими противниками, Парн подумал, что сейчас уже они сами могут пасть на землю все в крови, как те кобольды, которых он убил недавно. Эти мысли пошатнули его волю. Но меч, который казалось действовал отдельно от его разума, качнулся, будто ища свежую кровь.

Только тогда глаза Парна на мгновение ухватили короля Фана. Вместе со своими телохранителями он схватился с сотней гоблинов. Стоявший на другой стороне воин в красных доспехах, украшенных гербом Мармо, поймал взгляд Парна.

– Король Кашу, король Фан вон там!

Кашу тоже оставил свою раненую лошадь и сражался мечом, который держал в обеих руках. Большинство рыцарей, следовавших за ним, были убиты, в живых остались лишь несколько воинов. Но так же были и те, кто просто был вынужден сражаться отдельно от него.

Услышав крик Парна, Кашу обернулся. Его широко раскрытые глаза на мгновение дрогнули, когда он увидел Фана, но затем он взял себя в руки. Однако он всё равно выглядел немного шокированным.

– Человек в красной броне! Это, должно быть, Бельд! – Кашу так быстро, как мог, побежал к Фану. Из последних сил заставляя двигаться измученное тело, Парн последовал за королём-наёмником.
– Ваше величество! – отбросив гоблинов со своего пути, Парн наконец-то добрался до Фана. Король Кашу, в свою очередь, уже открывал путь к отступлению.
– О, Парн. Рад видеть тебя в целости и сохранности. И короля Кашу тоже.
– Взаимно, ваше величество, – ответил Кашу, убивая одного отвратительного гоблина за другим.
– Бельд вон там, – сказал Кашу, после того как убил последнего гоблина и подошёл к Фану.

Фан тоже был без лошади.

– Да, я знаю. Многие наши воины бросили ему вызов, но он победил их всех.

Покусывая губу, Фан разглядывал медленно приближающуюся красную фигуру. Бельд слегка улыбался. И даже меч в его руках словно расплылся в довольной улыбке.

Так это и есть Бельд? Парн чувствовал исходящую от него невероятную энергию, похожую на штормовой ветер, способный легко отбросить назад его противников. Бельд был уже так близко, что они могли бы атаковать его, если бы захотели. На мгновение Парн даже подумал, что стоит именно это и сделать, но Дидлит остановила его, покачав головой.

– Не умирай зря. У нас нет и шанса против него.

Видимо соглашаясь с её мнением, Слэйн начал готовить защитное заклинание, призывая всех встать за ним.

– Мы наконец-то встретились, Фан. Впервые за долгое время… Наверное, мы не виделись с тех самых пор, как вместе сражались с демоном.

Голос Бельда был более спокойным и мудрым, чем они ожидали. Остановив Кашу, который хотел выйти вперёд, Фан с мечом в руке шагнул к Бельду.

– Похоже, так и есть, – держа в одной руке меч, испускающий магическую ауру, а в другой украшенный серебряным крестом щит, Фан медленно подошёл к Бельду.
– Ещё в то время, когда мы сражались бок о бок, я хотел выяснить, кто из нас сильнее. Теперь, когда мы враги, мы можем сразиться без угрызений совести. Как я и хотел, – Бельд тоже начал приближаться к Фану, держа в руках свой длинный меч с чёрным лезвием, кончик которого двигался в такт его движениям. Это было похоже на танец, который исполняют представители диких племён, прежде чем вступить в бой.
– Быть может, это неудача, что нам с тобой пришлось скрестить мечи. Или, возможно, судьба. Но в любом случае, я обязательно одержу победу.

Фан поднял меч и отсалютовал им противнику.

– Я не прощу того, кто вмешается в наш бой! – с этими словами Фан сделал выпад, нанося удар своим мечом.

Бельд еле увернулся и нанёс ответный удар. Его движения были резкими, как молния. Фан легко заблокировал атаку своим щитом и вновь нанёс мощный удар, за щитом скрывая движения лезвия, стремящегося к туловищу Бельда.

Грохот! Раздался звук удара.

Искры полетели от красной брони Бельда, а сам Бельд издал негромкий стон. Но это был скользящий удар, поэтому было непонятно – получил он ранение или нет.

– А ты ещё в форме, старый пердун!

Бельд атаковал, вкладывая в удар весь свой вес. Но Фан легко увернулся и молниеносно контратаковал.

Обе армии смотрели за боем, подбадривая противников криками.

После этого два лезвия ещё несколько раз встречались, и звук металла звенел в воздухе.

Их боевые навыки были практически равны. Ошеломлённый увиденным, Парн почувствовал, как пот стекает по его лбу.

У Фана и Бельда не было друг к другу ненависти. Не было также и жгучего желания победить противника любой ценой. Их бой скорее напоминал спарринг двух давних друзей.

