Рэйн [Rain]

Рэйн Rain новелла

Пролог.

Прогуливаясь по заднему двору своего дворца, король Лейгур внезапно остановился, ощутив чьё-то присутствие.

Воины, которые должны были стоять на страже, в какой-то момент исчезли, и вместо них появились несколько очень хорошо знакомых королю людей.

Это были генералы Зармина, находящиеся в подчинении Лейгура.

Но на их лицах вместо привычного вынужденного уважения была лишь жажда убийства…

– Ха, кажется, вы решили сэкономить мне время, выдав себя, – сказал Лейгур, сужая глаза из-под длинных серебристых волос. Лицо его словно заледенело.

Перед этим лицом, на котором не было видно ни тени страха, четверо генералов, снискавших славу в сражениях, подались назад, словно собираясь отступить.

Но тут заговорил Арвин, возглавлявший их группу:

– Замолчи! Мы жили под бременем твоей власти с тех пор, как ты убил последнего короля и занял его место! Но всякому терпению есть предел! Мы больше не можем закрывать глаза на твою тиранию!

Остальные трое заговорили разом, соглашаясь с ним. Подбадривая друг друга они выхватили из ножен мечи. Свет отразился на длинных клинках.

Тем не менее, спокойствие Лейгура не пошатнулось.

Судя по его виду, королю не было ещё и тридцати, и по сравнению с генералами он выглядел неопытным, но он произнёс всего одно слово:

– Бесполезно.
– Что?!
– Неужели вы действительно верите, что у вас есть шанс одолеть меня, пусть даже вы нападёте все вместе? Никогда бы не подумал, что вы настолько глупы. Что ж, быть может, вы немного развеете мою скуку.

Лейгур смотрел на четверых стоящих перед ним мужчин как на пустое место.

– Но тот, кого я ищу на самом деле, это человек, превзошедший всех остальных и… Нет, – он внезапно прервался, рассмеявшись. – Забудьте о всех остальных. Это человек, способный одолеть одного из легендарных чудовищ. Вот кого я бы хотел видеть среди своих подчинёных. Посредственности же вроде вас, не способные даже оценить свой потенциал, мне не нужны. Они могут лишь помешать тому плану, который я собираюсь вскоре привести в исполение.

Генералы хмурились, слушая короля. Упоминая о легендарных чудовищах, он мог иметь в виду лишь Драконов Тысячелетия, живущих тысячи лет и славящихся своей силой. А раз так, то говоря о людях, способных одолеть их, Лейгур мог иметь в виду лишь Убийц Драконов. Легенду из легенд.

Говорят, что тот, кто победит дракона в бою, получит всю его силу... Разумеется, это просто легенда.

– Какой бред. Всё же ты сумасшедший. Давно пора было тебя прикончить! – сплюнул Пирс, ещё один из четвёрки.

На лице Лейгура заиграла холодная улыбка.

– Бред, значит… Ладно, неважно. В конце концов, вы все умрёте здесь. Рассказывать вам о будущем не имеет смысла.

Закончив говорить, Лейгур метнулся вперёд. Раздался лязг доставаемого из ножен клинка, и в глазах четырёх предателей отразился зловещий багровый свет, источаемый демоническим клинком.

Лейгур внезапно сократил дистанцию, оказавшись совсем рядом с Пирсом. Его скорость намного превосходила человеческие возможности. Всё, что успел сделать закалённый в боях генерал, это поднять меч. Но клинок Лейгура метнулся со скоростью молнии, разбивая меч Пирса и разрубая его тело вместе с бронёй. Король отступил, а фонтан крови хлынул на троих оставшихся.

У Арвина перехватило дыхание, он неосознанно сделал несколько шагов назад. А Лейгур во второй раз взмахнул мечом, произнеся:

– Свет!

И тут же хлынул ослепительно яркий магический свет, подвластный воле Лейгура. Вспышка накрыла пятившегося Арвина, и он рухнул, обугленный.

Остальные отпрянули от дымящегося трупа.

– М-магия! Но он ведь даже не произнёс заклинания!
– Такое просто невозможно для человека!..

Лейгур не дал им договорить. Вновь сократив дистанцию, он ударил горизонально, разрубая сразу обоих. Они умерли, не успев даже закричать. Все предатели, получив смертельные раны, лежали на земле. Их глаза безжизненно смотрели в небо, а кровь пропитывала землю там, где они упали. При жизни храбрость и заслуги этих генералов признавались всеми. Но не прошло и десяти секунд, как все они были убиты.

Так и не изменив выражения лица, Лейгур вложил свой волшебный меч, «Правосудие», в ножны. Не удостаивая более вниманием мертвецов, он перевёл взгляд на небо
.
– Что ж, похоже, мне придётся искать новых подчинённых. Но есть ли в мире тот, кого я на самом деле хочу отыскать?.. – произнёс Лейгур вслух, поджав губы.

Один кандидат всё же существовал. Возможно, пришла пора испытать его…







Часть 1. Рэйн. Под домашним арестом

Глава 1.

Замок Галфорт, главная крепость Санкволла.

Множество людей собралось в Алом Зале замка, где в этот момент шло совещание генералов.

Король Дуглас сидел на своём троне, установленном на платформе в дальней части зала, возвышаясь над собравшимися в зале военными офицерами и гражданскими служащими. У большинства из них были светлые волосы и голубые глаза, что являлось отличительной чертой дворян. Только генерал Рэйн, стоящий, опустившись на колено, перед королём, отличался от остальных своими чёрными глазами и волосами.

Его глаза, как всегда, блестели озорством. Что бы ни случилось, он был не из тех людей, у которых на лице написано, если случилось что-то плохое. Нет, он и в эту трудную минуту выглядел как обычно.

По крайней мере, так казалось Ральфусу, внимательно следящему за ним. Ральфус, хрупкого телосложения, со строгим аристократическим лицом, ничуть не походил на Рэйна. Тем не менее, они были друзьями и сейчас Ральфус очень переживал за друга.

«Рэйн, ну хватит уже…» – подумал он, но Рэйн не услышал его молитвы.

– Как я уже неоднократно объяснял, идти на поводу у Зармина и делать то, к чему вынуждает нас противник, это далеко не лучшая стратегия. Было бы крайне неосторожно отправлять войско ему навстречу. Это то же самое, что самому прыгать в расставленную ловушку, – голос Рэйна сочился сарказмом.

Глаза короля Дугласа свирепо сверкнули при виде такой непочтительности.

– Рэйн! Следи за своими словами! Ты не только отказываешься принять мой план битвы, но ещё и дерзишь мне! – король Дуглас, чью щёку пересекал шрам от старой раны, задрожал от гнева. Чиновники вокруг него побледнели, но Рэйн, объект монаршьего гнева, и бровью не повёл. Наоборот, он словно наслаждался ситуацией, а по губам его бродила лёгкая усмешка. Это была не просто храбрость, а нечто большее.