– Говорят, что вера и действия этих двоих были полностью противоположны уже долгое время, – тихо прошептал Кашу, тоже наблюдавший за боем. – Но даже так они остаются товарищами по оружию, что когда-то доверяли друг другу. Несмотря на то, что сейчас судьба развела их по разные стороны, их чувства, судя по всему, не изменились.
– Даже я не могу назвать этого мужчину плохим человеком, – тихо сказал Этох. – Я вижу чистый дух в его глазах. Чем больше я смотрю на него, тем сильнее уверяюсь, что это всё вина Карлы.
– Вечный мир на Лодоссе… Хоть эти двое и выбрали противоположные методы, их цель была одна. Как и сказал Ворт. Но Карла считает, что это слишком опасно. И если такая цель всегда приводит к подобному, то это весьма трагично, – сказал Слэйн, будто разговаривая сам с собой.

Схватка Бельда и Фана продолжалась, вовсе не думая прекращаться.

Выжившие солдаты вокруг них тоже продолжили сражаться и потому больше не могли следить за битвой двух королей. В конце концов только король Кашу, Парн со товарищи и двое телохранителей Бельда остались наблюдать за этой схваткой.

Фан, возможно, был немного более умелым фехтовальщиком, но он был слишком стар, и его силы почти подошли к концу. Бельд же, в свою очередь, был вечно в расцвете сил, благодаря демоническому мечу, который он держал в руках. Атаки Фана ослабли, и очередной удар, который он не смог блокировать своим щитом, с глухим звуком ударил по его броне.

– Нет!

Закричав, Кашу, не думая ни о чём больше, шагнул вперёд. Но как только он это сделал, перед ним тут же возник один из телохранителей врага.

– Это дуэль! Как ты смеешь вмешиваться в неё, трус?!

Больше беспокоясь о чести Фана, чем о собственной рыцарской гордости, Кашу замер, колеблясь.

– Ваше Величество! – на этот раз раздался отчаянный голос Парна.

Кашу повернулся к Фану.

Это было героическое зрелище. Меч Фана застрял в плече Бельда, и красная кровь из раны стекала по лезвию вниз. Но клинок Бельда в свою очередь пронзил грудь Фана, и кончик демонического меча показался сквозь плащ на спине короля. Тело Фана наклонилось вперёд и рухнуло на землю.

– Ваше Величество! – вновь закричав, Парн поднял глаза, полные ненависти, на закованного в красную броню Бельда. Крича от гнева, он побежал к нему. Если бы ещё один из телохранителей врага не остановил его, юноша, несомненно, разделил бы участь своего короля.

Пока охранники сдерживали Парна и его товарищей, Кашу получил возможность сразиться с Бельдом один на один. Эта схватка также получилась напряжённой и, казалось, могла продолжаться вечно.

Но в этот момент всё неожиданно закончилось. Стрела, прилетевшая будто из ниоткуда, пронзила левое плечо Бельда.

В этот момент Кашу атаковал. Боль от раны на мгновение замедлила Бельда. И этого оказалось достаточно. Голова тёмного императора взлетела в воздух, а его мощная фигура упала на землю.

– Трус! – зло закричал телохранитель Бельда, обращаясь к Кашу. – Меня зовут Ашрам. Запомни! Я никогда не прощу тебя. Когда-нибудь я отомщу вам всем за страдания короля Бельда!

С этими словами воин отвернулся от них. Парн хотел ударить его в спину, но подумал, что такой поступок будет против его кодекса чести.

– Ваше Величество, я рад, что вы в порядке, – поклонился Парн.
– Я не знаю, что именно произошло, но я победил Бельда нечестно. Однако независимо от того, хорошо это было или плохо, мне ещё предстоит продолжить сражаться дальше. Что до вас, то возможно это будет неприятное задание, но доставьте, пожалуйста, тело короля Фана обратно в Ройд. Если подумать, то встреча со всеми вами – единственное, что было хорошего за всё время этой войны. Приезжайте во Флейм, когда захотите. Мы будем рады приветствовать вас.

Закончив разговор с Парном, Кашу отдал свой последний салют двум великим королям и вернулся в охваченный войной Флейм.

Ночь опустилась на поле боя.

– Чёртова Карла! Мы не можем ей позволить продолжать творить такое и дальше, – гневно воскликнул Слэйн, и это был первый раз, когда он показывал свои эмоции перед Парном и остальными.

Разум Парна был пуст. Он смотрел на трупы Фана и Бельда. Их два мёртвых тела, казалось, отмечали конец целой эпохи.

– Всё прошло по плану этой женщины, – в голосе Этоха звучала горечь. – Пройдёт ещё некоторое время, прежде чем сила Фариса вернётся на Лодосс. Но я должен это увидеть. Вместе с отцом Генахтом я помогу Лодоссу вновь подняться на ноги.
– Ты сможешь это сделать, – сказала Дидлит добрым голосом.

Затем она молча подошла к Парну и обняла его так сильно, как позволяли её тонкие руки. Парн похлопал её по спине и сделал глубокий вдох.

– КАРЛА-А-А-А-А! – крик Парна разнёсся по равнине.

День закончился, оставляя окрашенную красным землю. Облака тоже исчезли. Сколько выжило в этой битве? Слэйн не мог даже предположить.

“Я слышал, что лорд Эльм погиб. Интересно, Вагнард ещё жив?”