Ральфус попытался перехватить взгляд друга, но тот смотрел только вперёд. И снова давал советы… Или, скорее, высказывал недовольство королевским решением.

– План битвы? Ваше величество, я не верю, что вы можете называть планом битвы решение послать десять тысяч наших воинов против сорока тысяч солдат врага. Может, вы хотели сказать «план самоубийства»?
– Что?! – король Дуглас стиснул зубы от гнева. Похоже, его терпение подходило к концу.

Ральфус понятия не имел, чего пытается добиться Рэйн. Ведь он прекрасно знал вспыльчивый характер короля. Когда он был таком состоянии, шутить с ним не следовало. Рэйн мог договориться и до казни. Неужели он был настолько против предложенного плана?

Всего полгода назад сильное королевство Зармин с севера континента захватило Лунан. Это государство располагалось к северу от Санкволла, долгое время оставаясь сильным противником. Но против Зармина у него не было ни шанса.
Хотя один из врагов Санкволла пал, не время было радоваться этому. Как ни посмотри, следующей целью Зармина должна была стать маленькая страна на юго-западе континента, иными словами – Санкволл.

Как только стало очевидно, что Лунан потерпит поражение, в Санкволле начали укреплять оборону, а также контрразведку, надеясь предотвратить проникновение шпионов. Генералы готовили войска и собирали наёмников под знамёна короля.

В конце прошлого месяца король Зармина Лейгур, как и ожидалось, начал готовить свою огромную армию к новому походу. Под командованием офицеров Лейгура она двинулась на юг. И дураку было понятно, что целью нападения является Санкволл.
Король Дуглас, надеясь решить всё одной неожиданной атакой, приказал семи своим генералам готовиться к битве. Ральфус и остальные начали перебрасывать воинов и наёмников в район крепости Галфорт, чтобы объединить их в единую армию.

Лишь Рэйн проигнорировал приказ короля и прилюдно высказался против его плана. Одного этого было достаточно, чтобы сурово наказать его. Кроме того, выбранные им слова граничили с бунтом, поэтому Ральфусу было о чём волноваться.

– Рэйн! Я дал тебе звание генерала, хотя ты и простолюдин! Я даже даровал тебе земли!.. – король задохнулся от гнева.
– Да, я помню. И я искренне благодарен за это, – Рэйн, напротив, оставался спокоен и вежлив. Хотя особой признательности в его голосе не чувствовалось. Скорее, там звучала насмешка.
– Какая наглость! Почему же ты тогда не выполняешь приказов?! – короля от ярости аж трясло.

В ответ послышался тяжёлый вздох… Разумеется, это был Рэйн.

– Я ведь уже несколько раз это повторял. Всё потому, что я против того, чтобы атаковать врага вчетверо меньшим войском и без нормального плана. Я что, непонятно выражаюсь? – он покачал головой, словно подчёркивая бесполезность объяснений. – Напасть на превосходящего противника и погибнуть… Человеку вроде меня, прошедшему весь путь от простого наёмника, как-то неинтересно умирать ради этой сомнительной «чести».
– Что ещё за «неинтересно»?! Кого волнует твоё мнение?! – по всему залу раздались голоса, поддерживающие короля. Среди них были и голоса пяти генералов, кроме, разумеется, Ральфуса. В высших эшелонах власти Рэйна не слишком любили.

Не обращая внимания на выкрики, Рэйн продолжил:

– Земли, ранее принадлежавшие Лунану, теперь являются территорией Зармина. Глупо предполагать застать врага врасплох на его же земле.
– Да как ты смеешь?! Так-то ты говоришь с правителем?!

Король Дуглас достал из ножен меч. Поднявшись с трона, он быстрыми шагами направился к Рэйну. Эхо королевского рёва перестало гулять по залу, и теперь там воцарилась звенящая тишина, все замерли в ожидании того, что должно произойти. Ситуация была критической.

Рэйн Rain новелла

Но тут Ральфус шагнул вперёд со своего места, загораживая Рэйна.

– Прошу вас, подождите, ваше величество!
– Уйди с дороги, Ральфус! За сегодняшнюю выходку он не заслуживает снисхождения!
– Но даже так… Рубить его – это уже чересчур!
– Замолчи!
– Простите, но я не могу молчать!

Он вложил в это восклицание всю свою немалую силу воли, и в зале воцарилась тишина. Даже король удивлённо опустил меч. Ральфус всегда был очень спокойным человеком, но иногда начинал действовать совершенно не похоже на себя. Сейчас был один из тех случаев. Он продолжил уже спокойнее:

– Совсем скоро нас ждёт нелёгкая битва. Разве сейчас подходящее время, чтобы убивать союзника? Задумайтесь об этом!

Король, всегда уважавший Ральфуса, действительно задумался. Но тут заговорил один из генералов, Ганоа:

– Лорд Ральфус, мы понимаем, что вы пытаетесь защитить друга, но не слишком ли далеко вы заходите, вставая на пути короля? – во взгляде его ясно читалось «заткнись и не мешай королю прикончить этого наглого выскочку».

Лорд Жиль кивнул, поддерживая. В отличие от худого, но крепкого Ганоа, Жиль был круглым, как бочка. Оба они представляли консервативное дворянство и ненавидели Рэйна.

Несомненно, они очень надеялись, что его сейчас убьют. Несмотря на то, что Ральфус также происходил из древнего дворянского семейства, ему они никогда не нравились.

– Глупцы! – хлестнул по толпе его резкий голос. – Если Рэйн сейчас погибнет, то от этого выиграют только наши враги! Неужели это так трудно понять?!

Ганоа, казалось, хотел что-то сказать, но захлопнул рот, взглянув в глаза Ральфусу. Жиль тоже промолчал.

С болезненной гримасой король Дуглас всё же вложил меч в ножны. Видимо, он почувствовал, что последние слова Ральфуса обращены на самом деле к нему. Он вернулся на трон и раздражённо посмотрел на Рэйна и Ральфуса.

– Что ж, пожалуй. Его смерть и вправду ничего не даст.
– Да, верно, – Рэйн говорил так, будто речь шла вовсе не о его жизни.

Король вновь нахмурился. Ральфус поднял руку, как бы призывая Рэйна к спокойствию, и опустился на колено рядом с ним.

– Ваше величество, я от всей души благодарю вас за понимание…
– Тем не менее, он не привёл с собой своих солдат. Невыполнение приказа есть невыполнение приказа. Оно может случиться снова. Нельзя оставлять его без наказания.
– Это правда, но…

Пытаясь найти выход из ситуации, Ральфус бросил взгляд на Рэйна. Но, хотя дело касалось его непосредственно, он словно не воспринимал происходящего всерьёз, и в его глазах читалось «меня это не касается». Тогда Ральфус слегка раздражённо предложил:

– Ваше величество, быть может, стоит посадить Рэйна под домашний арест?
– Хмм… Домашний арест?
– Да. Неизвестно, чем обернётся ближайшая битва, поэтому на мой взгляд это будет лучшим решением.
– Понятно… – король Дуглас задумчиво погладил бороду. Предложение ему не слишком понравилось, но следовало считаться и с положением Ральфуса, аристократа из древней благородной семьи. Даже сам король не обладал столь чистой родословной, как он. Подумав, он сказал. – Но всё же, я считаю такое наказание слишком мягким.
– Это не так, – Ральфус и сам не верил в то, что он говорил, но постарался быть убедительным. – Если ваше величество одержит победу над Зармином, то Рэйну придётся признать свою неправоту. Он потеряет лицо перед людьми. Для воина с его репутацией это будет огромный позор и самое жестокое наказание.

Рэйн что-то фыркнул себе под нос о воинской чести, но даже он не мог поспорить со словами Ральфуса.

– Хмм… Ну что ж…
– Итак, что вы решите, ваше величество?
– Ладно, пусть будет так, – король скривился, словно жевал лимон. – Рэйн, я приказываю тебе немедленно отправляться в свой замок под домашний арест. Ты должен быть благодарен за такое мягкое наказание.
– Я искренне благодарен и готов исполнить вашу волю! Ха-ха!

Рэйн поклонился королю, хотя видно было, что это лишь формальность. Всё ещё с опущенной головой, он взглянул на Ральфуса и подмигнул ему, хитро улыбаясь, будто всё шло по плану.

Ральфус страдальчески улыбнулся в ответ. Впрочем, друг был в безопасности, а это самое главное. Потому что на победу в войне надежды не было никакой.

Ганоа и Жиль холодно следили за ним, но он это не заметил. Хорошо это или плохо ещё только предстояло выяснить.






Глава 2.

Поскольку больше никто не осмелился высказывать своё мнение, приём довольно скоро закончился.

Ральфус пригласил Рэйна в свои личные покои во дворце.

Если война была неизбежна, это могла быть их последняя возможность поговорить.

– Не желаешь выпить?
– Отличная идея, – оживлённо рассмеялся Рэйн.

Войдя в комнату, он сразу же уселся на диван и скрестил ноги, сбросив при этом обувь.

Ральфус взял бутылку вина и два бокала с верхней полки серванта. Наполнив их до краёв, он занял место напротив Рэйна.

Разом осушив бокал, Рэйн налил себе ещё. Он всегда пил таким манером.

Ральфус же медленно потягивал вино, поднеся фужер к губам и разглядывая лицо друга.

Он довольно молодо выглядел и совсем не изменился с тех пор, как они впервые встретились. Несмотря на то, что ему было двадцать пять, так же, как Ральфусу, ничто об этом не свидетельствовало. По внешнему виду можно было сказать, что ему около восемнадцати или двадцати лет.

Поговаривали, что Ральфус, в чьих жилах течёт благородная кровь основателя знатного рода, происходит от эльфов. Они живут дольше людей и медленнее стареют. Однако, почему Рэйн выглядит так молодо, он мог только догадываться. Подумав об этом, Ральфус осознал, сколь многого о нём ещё не знает.

В этот момент Рэйн произнёс:

– Кстати, извини за случившееся.
– Ты это о чём? Речь ведь не о домашнем аресте? Полагаю, ты с самого начала рассчитывал на то, что я вмешаюсь?
– Разумеется.
– В таком случае, тебе стоило предупредить меня заранее. Что бы ты делал, если бы я не вступился за тебя перед его величеством?
– Я знал, что ты не сможешь стоять в стороне. Кроме того, как можно посвятить в свои планы человека, который совершенно не умеет притворяться?
– Хм. Пожалуй, – согласился с ним Ральфус.

Несомненно, будь он осведомлён обо всём заранее, это не могло бы не отразиться на его лице.

– И всё же, я не мог представить, что ты решительно выступишь против этой войны. Ты и впрямь думаешь, что нам не победить в предстоящем наступлении?
– В такой ситуации нам не на что рассчитывать, – слова Рэйна звучали прямо и убедительно. – Совершенно очевидно, что это ловушка Зармина. Скорость мобилизации нашей армии слишком невысока, а это имеет решающее значение. Оказавшись в окружении, как можно разгромить вражеские войска?
– …Похоже, ты прав. Но если таков их план, то что, по-твоему, нам следует предпринять? Ведь если мы отступим, рано или поздно они всё равно вторгнутся?
– В этом случае нам следует подготовиться к защите на своей территории, в Санкволле. Если дело примет такой оборот, то кому-то из нас двоих придётся разработать военную стратегию. Кроме того, мы будем ответственны за мобилизацию и командование войсками…
– Да… Вот только… – Ральфус озадаченно нахмурился.

Король Дуглас не выносил никаких советов, касающихся военной подготовки. Это могло быть приемлемо в любой другой ситуации, но в данном случае он и не подумал бы интересоваться мнением Ральфуса.

– Ты ведь знаешь, что это невозможно. Ничего не поделаешь, ситуация безнадёжная. Теперь, когда военный конфликт разгорелся по всему континенту, слишком много желающих взять бразды правления в свои руки и покомандовать.
– …Да, – с некоторой нерешительностью ответил Ральфус, хотя он понял, о чём говорил Рэйн.

Его приговор был жёстким, но правильным. Каковы бы ни были личные качества короля Дугласа, его способности оценивать ситуацию в целом и разрабатывать подходящую стратегию сводились к нулю. Как на это ни посмотри, итог был предсказуем.

– Даже если на мгновение позабыть обо всём, я не тот человек, чтобы бездумно рисковать своей жизнью ради его величества. Особенно в случае поспешной атаки, не сулящей ни единого шанса на победу.

В наступившей за этими словами тишине Ральфус сделал глоток вина. По крайней мере, слова его друга звучали вполне разумно, пусть и раздражали многих. Суровые приказы короля часто ставили Рэйна в затруднительное положение, и было бы странно, если бы он решил пожертвовать собой ради него.

И, прежде всего, для наёмников не существовало таких понятий как преданность королевству. Тем более, в такой ситуации. Но все люди разные. И если находились глупцы, твёрдо стоящие на земле и готовые сражаться, то это воспринималось в порядке вещей…

Рэйн пристально посмотрел на Ральфуса:

– Эх… Ведь бессмысленно просить тебя не участвовать в этом походе?
– Да. Хотя я рад, что ты волнуешься обо мне.
– …Вовсе нет. Но было бы жаль лишиться того, с кем можно поговорить по душам.
– Понимаю, – Ральфус тихонько рассмеялся.

Допив последний бокал, Рэйн резко поднялся:

– Ну вот. Мне уже пора. В конце концов, я же под домашним арестом.
– Разумеется. Может, это и ни к чему, но всё таки, будь осторожен.
– Хм, могу дать тебе тот же совет.