– Давайте вернёмся в Ройд, – почти плачущая Дидлит обняла Парна ещё раз. – Ройд должен быть в порядке. Давайте вернёмся туда все вместе. Сегодня и так было слишком много трагедий. Я не знаю почему, но даже трупы гоблинов сейчас выглядят печально. Я знаю, что будь они живы, они бы всё равно пришли снова, и нам бы пришлось с ними сражаться. Но даже если так, я хочу, чтобы их тела двигались, а не лежали на земле мёртвыми.
– Давай вернёмся, Парн, – тихо сказал Слэйн. – Мы всё ещё живы. И можем сделать больше, чем мёртвые. Не забывай об этом. Пошли домой. Об остальном мы подумаем позже.

Слэйн думал, что их планы скоро достигнут своего завершения. Если так, то его старый друг будет этому рад. Он был из тех людей, который смотрел на мир только с точки зрения либо абсолютного зла, либо абсолютной справедливости. Но сегодня не было справедливости. И не было зла. Крик Парна отозвался в душе Слэйна схожими мыслями.

“Карла”.

Тело Слэйна задрожало.

“Я никогда не прощу тебя. И не позволю тебе остаться в живых”.

Таким образом они вернулись в Ройд. Ройд тоже подвергся атаке одной из вражеских армий, и большая часть города была разрушена. Тем не менее, королевский дворец остался невредим и плачущая Фианна приветствовала возвращение группы Парна с телом её отца.

Осталась только печаль. Казалось, с гибелью этого человека, олицетворявшего собой справедливость, тьма и хаос воцарились на Лодоссе.

Однако местный храм Фариса очень активно противостоял этому. Главный священник, отец Генахт, взял на себя обязанности по поддержанию общественного порядка и тратил накопленные храмом сокровища на то, чтобы заботиться о раненых и поддерживать тех, чьи дома были сожжены. Его усилия увенчались успехом, и, по крайней мере, Ройд с прилегающей к нему областью были вне опасности.

Парн и его компаньоны были очень заняты, помогая всем, что только можно. В такое время были нужны и воины, и маги, и священники. Дидлит, Гим и Парн захватывали оставшихся солдат Мармо и убивали монстров.

Они и не заметили, как прошёл целый месяц. Когда Валис немного восстановился и улыбки вернулись на лица людей, Парн и его друзья покинули город Ройд.






Часть 6. Дочь Марфы.

Глава 1

Прошло 10 дней с тех пор, как они оставили Ройд.

Группа Парна добралась до островка в тихом озере Руноана, что располагалось севернее большого болота на северо-западе от Ройда. Их цель была проста: встретиться лицом к лицу с Карлой, магом Древнего Королества, которая направила Лодосс на путь разрушения.

Слэйн уже держал магический жезл, полученный от Великого Мудреца Ворта, в своей руке. С помощью правильных слов и жестов он позволит запечатать магию Карлы.

Шестеро компаньонов беззвучно шли сквозь туман. Такая погода была обычной в районе озера Руноана. Говорили, что зимой здесь даже нельзя было увидеть солнца. Также ходили слухи, что именно здесь, под толщей воды, укрылись руины Древнего Королевства.

– Это место идеально подходит в качестве тайного укрытия для Карлы, – сухо сказал самому себе Парн.

Наконец, сквозь туман проступил силуэт старого дома. Это было двухэтажное здание с серыми стенами. Можно было сказать, что цвет дома идеально подходил его владелице.

Гим украдкой вытащил из сумки какой-то предмет, и Слэйну это показалось подозрительным. Он тихо подошёл к гному и посмотрел на предмет в его руке.

– Это новое оружие? – спросил Слэйн.

Гим, казалось, растерялся, но всё же поклонился магу и показал предмет, который держал в руке.

– Вижу. Украшение для волос, значит. Ты его сделал? Мастерская работа, как и ожидалось от гнома. Но тебе не кажется, что оно немного простовато? – высказал Слэйн своё мнение.

И правда, украшение в руке Гима не выглядело особо роскошным. Это был золотой гребень с драгоценным камнем с выгравированной на нём звездой на конце. Эта часть была действительно тонко сработана, но вот остальное было совершенно обычным.

– Я сделал это, пока мы были в Ройде. Вы говорите, что оно простое, но, тем не менее, это мой величайший шедевр, – сказал Гим с нажимом. – Вы говорите, что оно выглядит самым обычным. Но независимо от того, как бы я его украсил, это было бы просто пустой тратой времени. Вместо того, чтобы сосредотачиваться на красоте самой вещи, лучше сконцентрироваться на том, как она будет сочетаться с её владельцем. Без такой гармонии орнамента и владельца не выйдет ничего хорошего.
– Ясно, – Слэйн был восхищён словами гнома.
– Я надеюсь, что сегодня мне удастся достигнуть цели моего путешествия. После этого мне останется лишь доставить Лейлию обратно к Нис в Тарбу.
– Так вот почему ты пришёл сюда, – сказал Слэйн, глядя на серый дом перед ним.

Парн думал, что это странно, что они ещё не подверглись нападению приспешников Карлы. Та же мысль крутилась и в голове Этоха, который оглядывался в поисках возможной засады. Они не знали, сколько точно слуг может быть у Карлы, но полагали, что не менее двадцати.