В какой-то момент Ральфусу показалось, что он заметил тревогу в глазах Рэйна, но в следующее мгновение всё прошло. Не выказывая ни тени эмоций, Рэйн вышел из комнаты с таким видом, словно покидал важное совещание. Ральфус последовал за ним, чтобы проводить.

– А, точно, – Рэйн остановился на ходу и обернулся, вспомнив об одной детали. – Я всё хотел у тебя спросить, не знаешь ли ты девушки по имени Мишель? Ей около шестнадцати лет, и она из знатной семьи.
– Мишель? Сложно сказать… Тебе ещё что-нибудь о ней известно, кроме имени?
– Дай подумать… У неё светлые прямые волосы, доходящие до талии, невероятно красивое лицо… И прелестный голос.
– Под такое описание может подходить слишком много девушек, тем более среди знатных особ, – сказал Ральфус слегка раздражённым голосом. – И, как бы я к этому не относился, у вас заметная разница в возрасте. Да, пожалуй, я не слишком хорошо разбираюсь в отношениях между мужчиной и женщиной, но…
– Нет же! Ты неправильно меня понял! Такое меня вовсе не привлекает. Просто я кое-что ей обещал.
– Обещал?
– Пустяки. Не страшно, если ты не знаешь её. Я примерно догадываюсь, где мы могли бы встретиться.

Рэйн помахал другу рукой, заканчивая разговор, затем обернулся и пошёл дальше по коридору, словно ничего и не произошло. Он ушёл, не оглядываясь.






Глава 3.

Ральфус вернулся в свои покои и задумался об уехавшем друге. Его мысли обратились к предстоявшей битве и тому, что только значительные перемены в его судьбе позволят снова увидеть этого беспечного человека…

Глубоко погрузившись в раздумья, Ральфус не сразу понял, что кто-то застенчиво стучит в дверь. Судя по громкости звука, это не мог быть его помощник Гвен.

– Войдите… – за тихонько открывшейся дверью стояла принцесса Сельва. – В-ваше высочество!

Её белокурые волосы достигали талии, а кожа была настолько бледной, что казалась прозрачной. У принцессы были огромные глаза, чья ясность и красота заставляли восторгаться ими и подчиняться их взгляду. Сегодня принцесса была непохожа на себя и выглядела обеспокоенной. Она протянула свою изящную руку Ральфусу, машинально вставшему перед ней на одно колено.

– Не нужно столько учтивости, сэр Ральфус. Хм… Не найдётся ли у вас минутки для разговора?
– Конечно. Пожалуйста, проходите, – смущённо сказал Ральфус, делая приглашающий жест рукой.

Он был наслышан о том, что принцесса избегает людей, поэтому не мог понять, с какой целью она пришла…

Девушке было чуть больше шестнадцати лет, но он никогда не разговаривал с ней лично. Обычно, когда они встречались во дворце, он кланялся ей и всё. Это не значило, что Ральфус намеренно избегал принцессу, просто она всегда находилась во внутренних покоях замка. Хотя казалось, что это не её желание, а её отца, короля Дугласа. В любом случае, её визит был полной неожиданностью.

Принцесса села на диван и стала осматриваться, словно что-то искала.

– Итак, что же привело вас сюда?
– Ну… Правда ли, что вы друг Рэйна? По крайней мере, так я слышала от одной из служанок.
– …Да, это правда, он – мой друг.

«Она называет его по имени? Не слишком ли это фамильярно…» – подумал про себя Ральфус, приходя в ещё большее замешательство.

– Тогда, быть может, вам известно, где он? Рэйн должен был прибыть во дворец, но сколько бы я ни искала, мне не удалось его найти.

Ральфус застыл, изумлённо глядя на принцессу. Его лицо словно говорило: «чего только в жизни не бывает».

Принцесса тихонько сказала:

– Для моего отца это должно остаться в секрете. Ведь я тайно выбралась из своей комнаты. Но, на самом деле, я лишь хотела его увидеть.
– …Понимаю. Увидеть Рэйна, – только и смог вымолвить Ральфус.

Принцесса, до этого открыто говорившая с ним, внезапно покраснела. По её виду несложно было догадаться, насколько для неё важен Рэйн.

«Когда это он успел с ней познакомиться? Похоже, что это ещё одна из его загадок», – подумал Ральфус. Рэйн вообще довольно редко бывал в замке Галфорт.

– Он был здесь совсем недавно… Но, поскольку его заключили под домашний арест, то, боюсь, он уже отправился назад, в свой замок, – Ральфус испугался, что услышав подобные новости, девушка разрыдается, и тут же добавил. – Ничего не поделаешь. Возможно, для него даже лучше, что всё так обернулось.

Из симпатии к ней Ральфус подробно рассказал обо всём, что произошло во время совета и о том, как Рэйн оказался под домашним арестом, но попросил не говорить, что она узнала это от него. Также он поведал и о том, какие цели Рэйн преследовал, устраивая эту сцену.

– Я… всё понимаю. Если Рэйн говорит, что таков будет исход битвы, значит, Санкволлу не на что надеяться, – в её словах читалось безоговорочное доверие к этому человеку. – Хотя никто и не хочет этого признавать.
– Всё верно.

Глубоко вздохнув, принцесса достала из-за пазухи медальон, скрывавшийся под платьем, и пристально посмотрела на него. На серебряной цепочке висела старая монетка.

Завидев удивлённый взгляд Ральфуса, она протянула руку, чтобы он смог его рассмотреть:

– Поскольку вы его друг, то, думаю, я могу вам её показать. Эту монету дал мне Рэйн, и теперь это моё сокровище.
– Это большая честь. По-видимому, она очень старая. Но не похоже, что она имеет какую-то ценность.

Монета выглядела скорее потёртой, чем старой. По внешнему виду казалось, что это обычная серебряная монета, но на почерневшей поверхности виднелись выгравированные слова на языке, который, очевидно, знал Рэйн.

– Это волшебная монета.
– Волшебная?
– Да. Никто не знает, каким именно эффектом она обладает. Рэйн говорил, что её можно использовать только единожды. Но каждый раз, когда мне становится грустно, и я смотрю на неё, то это вновь придаёт мне сил.

Магические предметы являлись большой редкостью в эти дни, и их древность, несомненно, имела большое значение. Главным образом потому, что мастеров рун, способных наделять обычные предметы магическими свойствами, не так-то просто было найти.

Но что-то Ральфусу в этом не понравилось, и он ощутил дрожь, пробежавшую по спине. Он и сам когда-то получил нечто подобное. Это произошло перед битвой в Лунане. Получив приказ короля отправляться на поле боя, Ральфус провёл ночь перед отъездом, выпивая с Рэйном, поскольку тот обещал подарить взамен интересную вещицу. Ральфус предался воспоминаниям.

«Так значит, что-то необычное?»
«Да. Я нашёл это совершенно случайно, когда осматривал руины в северных землях… В общем, взгляни сам.»
То, что достал Рэйн выглядело простым куском скалы с небольшим оттенком зелёного цвета.
«Хмм. С виду это обычный камень.»
«Ах, какой же ты неосведомлённый… Подобная вещь приносит пользу лишь однажды, но когда ты окажешься в смертельной опасности, она примет на себя весь удар. Поверь мне, я не лгу.»
«Ладно, ладно, уговорил!»
Ральфус весело рассмеялся.
«Я дам тебе его в качестве амулета. Когда отправишься в бой, держи его при себе. Не переживай, ты не останешься передо мной в долгу. Взамен сегодня выпивка будет за твой счёт.»
Это был первый и последний раз, когда Рэйн говорил, что не лжёт.
Ральфус был очень признателен и взял «амулет» с собой на поле боя. Он даже думал, что камень ему действительно помог.
В разгар ужасающей битвы вражеская стрела пронзила его шею. И лишь благодаря подвеске ему удалось избежать смерти. Позже он никак не мог найти этот камень, и был убеждён, что всё обошлось лишь с его помощью.
По возвращении Ральфус снова пригласил Рэйна выпить, чтобы выразить ему признательность, но услышал в ответ:
«Ох. Да это же был обычный камень, который я подобрал на обочине.»
«…Что ты сказал?!»
«Ну же, не стоит так кипятиться. В конце концов, он придал тебе мужества. Поскольку на войне нельзя сражаться без отваги в сердце. Но это просто поразительно! Ведь всё так хорошо закончилось!»
Ральфус знатно ударил его по спине, сметя при этом всю выпивку.

Вспоминая об этом, он закашлялся.

При виде принцессы, сиявшей от радости, Ральфус обеспокоенно спросил:

– Кстати говоря, Рэйн не упоминал, откуда у него взялась эта монета?

Она несколько раз моргнула, прежде чем ответить:

– Дайте подумать… Кажется, Рэйн говорил, что умеет видеть потустороний мир и благодаря этому находить магические предметы. Что до этой вещицы, то он сказал, что совершенно случайно обнаружил её, когда осматривал руины в северных землях.
– Всё ясно.

«Вот гнусный тип», – отметил про себя Ральфус, покрывшись холодным потом.

Не осознавая его внутреннего напряжения, принцесса радостно продолжила:

– Рэйн действительно очень странный. Я никогда в нём и не сомневалась, но всё же он уверял меня в том, что никогда не лжёт.
– Ха-ха… действительно, странный… ха-ха-ха…

Принцесса тоже нежно рассмеялась, прикрывая рот своей изящной ладошкой, однако самому Ральфусу было не до смеха. Весь выпитый им ранее алкоголь обратился в пот.

В конечном итоге, он решил сменить тему разговора. Если ему доведётся снова встретить Рэйна, то он непременно расспросит его обо всём подробно.

– Что ж, если подобные свойства проявляются всего один раз, то думаю, будет разумно хранить её бережно до наступления подходящего момента.
– Да, полагаю, что так.
– Какое облегчение это слышать.
– Почему?
– Ах, пустяки. А, и вот ещё что. Принцесса, вы не знаете кого-нибудь из знатных особ по имени Мишель? – спросил Ральфус, чтобы сменить тему разговора, вот только принцесса неожиданно вздрогнула от удивления.
– Почему вы об этом спрашиваете? Вы услышали это имя от Рэйна?

Ральфус едва заметно кивнул. Это всё, что он мог сделать в сложившейся ситуации. Если у принцессы были романтические чувства к Рейну, то ему вообще не следовало заводить разговор о другой женщине. Но, вопреки его ожиданиям, на губах принцессы расцвела улыбка.

Она сложила руки на груди и, предавшись грёзам, произнесла:

– Значит, Рэйн вспоминает о Мишель, да, сэр Ральфус?
– Ну… В-возможно. Он спросил, не знаком ли я с ней. Только и всего.

Но казалось, что принцесса уже ничего не слушала. Её щёки порозовели, когда она говорила что-то вроде «понимаю» и «таков уж Рэйн».

Девушка окончательно погрузилась в свои мечты, вероятно, позабыв о его присутствии.

«Всё-таки, я совсем не понимаю женщин», – подумал про себя Ральфус.






Глава 4.

Издали всё так же слышался немузыкальный свист. Юри с трудом заставила себя не отвлекаться от задания и продолжать наблюдение.

Это была девушка шестнадцати или семнадцати лет, одетая в голубую блузку и белую юбку. Гладкие чёрные волосы спадали до плеч, а глаза светились любопытством.

Человека, за которым она наблюдала, многие сочли бы красивым, но сейчас она испытывала к нему отвращение.

«О боги, сколько он ещё собирается, если это можно так назвать, петь?! Ему на ухо не медведь, мамонт наступил! Да ещё и одет лишь в рубашку и брюки по такой погоде, позёр… Нет, ну замолчит он когда-нибудь или нет?! Или он специально над кем-то издевается?!»

В песне, видимо, говорилось о любви, но уловить смысла у Юри не получалось. Ей казалось, что каждая минута этой пытки сокращает остаток жизни. Удерживаясь от того, чтобы не заткунуть уши, она продолжала следить за певцом.

Этот человек, Рэйн, один из генералов Санкволла, был прежде известен в Зармине как «неизвестный гений». Правда, к настоящему времени его знали уже многие, и старое прозвище употреблялось нечасто. Его воинские подвиги прославили его далеко за границами его страны, некоторые даже стали считать его величайшим.

Юри очень нервничала по поводу своего задания, пока не увидела Рэйна лично. Теперь от благоговения не осталось и следа.

«Я просто хочу забыть об этом, как о кошмарном сне, и пойти домой», думала она, но, к своему величайшему сожалению, поступить так не могла.

Юри глубоко вздохнула. В конце концов, как бы она ни ненавидела его, она должна продолжать слежку.

Рэйн, тем временем, продолжал петь похожим на звук надтреснутого колокола голосом, проезжая по улицам на своём ухоженном белом коне. Он, казалось, не обращал никакого внимания, что находится в самом центре торгового квартала столицы и полностью игнорировал смех слушателей. Похоже, здесь его хорошо знали, и он был знаменит не только как воин.

Тем не менее, Юри не собиралась ослаблять бдительность. Даже сейчас она держалась от него на максимальной дистанции, чтобы никто не обратил внимаия, что она следует за ним.

Внезапно Рэйн прервал своё убийственное пение, что-то негромко бормоча. Юри подобралась чуть ближе и прислушалась.

– …Кстати, ты не голоден, Крис?

Странно, но он, казалось, с кем-то разговаривал. Оглядевшись и не увидев никого, к кому он мог бы обращаться, она подняла глаза к небу: «За что мне всё это?! Что ещё за Крис? Вокруг никого нет, чёрт возьми!»