– Здесь не будет никакой засады, – Слэйн послал свой мысленный взор внутрь дома. – Хотя вокруг здания может быть установлен мощный магический барьер.

Слэйн ожидал, что его сознание выбросит из дома сразу, как только он пройдёт через дверь. Однако этого не случилось. Он оказался внутри и смог исследовать каждый закоулок.

– Она там! – воскликнул Слэйн. – Это Карла. Она в комнате на втором этаже в задней части здания. Она в броне и с оружием… ах, она смотрит сюда. Она, должно быть, меня заметила. И она улыбается.

Слэйн отменил заклинание.

– Видимо, она планирует покинуть этот дом. Здесь больше никого нет, и здание выглядит пустым. Тут только Карла в кольчуге и с коротким мечом.
– Это значит, она знала, что мы придём, – сказал Парн, выхватывая меч из ножен. – Пошли.
– Помни, мы здесь не для того, чтобы убить Карлу, – напомнил Гим.
– Конечно. Но если дело дойдёт до схватки на мечах, то проигрывать я не собираюсь.

Обернувшись, Парн посмотрел на Вуда, молча стоявшего позади всех.

– И, конечно же, в этот раз Вуд будет играть главную роль.

Они придумали сложный план для победы над Карлой. Во-первых, Слэйн должен был запечатать силу ведьмы с помощью своего жезла. Затем Парн, Дидлит и Гим должны отвлечь внимание Карлы на себя. И тогда, наконец, придёт очередь Вуда. Его задача будет самой важной. Он должен подкрасться к Карле сзади и стащить диадему с её головы. Вуд согласился на эту опасную роль без жалоб.

Открыв входную дверь дома, Парн вошёл внутрь. Он без каких-либо проблем добрался до лестницы и поднялся по ней наверх. Он даже не был особенно осторожен. Он был убеждён, что нигде в доме нет никакой ловушки или засады.

“Если бы она хотела использовать нечто подобное, она бы изначально установила барьер вокруг дома и сломала бы следящее заклинание Слэйна”.

А раз она этого не сделала, значит, не только заметила их присутствие, но и лично хотела принять их вызов.

Именно поэтому Парн уверенно двигался по направлению к комнате, где Слэйн видел Карлу. Зловещий вход в эту комнату предстал перед ним. Парн схватился за ручки двойных дверей и энергично толкнул, открывая их.

Комната была сделана так, чтобы походить на зрительный зал замка. И стены, и пол были сделаны из полированного чёрного мрамора. А в дальнем конце комнаты стояла Карла.

– Я ждала вас, – чёткий голос Карлы раздался в комнате, эхом отражаясь от стен. Она шагнула вперёд и по очереди посмотрела на каждого из своих врагов. – Давайте решим всё раз и навсегда. Нападайте, если хотите!

Произнеся эти слова, Карла всё ещё оставалась неподвижной, будто статуя.

– Карла. Ведьма, играющая судьбами людей! – прокричал Парн, бросаясь в атаку. – Это тебе за моего господина, короля Фана!

Подумав, что время пришло, Слэйн взмахнул жезлом и произнёс слово заклинания.

– Раура!

Слэйн почувствовал давление магического поля перед ним, которое затем распространилось на всю комнату.

Высвободив свою правую руку, Карла проделала необходимые жесты, чтобы использовать заклинание огня против приближающихся к ней рыцаря, гнома и эльфа. Бледная нить красного цвета потянулась от её ловких пальцев.

Но в тот момент, когда этот свет должен был коснуться Парна, он угас, будто свеча на ветру.

“Что происходит?” – растерянное выражение появилось на лице Карлы. – “Должно быть, это дело рук Ворта”.

Следующее заклинание Карлы было очень мощной магией, поэтому ей пришлось сконцентрироваться, чтобы подготовить его. Не обращая внимания на приближающихся противников, она сосредоточилась на заклинании.

– О, всемогущая мана, источник магии, контролирующий всё, высвободи свою силу! Исчезни! О, чудесная сила!

Бабах! Раздался звук взрыва.

Слэйн с ужасом посмотрел на сломанный жезл у себя в руке.

– Осторожно! Карла разрушила магический барьер!

В этот момент Парн и остальные подошли уже достаточно близко, чтобы скрестить с Карлой мечи. Этох старался не смотреть на чёрную тень, бежавшую вдоль стены.

“Мы рассчитываем на тебя”.

Парн атаковал Карлу справа. Он направил свой удар в её руку – руку, державшую меч. Парировав его удар, Карла начала произносить слова заклинания.

Дидлит, атаковавшая слева, нанесла удар по ногам Карлы, но та легко его избежала. Было ясно, что Карла потратила немало времени, на изучение фехтования.

“Поспеши, Вуд!”

Нисколько не сдерживаясь, Парн наносил удар за ударом. Дидлит тоже продолжала атаковать, мешая Карле двигаться свободно. Никто из них не забыл предупреждение Ворта. Однако они не могли позволить себе сражаться вполсилы, ведь иначе они были бы мгновенно побеждены.

– Очнись, Лейлия! Неужели Нис ничему не научила тебя? – внезапно раздался громкий голос Гима, который не вмешивался в схватку, а лишь занял боевую стойку и просто смотрел на Карлу.