Наконец она поняла, что Крис – это кличка его лошади. Оказывается, у гениального фехтовальщика было хобби разговаривать с животными…

«Нет, мне никогда его не понять. И почему я вообще должна следить за этим типом только из-за каких-то дурацких слухов?»

Как бы бессмысленно это ни было, Рэйн продолжал разговаривать с конём. И, хоть это наверняка было всего лишь совпадением, конь слегка качнул головой, словно отвечая.

Рэйн удовлетворённо произнёс:

– Ну ладно, еда подождёт, у нас ещё есть дела.

И вновь, будто и не прерывался, продолжил ту же ужасную песню.

Юри пробормотала себе под нос проклятие. Впервые ей попалось настолько бессмысленное задание. И дело было не только в песне. Почему накануне войны Рэйн, один из генералов, едет по улице, заглядывая в каждую лавку? Причём, если продавцом оказывалась женщина, его интерес возрастал в зависимости от её красоты. Он не двигался дальше, не обменявшись с ними хотя бы парой слов.

«Неудачник, падкий на юбки», – приговорила Юри. Её мнение о Рэйне продолжало падать, опустившись уже до той точки, откуда вряд ли можно было подняться.

Тем временем, Рэйн проехал мимо таверны и неожиданно свернул в переулок.

«Куда это он собрался... На узких улочках я могу его потерять!..»

Юри пришпорила коня, сокращая дистанцию и свернула за угол следом за ним.

– …Ой!

Она чуть не врезалась в Рэйна. Вместо того, чтобы уехать вперёд, он спешился и стоял, прислонившись к стене таверны.

– Привет! Ну что, поговорим? – Рэйн, улыбаясь, поднял руку в приветствии.

«Чёрт! Он не мог же он меня заметить!.. Постойте-ка...Я ещё могу всё исправить! В конце концов, он же болван, одурачить его будет легко!»

Справившись с лицом, Юри приняла вид невинной девушки. Распахнув глаза, она испуганно заговорила:

– Что?! Вы, должно быть, спутали меня с кем-то, сэр рыцарь!
– Спутал, значит… – Рэйн окинул Юри испытующим взглядом и пожал плечами. – Ну, даже если я ошибся, это не большая проблема. Может, слезешь с коня? Мне нужно кое о чём с тобой поговорить.

Она колебалась лишь секунду. Не может быть, чтобы её в чём-то заподозрили. Неохотно спешившись, она повернулась к Рэйну.

– О чём вы хотели поговорить?
– Да так, пустяки. Хотел спросить, почему ты случайно следуешь за мной от самого замка, – по-прежнему улыбаясь, сказал Рэйн, подчеркнув слово «случайно».

Юри застыла. Она посчитала его за идиота, но оказалось, что он с самого начала заметил слежку. Теперь нельзя было объяснить всё «случайным совпадением». Она лихорадочно пыталась придумать, как быть дальше.

– Эм… Раз уж всё так обернулось, мне придётся признаться. Увидев вас, я с первого взгляда влюбилась. И я последовала за вами, чтобы хоть украдкой смотреть на вас и быть рядом с вами… – борясь с желанием скрипнуть зубами, Юри пыталась сохранить на лице невинное выражение.
– Любовь с первого взгляда, значит… – рассмеялся Рэйн. В ответ Юри робко хихикнула. Резко оборвав смех, Рэйн пристально уставился на неё. – Маленькая лгунья.
– Что-о?! Но это правда! Вы так потрясающе выглядите, весь в чёрном…
– Послушай, я знаю, что потрясающе выгляжу…

«Самовлюблённый болван», – добавила Юри к своему приговору.

– …Но, несмотря на это, я не верю таким неуклюжим оправданиям!
– Я говорю вам чистую правду! Стоило мне только увидеть вас, и…

Рэйн протянул руку, прерывая поток восхвалений и оправданий.

– Что ж, если ты и дальше собираешься изображать из себя невинность, я сам скажу, кто ты… Ты шпион Зармина, так ведь?

«Меня раскрыли!»

Поняв, что её вычислили, Юри потянулась к кинжалу. Она была уверена, что сможет сбежать, а если всё же придётся сражаться, то сможет отбиться. Недаром же её учили! По крайней мере, так она думала.

…Но у неё не осталось времени на отступление. Она увидела лишь метнувшуюся к ней чёрную тень и почувствовала лёгкий ветерок. Что-то голубое, сверкая, описало полукруг, оказавшись прямо перед ней.

Прежде, чем Юри поняла это, она оказалась неспособна двигаться.

Движение, которым Рэйн выхватил меч, невозможно было уловить взглядом. И вот он уже держит его, направив в шею Юри. Причём это был не обычный меч. Длинный, полупрозрачный, он испускал голубоватую ауру. Прислушавшись, можно было услышать жужжание, словно от стаи насекомых.

Волшебный меч. Он выглядел невероятно острым. По крайней мере, у Юри не было ни малейшего желания проверить его на себе. Она сглотнула вставший в горле комок.

– Не… невозможно… такая скорость…
– Всё просто. Ведь я же гений, – сказал Рэйн, одной рукой откидывая назад волосы. Юри ощутила очередной прилив раздражения, но сейчас было не время для дерзости.

Ей показалось, что даже конь, Крис, смотрит на неё, как на дуру.

«Наверное, это просто случайность…»

– К-как?..
– Откуда мне знать. Я просто чувствую, когда на меня смотрят, так что следить за мной до сих пор никому не удавалось. К тому же, ты движешься как обычная девчонка.
– Э-э…
– Хмф! Тебе стоило ещё лет двадцать тренироваться, прежде чем пробовать обмануть мои глаза!

Предела его хвастовству не было. Юри почувствовала, что в данный момент ей больше всего хочется просто ударить его. Но сейчас об этом не могло быть и речи, сейчас решалось, останется ли в живых она сама. Шпионов ненавидели в любой стране. Пойманных шпионов казнили, но чаще просто убивали на месте.

«Это ужасно! Кто позаботится о сестрёнке, если меня убьют? Я должна как-то выпутаться! Может, попросить его о снисхождении?.. Но что он потребует взамен? Он выглядит придурком, да ещё и развратником…»

Вопрос Рэйна заставил Юри отвлечься от размышлений.

– Итак. Как тебя зовут?
– …Юри.
– Юри? Что ж, бывает и хуже.

«Не твоё дело!» – хотела она ответить, но Рэйн уже задавал следующий вопрос:

– Сколько тебе лет?
– Шестнадцать, – скрывать было уже нечего, так что она ответила честно, при этом не отрывая взгляда от меча у своей шеи.

Рэйн задумчиво почесал под подбородком, казалось, не обращая внимания на её беспомощное положение.

– Что ж, ладно. Ну пока, Юри. – сказал Рэйн, вкладывая меч в ножны и отворачиваясь. Уже отходя, он бросил через плечо, – И да, кстати, носи юбку покороче, тебе пойдёт.