“Неужели гном знает бывшую владелицу этого тела?”, – используя свой короткий меч как щит, Карла блокировала все атаки Парна и Дидлит, а сама в это время произносила слова заклинания. – “Жаль, но разум этой девушки больше не существует. Я забрала у неё всё. Так что она не сможет вспомнить тебя”.

Карла продолжала произносить слова сложного заклинания, не делая ни одной ошибки. Она была уверена в том, что ей удастся всё уладить с помощью своей магии.

– Вспомни, Лейлия! Вспомни то, чему тебя учили. Вспомни законы Марфы, что любит всё живое и учит всех жить в мире! – Гим продолжал идти. – Почему она защищает обеты молодых людей, что женятся по любви? Разве для того, чтобы втянуть Лодосс в войну? Разве для того, чтобы украсть жизни тех, кого любят?

Карла злилась на слова гнома, которые мешали ей закончить заклинание больше, чем атаки рыцаря и эльфа. Её сердце было неспокойно.

“Невозможно”, – подумала Карла. – “Почему это беспокоит меня. Разве я что-то знаю о законах Марфы? Сейчас в этом теле должны были остаться лишь фрагменты воспоминаний Лейлии”.

Но, слушая слова Гима, Карла не могла контролировать эмоции, возникающие в ней. Боль пронзила её голову, словно другая она пыталась выгнать захватчицу и вернуть себе тело.

– Эй! Остановись! – заклинание было завершено. Свет возник в левой руке Карлы, которую она направила в сторону гнома.

Гим мог уклониться.

Но он этого не сделал.

– Вспомни, Лейлия! – крик вырвался из его рта.

Свет сорвался с руки Карлы, направился к телу гнома и растворился в нём.

Гим упал.

– Гим! – закричала Дидлит. В упавшем теле гнома она больше не чувствовала энергии жизни. Гнев и печаль наполнили сердце эльфийки.

Тот же шок испытала и ведьма.

– Гим? – шёпот, не похожий на голос Карлы, раздался из её уст. Карла была растеряна. Её головная боль становилась всё сильнее. Её решимость использовать следующее заклинание сменилась растерянностью. И в этот момент чёрная тень возникла позади неё.
– Есть! – зазвенел торжествующий голос Вуда.

Этох и Слэйн видели, что произошло. Проворная рука вора сорвала обруч с головы Карлы. Её чёрные волосы свободно упали, и в этот момент ведьма с криком рухнула на пол, словно марионетка, у которой только что обрезали все нити.

– Гим! – закричал Парн, пытаясь приподнять упавшего гнома. В его руках тело Гима начало быстро терять тепло. Парн прокричал его имя бесчисленное количество раз. Подбежавший Этох начал читать молитву, безуспешно пытаясь вновь разжечь пламя жизни гнома. Слэйн молча стоял, держа руку у себя на груди. В глазах Дидлит появились слёзы. Затем она направила шпагу на грудь женщины, лежавшей на полу.

Слэйн схватил её за руку.

– Отпусти! – глухой голос Дидлит эхом отразился от стен. – Эта женщина убила Гима. Она должна умереть!

Летописи войн Лодосса Record of Lodoss War новелла

– Ты думаешь, Гим сказал бы тебе за это спасибо? Он отдал жизнь, чтобы спасти её. И я начинаю понимать, почему. Гим никогда не рассказывал нам, с какой целью он отправился в путешествие, верно? Давным-давно, Гим был тяжело ранен при аварии на шахте. Я слышал, что мать этой девушки была одной из тех, кто его спас. Примерно в то же время эта девушка подверглась нападению. Но на самом деле она не была похищена. Её разум захватила Карла.
– Это бесполезно, – голос Этоха был горьким. Слэйн опустил взгляд. Руки Гима были скрещены на груди, и Этох медленно готовил его к погребению.
– Бедный Гим, – Дидлит положила голову на грудь Гима, не скрывая слёз, катившихся по её щекам. Слэйн впервые видел эльфа, плачущего из-за гнома.
– Давайте покончим с Карлой. У нас есть ещё одна причина не прощать эту ведьму, – Слэйн повернулся к Вудчаку и мягко сказал. – Вуд, пожалуйста, брось диадему на землю. Тогда всё будет закончено. Мы освободим её от власти древнего заклинания.

До этого момента Вудчак стоял неподвижно, будто в изумлении. Он мысленно бродил в пустой части своего сердца. Очнувшись, он сделал шаг назад. Заметив, что что-то пошло не так, Дидлит подняла шпагу.

– О чём ты думаешь, Вуд? Ты же не…
– П-правильно! – сказал Вудчак, отходя от них. Его чёрные доспехи не издавали шума, а сам Вудчак скользящими шагами удалялся всё дальше.
– Что ты делаешь? Быстрее, сломай диадему! – Парн ещё не понимал, что Вудчак собирался сделать.
– Вы просто не понимаете. Да и как вы можете понять чувства того, кто двадцать лет был заперт в тюрьме? Да, я вор. Но для меня это было единственным способом выжить. Я не так силён, как Парн, и у меня нет мозгов, как у Слэйна, чтобы узнать о древних рунах или даже о том, как зарабатывать деньги. Боги, кажется, наслаждались моими несчастьями. Поэтому я не мог поверить в Фариса, Марфу или Рахда. Только ребята из воровской гильдии понимали меня. Если я хочу силу, мне нужна эта диадема. Я собираюсь забрать силу Карлы себе. Тогда я смогу смотреть сверху вниз на ублюдков, которые не дали мне шанса и украли мою молодость. Великий Вудчак. Я заставлю их повторять имя Джея Ланкарда!
– Не делай глупостей! – закричал Парн.
– Парн. Ты хороший человек. Мне нравится твоё упорство. Но ты должен научиться не доверять людям так просто. Если ты этого не сделаешь, то рано или поздно получишь удар в спину. И Дид. Я в общем-то ничего не имею против тебя, раздражающей и прекрасной дочери леса. Этох, Слэйн. И гном, который уже мёртв. Было весело путешествовать вместе с вами. Это правда. Мы были отличной командой, верно? И я буду рад вновь когда-нибудь встретиться с вами.
– Вуд, ты должно быть шутишь. Прекрати. Это плохая шутка.
– Прощай, Парн. Как бы я хотел быть в состоянии смотреть на мир так же, как ты.

Вуд подбежал к окну. Открыв его, он обернулся и посмотрел на шокированные лица своих товарищей.

На его лица была грустная улыбка.

– ВУ-У-УД! – крик Парна эхом отразился от стен и зазвенел в ушах вора.
– Прощай, – повторил Вудчак. Затем он выпрыгнул наружу. Парн в панике бросился к окну, но вор уже скрылся в лесу.
– Вуд, ты идиот, – простонал Парн.

Повернувшись, он медленно подошёл к трупу гнома. Опустившись на колени, он сделал знак Фариса и схватил холодную руку Гима.

– Я отомщу за тебя, – встав, Парн посмотрел на своих оставшихся товарищей.
– Я пойду за ним. Сомневаюсь, что Вуд сможет совладать с Карлой. Гима я оставляю в ваших умелых руках, – сказал Парн.
– Я пойду с тобой. Тебе ведь нужен кто-то, кто сможет прикрыть спину? Всё-таки враг - это Карла…
– Спасибо, – Парн улыбнулся подбежавшей к нему эльфийке. – Пожалуйста, выслушай меня без смеха, Дид. Я хочу быть героем. Но я недостаточно силён. Сейчас мне бы нужно использовать свой меч для того, чтобы помочь Лодоссу встать на ноги. Но вместо этого я охочусь за ведьмой, которая контролировала ход истории Лодосса, при этом находясь в тени.

“Недостаточно силён?” – удивилась Дидлит. – “Возможно, твоё имя действительно не упомянут в исторических книгах. Возможно, ты не станешь королём или героем. Но твоя искренность и убеждённость, безусловно, оставит след в сердцах жителей Лодосса. Твои приключения, несомненно, сохранятся в их памяти и будут передаваться вместе с другими легендами и сказаниями. Наряду с именами других второстепенных героев. Я думаю, так и будет”.

– Прости, Парн. Я посвятил свою жизнь Фарису. И мне предстоит ещё многое сделать для восстановления Валиса, – сказал Этох печальным голосом.

Улыбнувшись, Парн протянул ему руку.

– Я тоже не могу пойти с вами. Я планирую почтить память Гима, и вместо него отвести Лейлию обратно в Тарбу.
– Жаль, – искренне ответил Слэйну Парн, беря Дидлит за руку. – В таком случае, до встречи. Ещё увидимся.

Затем они оба исчезли в дверном проёме.

– Я не только не смог спасти Гима. Я даже не смог защитить Вудчака, – бормотал Этох, словно проклиная свою беспомощность.

Он встал, отряхнул свою одежду священника и подошёл к телу Гима, чтобы помолиться.

– Это всё, что я могу для него сделать. Остальное на тебе, Слэйн. У меня есть дела в качестве священника Фариса. Я должен помочь Валису, а затем и всему Лодоссу встать на ноги.
– Понимаю. Что же, в таком случае, до свидания, – Слэйн помахал Этоху на прощание. Улыбнувшись, Этох помахал ему в ответ.
– Мудрец Слэйн, Слэйн Звездочёт, я буду молиться, чтобы твои мечты сбылись. И чтобы ты успешно выполнил последнее желание Гима. И чтобы душа этой бедной девушки была спасена.

Белая фигура Этоха медленно исчезла из поля зрения.






Глава 2

Только Слэйн остался в опустевшем жилище Карлы. Он ждал, сидя возле тела Гима. На лице гнома запечатлелось удовлетворённое выражение, так, словно он был полностью доволен прожитой жизнью.

– Я исполню твоё желание, – тихо шептал Слэйн, забирая золотое украшение с груди Гима. Украшение, ставшее последней его работой.

Слэйн думал, что он должен передать украшение той, для кого оно было сделано. С этим намерением он спрятал его в своей мантии, ожидая пока Карла… нет, девушка по имени Лейлия придёт в себя.

Ему не пришлось ждать долго. Через некоторое время её дыхание выровнялось, и она начала стонать.