Ошеломлённая Юри смотрела, как он возвращается к своему коню, что-то напевая себе под нос.

– Крис, поедим немного позже, хорошо?
– …Подожди…
– Остановимся на каком-нибудь постоялом дворе за городом. Там и перекусим.
– …Прошу прощения…
– Отлично. Раз ты согласен, то поехали.

Юри набрала полную грудь воздуха и изо всех сил закричала:

– ЭЙ, ТЫ! СЛУШАЙ МЕНЯ, А НЕ ЛОШАДЬ!
– Ох! – Рэйн обернулся, словно удивившись. Его чёрные глаза широко раскрылись. – Знаешь, не стоило так внезапно кричать. Я люблю более приятные голоса.
– Не тебе говорить мне о голосе! И когда рядом кто-то дрожит, до смерти боясь быть разрубленным на месте, нельзя болтать с лошадью, будто ничего не происходит!
– Ты дрожала? Когда это? Ты всё время ищешь возможность сбежать. Хотя, чтобы попробовать сбежать от меня, тебе нужно тренироваться лет пятьдесят, – гордо заявил Рэйн.

«Даже не считая остального комментария, он мне ещё тридцать лет тренировок прибавил!»

– Кроме того, ты ведь посмотрела на меня вблизи, так? Разве не это было твоим заданием? Ну а теперь можешь убираться. Пошла, пошла, – Рэйн помахал рукой, словно отгоняя муху.

«Он остановился, чтобы я могла на него посмотреть?» – Юри пришлось зажать себе рот ладонью, чтобы снова не заорать на него. Потом она неуверенно спросила:

– Эм… Неужели ты разрешаешь мне уйти?..
– Если я убью тебя, то Зармин пришлёт нового шпиона. Так какой смысл тебя убивать?
– Да, это так… Значит, ты правда отпускаешь меня…

«Пожалуй, этот парень немного лучше, чем я о нём думала.»

Юри увидела Рэйна в новом свете. Если бы на его месте был другой, то она была бы мертва или угодила в рабство.

Она впервые внимательно посмотрела на него. Непослушные чёрные волосы и умное, решительное лицо. Особенное впечатление производили глаза. Чёрные, острые, они могли бы принадлежать волку.

«Да, он в самом деле красив… Но сейчас не время для этого!» – Вспомнив нечто важное, Юри снова поникла.

То, что ей подарили жизнь, было замечательно, но задание своё она всё равно провалила. Вернувшись в Зармин, провалив задание, она безусловно будет наказана. Вполне вероятно, что так или иначе ей всё равно придётся расстаться с жизнью.

– Что-то не так? У тебя опять стало мрачное лицо, – спросил Рэйн, сидя на коне.

Вместо того, чтобы просто отговориться и сказать ему, чтобы он уходил, Юри стала рассказывать всё. Ведь она была у него в долгу, да и просто не могла удержать это в себе.

Выслушав её историю, Рэйн сказал:

– В таком случае, тебе стоит пойти со мной, – Юри удивлённо подняла на него глаза. – Ты ведь на задании, да? Значит, с этим не будет никаких проблем.
– Что?.. Что?! Но моё задание – собирать информацию! Разве у тебя не будет из-за этого неприятностей? – спросила Юри, широко распахнув глаза. Рэйн лишь рассмеялся в ответ.
– Никаких неприятностей у меня не будет. Да и узнать ничего важного ты не сможешь. В конце концов, я ведь просто возвращаюсь в свой замок. Меня посадили под домашний арест.
– Э?..
– Говорю же, домашний арест. Ну, знаешь, когда нельзя покидать замок. Думаю, в моём случае это замковый арест. Ха-ха! – Рэйн говорил так, будто доволен этим. – Я даже солдат не готовил, просто пришёл во дворец и честно сказал что думаю: “Если мы никак не сможем победить, если станем сражаться по предложенному плану, то зачем тогда сражаться?”. Ну и вот результат. Так что теперь я направляюсь в свой замок, где собираюсь хорошенько отдохнуть.

Юри недоверчиво посмотрела на смеющегося Рэйна. Ни один рыцарь такого бы не сказал. «Я-то думала, что он что-то задумал и потому ведёт себя так странно… Но он просто идиот». У неё разболелась голова.

– Итак, Юри? Что ты решила? Поедешь со мной? – услышала она его голос будто издалека.

Как ни хотелось ей послать его куда подальше, но на самом деле выбора у девушки не было.

– Да!.. Поеду! – ответила Юри, чуть не плача.

Наверняка это было всего лишь совпадением, но Крис заржал, словно смеясь над ней.






Глава 5.

В воздухе всё сильнее чувствовался запах леса.

От столицы до провинции Рэйна, Эстель, было три дня пути верхом. Другими словами, это было настоящее захолустье.

Тем не менее, это уже было огромным достижением, ведь Рэйн был единственным из генералов, кто заслужил дворянство лично, пробившись с самого низа. При короле Дугласе это считалось практически невозможным.

С обеих сторон к дороге тянулись длинные ветви южных кедров. Вся провинция Эстель состояла из открытых равнин и густых лесов вроде того, в который они сейчас въезжали.

– Скоро мы прибудем в мой замок. Всё помнишь? Ты оруженосец, так что должна вести себя соответственно и относиться ко мне с почтением.
– Да, да, конечно… – любой мог сказать, что Юри не слишком воодушевлена тем, что должна делать.

Рэйн и Юри договорились сказать всем, что их отцы были друзьями. А Юри, соответственно, приехала, чтобы служить под началом Рэйна и стать рыцарем. В принципе, эта история была вполне правдоподобной. Хотя женщин-рыцарей было и немного, но всё же они не были и большой редкостью. Даже одним из двух старших офицеров войска Рэйна была женщина.

– Что это за лицо? Я делаю это ради тебя, знаешь ли. Тем более, что когда рядом никого нет, ты можешь обращаться ко мне неформально. Ты должна бы быть благодарна за это!
– Я благодарна… Просто не люблю все эти официальные речи.
– Ну, с этим ничего не поделаешь. Кроме того, ты ведь не хочешь быть разлучена со мной?
– Когда это говоришь ты, фраза звучит слишком двусмысленно!
– Но ведь это правда?

Рэйн самодовольно улыбнулся, а Юри, нахмурившись, замолчала. Неожиданно Рэйн тоже поморщился.

– Что случилось?
– Ничего, просто вспомнил кое-что неприятное.
– Ну так скажи мне, в чём дело.
– Ксеноа, один из моих командиров… Когда она услышит, что я под домашним арестом, то устроит мне настоящий ад.
– Ксеноа… Разве она не потомок одной из пяти Великих Семей? – Юри слегка склонила голову набок. Рэйн удивлённо взглянул на неё, его поразила такая осведомлённость. – Ну, это же часть моей работы, всё-таки. Но, возвращаясь к проблеме… Она ведь офицер? И всё равно будет ругаться на вышестоящего?
– Именно. Это просто невыносимо. Она красива и обладает чувствовм стиля, но её вечное ворчание сводит на нет всё её очарование. А я так обрадовался, когда она впервые пришла ко мне полтора года назад
– Знаешь, в твоих устах слишком многое звучит двусмысленно…
– Разве это не прекрасно? Кстати, скоро откроется вид на замок. Сейчас, только выйдем на опушку… Смотри!