– Всё в порядке? Как вы себя чувствуете? – подойдя к Лейлии, Слэйн взглянул на её лицо. Он подумал, что Карла не смогла использовать большую часть красоты этой девушки. Потом он заметил, что её ясные фиолетовые глаза смотрят на него. Как же прекрасны они были – и как печальны.

Как будто очнувшись, Лейлия огляделась. Затем её взгляд упал на труп гнома.

– Гим. Добрый мастер-гном, – хриплый шёпот донёсся из глубин её горла. – Я помню. Ты… я слышала твой голос, когда была заперта в темноте. Я думала, что это был сон. Но это реальность, не так ли?..

Пошатываясь и спотыкаясь, она подошла к гному и взяла его за руку. Обнаружив, что она уже холодная, девушка молча прижалась к мёртвому телу.

– Как бы я хотела, чтобы это был просто сон. Я бы хотела проснуться в своей постели в Тарбе. Но это реальность, не так ли?

Слэйн слышал, как она тихо всхлипывала. Её рыдания становились всё громче и смешивались со словами, которыми она проклинала себя.

Слэйн не двигался, пока Лейлия не перестала плакать. Он думал, что она будет плакать вечно, но через некоторое время её рыдания стали тише, а потом и вовсе прекратились.

– Что мне делать? Я сотворила столько непростительных вещей. Я убила Гима собственными руками, погубила множество людей, начала войну на Лодоссе... Как я могу получить прощение за эти грехи? – Лейлия говорила с облачённым в мантию человеком, стоявшим возле неё. Похоже, его спокойное лицо облегчало боль в её сердце.
– Ты должна жить, – прямо сказал Слэйн. – Я не думаю, что это всё твоя вина. Это скорее Карла, а не ты, совершила все эти преступления. А если ты всё ещё хочешь искупить содеянное, то должна поправиться и помочь в восстановлении Лодосса. У тебя есть силы, чтобы сделать это. Но в первую очередь я должен отвести тебя к твоей матери. Это было самым главным желанием Гима.

Лейлия какое-то время молчала. Она закусила губу так сильно, что та начала кровоточить.

– Я понимаю, – резко сказала девушка. – Я посвящу свою жизнь Лодоссу. И вернусь в Тарбу, чтобы повидаться с матерью.

Склонив голову, она подошла к Слэйну.

– Я буду сопровождать тебя, жрица Марфы. Меня зовут Слэйн Звездочёт. Я маг, который учился в Академии Мудрецов. Позволь мне одолжить тебе свою силу.
– Пожалуйста, не надо говорить сейчас о магии. Но я помню вас, мага, который, видимо, находится на стороне света. Я помню всё, что происходило за последние семь лет.

“Это объясняет её боль”, – подумал Слэйн, поняв её чувства. – “И поэтому сейчас она не может улыбаться. Но когда-нибудь на её прекрасном лице вновь расцветёт улыбка. Я сделаю всё, чтобы это однажды произошло. Я, конечно, не могу владеть мечом, как Парн, но от моей магии тоже немало пользы”.

Взяв Лейлию за руку, Слэйн покинул дом Карлы. Затем он обошёл все комнаты, используя в каждой заклинание огня. Он думал, что в разгар пожара душа Гима обязательно вознесётся в рай.

Дом Карлы был охвачен пламенем и медленно сгорел. Слэйн стоял неподалёку и наблюдал до тех пор, пока не погас последний уголёк.

Затем они ушли. Впереди шла Лейлия, а за ней Слейн. Туман рассеялся, уступив лучам осеннего солнца.

Слэйн ещё раз посмотрел на Лейлию в свете солнечных лучей. Её волосы напоминали ночное небо, а тело было похоже на мраморную статую.

Внезапно вспомнив, Слэйн вытащил гребень для волос, сделанный Гимом, из кармана своей мантии.

– Прошу прощения, – извинившись, он вставил гребень в её волосы.

“Ясно”, – Слэйн глубоко вздохнул. – “Гим был абсолютно прав”.

Оказавшись прикреплённой к волосам Лейлии, простой на вид гребень стал выглядеть совсем иначе. А камень, украшавший его, словно найдя правильное место, засиял всеми цветами радуги.

“Красота рождается из гармонии, да?”, – Слэйну стало стыдно, что он считал Гима способным лишь махать боевым топором.

Затем в голове мага возникла другая мысль. Глядя на женщину с фиолетовыми глазами, прикрывавшую рот одной рукой, и на её чёрные волосы, сдерживаемые гребнем Гима, он подумал:

“Возможно, я наконец-то нашёл свою звезду”.

Последний шедевр Гима сиял в её волосах, словно настоящая звезда в бескрайнем пространстве космоса.






Послесловие Ясуда Хитоши

Эта книга немного необычна.

Во-первых, как уже поняли те, кто прочитал её, это фэнтези.

Это захватывающая история о том, как молодые авантюристы сражаются с фантастическими существами в вымышленном мире Лодосса (есть остров с таким же названием в Эгейском море, но это лишь совпадение (п/п Родос пишется по-японски так же, как Лодос)). Это похоже на героическое фэнтези. Но, в отличие от оного, данная книга имеет одну особенность.

Эту книгу можно назвать “игровым романом”.

Теперь, когда я это сказал, вы можете спросить себя: “А! Так это одна из тех книг по компьютерным играм, которые так популярны в последнее время?” Действительно, сейчас есть явление, когда по играм с сюжетом и различным РПГ выходят рассказы и даже романы, где пересказывается их события. Ну, это тоже может быть любопытным экспериментом, так как в играх встречается масса интересных историй, хоть и ограниченных самим форматом видеоигр (я рекомендую “Демона Лапласа”).

Но эта книга отличается от большинства подобных “игровых романов”. Хотя игра, на которой основан её сюжет, действительно существует, она ещё не вышла в свет.

Поскольку я не хочу долго ходить вокруг да около, то скажу прямо: «Летописи Войн Лодосса» на самом деле являются игровым РПГ-миром, созданным SNE Group, частью которой авторы этой книги – Мидзуно Рё и я – и являлись.

Жанр РПГ очень интересен. В первую очередь это конечно игры, но они также требуют создания истории, для чего необходимо воображение и творчество. Более того, если игра не компьютерная, а настольная, то в ней существует мастер игры, который создаёт историю и движет её вперёд, а сами игроки свободно отыгрывают выбранные роли. Таким образом, они все формируют игровой мир, что позволяет получить истинное удовольствие от игры.

Развитие такого жанра игр началось за океаном с появления D&D, но с тех пор прошло уже много времени, в течение которого подобные игры развивались и совершенствовались. В последнее время акцент сместился с изначального совершенствования игровой системы (какие правила интересны?) на игровой мир и сценарий (какой мир, события и персонажи интересны?).

Игроки честны. Они хотят играть и получать удовольствие от игры. Неважно, как совершенны правила, всё, что работает плохо или не работает, – не нужно. В последнее время игры без привязки к какой-то конкретной системе правил стали обычным явлением.

Я немного отошёл от темы, однако SNE Group не является исключением из общих тенденций – ряд сюжетов, созданных ею, существует уже долгое время. Из них, без сомнения, величайшим является мир Летописей Войн Лодосса, основным создателем которого является Мидзуно Рё. Однажды мы играли в D&D, используя этот сеттинг. Также мы играли в Tunnels & Trolls и RuneQuest, используя его. В конце концов, вымышленные персонажи стали настолько яркими, что мы решили создать оригинальную игровую систему, чтобы превратить этот сеттинг в полноценный игровой мир.

Таким образом, эта книга является “игровым романом” в том смысле, что использует сеттинг ещё не вышедшего в свет игрового мира.

Так как среди восторженных читателей этой книги могут найтись те, кому интересно, что случилось с “Летописями Войн Лодосса”, которые были сериализованы в журнале прежде, чем вышла эта книга, я немного расскажу, в чём была суть дела.

Около двух лет назад у SNE Group, членом которой я являлся, появилась необходимость ознакомить потенциальных покупателей с рядом настольных РПГ, которые в то время были неизвестны в Японии. Таким образом, мы начали с того, что опубликовали повторы (письменные версии того, что происходило в игре) игры в мире “Летописей Войн Лодосса” в журнале Comptiq (ежемесячный журнал, выпускаемый Kadokawa Shoten).

Просто как примечание: это не мы изобрели концепцию повторов, однако даже на родине ролевых игр, в Америке, я не знаю ни одного случая, когда на основе игрового материала была написана достаточно интересная новелла.

К счастью, этот проект был очень популярен среди читателей Comptiq, однако поскольку мы использовали определённую игровую систему для превращения истории в книгу, то появилась проблема авторских прав. Таким образом, дальнейшей сериализации скорее всего не будет.

Тем не менее, изначально Лодосс был стандартным РПГ сеттингом, не привязанным к какой-то определённой системе правил. И с самого начала обладал сильной историей.

Поэтому неудивительно, что его легко удалось переложить в форму новеллы.

Автор, Мидзуно Рё, был центром сеттинга “Летописи Войн Лодосса” (т.е. был гейм-мастером), и он также любил романы, в том числе научную фантастику и фэнтези, а кроме того был опытным писателем. Хотя “ Летописи Войн Лодосса” создавались, как игра, он изначально уделял большое внимание деталям, что более характерно для романов, чем для сюжетов игр. Повторы игр были не в последнюю очередь популярны благодаря “сочной” истории. У меня нет сомнений, что именно благодаря тому, что он превратил сюжет игры в роман, это сделало историю более интересной, чем всё, что было до этого (я был записан в соавторы сценария, хотя на деле лишь участвовал в создании некоторых персонажей игры и сделал несколько изменений тут и там. Тогда как он всегда был в центре всего).

Скоро “ Летописи Войн Лодосса” появятся в качестве игры, но пока я прошу испытать очарование этого мира в виде романа.

P.S. К тому моменту, как эта книга окажется у вас в руках, уже выйдет компьютерная игра-адаптация “ Летописи Войн Лодосса”, выпущенная Hummingbird Soft. Вам стоит сыграть в неё. Так же, как и в настольную игру, которые всё шире распространяются по всему миру.

Увидимся в следующий раз!