Они выехали из-под сени деревьев, и Юри напрягла глаза, глядя в ту сторону, куда показывал Рэйн.

…Но его вытянутый вперёд палец вдруг застыл.

У Юри отвисла челюсть.

– Что всё это значит?!
– Что происходит?!

Воскликнули они в унисон.






Глава 6.

Замок Коткьюреас принадлежал Рэйну. Хотя он был небольшим, ров, окружавший высокие стены с укреплениями, несомненно, мог обеспечить надёжную защиту. Шпили многочисленных белоснежных башен устремлялись в небо. Подъёмный мост, который в данный момент был опущен, вёл к дворцовым воротам. Здесь всё было в порядке.

Проблема оказалась на площади перед входом в замок. В этом месте рыцари и пехотинцы общей численностью в две тысячи человек объединились в огромный отряд.

В случае войны войска собирались на этой площади, чтобы выдвинуться к месту боевых действий.

Солдаты разместились на открытой территории. Начиная с пехотинцев и заканчивая рыцарями, казалось, что здесь сосредоточена вся военная мощь замка. Все они были облачены в тяжёлые доспехи и вооружены копьями и мечами. Возникало впечатление, что они готовы отправиться в бой в любую минуту.

В дополнение ко всему, словно этого было недостаточно, рядом обильно нагружались выносимыми из замка провизией и оружием повозки. Необычным выглядело и то, что все они работали молча.

– Ты обманул меня! – рядом словно из ниоткуда раздался пронзительный голос Юри, выводя Рэйна из ступора.

Он судорожно повернул головой, будто его шея представляла собой заржавелый металлический шарнир.

– Так что всё это значит? Они готовятся к наступлению! То, что ты говорил про домашний арест, – не более чем ложь! Ты дурачил меня с самого начала, а сам рассчитывал взять в плен и сделать со мной всё, что тебе вздумается!
– Вот же шуму от тебя! Хватит озвучивать свои любовные фантазии! – прервал её Рэйн, прежде чем она успела закончить. – Кто станет заниматься чем-то столь утомительным, чтобы завалить тебя! Умерь свой пыл, тупица! Я так же как и ты понятия не имею, что тут происходит! И сам хочу это выяснить. Ясно?!

В ответ Юри повысила голос и закричала ещё громче. Очевидно, она не поняла. Рэйн ничего не осталось, кроме как заткнуть уши и пришпорить Криса, чтобы заставить двигаться вперёд. Ему действительно нужно было выяснить причину происходящего.
Спешно продвигаясь по площади и гремя доспехами, вероятно, чтобы выразить почтение Рэйну, из центра этого отряда вышел мужчина с коротко остриженными белокурыми волосами и голубыми глазами. Но эти глаза отличались от аристократических тем, что его склеры были действительно белыми. Лицо мужчины было ухоженным и источало юношескую горячность.

Это был Лени, один из офицеров Рэйна. Его настоящее имя Лербани, но Рэйну было слишком трудно это выговаривать, поэтому он сократил его до Лени. Оба его офицера были капитанами тысячных отрядов.

Несмотря на начало холодного времени года, Лени вытер пот со лба, когда подошёл к Рэйну. Его глаза подозрительно бегали из стороны в сторону.

– Привет, Лени! Что происходит? Дело ведь не в Зармине? Они же не стали так далеко заходить? Эй! – поспешно спросил Рэйн, но Лени, стараясь не встречаться с ним взглядом, сразу же начал оправдываться.
– Я ей говорил. Останавливал. Но всё слишком быстро произошло…
– …Э? О чём ты говоришь, Лени?
– Я имею в виду, что на самом деле пытался её остановить. Я объяснял, что подобное не стоит предпринимать, не дождавшись возвращения генерала.

Рэйн пришёл в замешательство. Разочарованный, он слез с лошади, затем схватил Лени за плечи и интенсивно встряхнул:

– Слушай! Объясни мне всё так, чтобы я понял!
– Нет же! Если бы вы только знали, что я не один в этом виноват… О! – запнулся мужчина, заметив Юри, сидящую верхом, и обратил на неё внимание.
– Генерал! Кто эта милая девушка вместе с вами?
– Слушай меня! Мой вопрос важнее.
– О, боже! Милая? Ну что вы… – Юри приложила руки к щекам, нарочно заигрывая и игнорируя Рэйна. Казалось, что недопонимание было разрешено и её плохое настроение улетучилось. – Ну, я здесь, чтобы тренироваться под руководством Рэйна по просьбе моего отца. Меня зовут Юри. Приятно с вами познакомиться…

В своей мальчишеской манере Рэйн прервал Юри, говорившую восторженным голосом, источающим обаяние:

– Эй-эй! Хватит размахивать рукой! Лени, не отвлекайся по сторонам! И потрудись объяснить, что тут происходит! Живо!

Но Лени не оправдал ожиданий Рэйна. Заискивая перед улыбающейся Юри, он оказался полностью растерян. Решив поискать кого-нибудь ещё, Рэйн перевёл свой взгляд во внутренний двор именно в тот момент, когда группа солдат разделилась надвое, и к нему шаткой походкой направиллся некто.

Проще говоря, это была целая груда доспехов.

Он был облачён в серебристо-белую тяжёлую броню, покрывавшую его с головы до пят. Возможно, тот, кто её одел, не обладал большой физической силой или просто не привык к её ношению, и поэтому нетвёрдо стоял на ногах. Если бы кто-то пришёл на поле боя в таком виде, то стал бы лёгкой добычей для врага.

Рэйн желал знать, кто был этим идиотом, но, к сожалению, его лицо было закрыто шлемом. Таинственный рыцарь с нетвёрдой поступью, пытаясь удержать выправку, медленно достиг Рэйна. За этим было весьма странно наблюдать.

– Лени, кто этот идиот?
– Э? Ну, это… хм.
– Неважно. Подожди минутку. Я думаю, что не хочу этого знать. Я не хочу слышать, кто носит эту броню!

Словно по божественному проведению, Рэйн неожиданно понял, кто находится под доспехом, и отрицательно покачал головой. Хотя он знал, что этот жест ничего не изменит.

Как и ожидалось, Лени вымолвил с сожалением:

– Если такова ваша просьба, то я не буду торопить события. Но это неважно, поскольку вы и сами очень скоро всё выясните.
– Э-эх… Знаю… – вздохнул Рэйн.

Рыцарь с шатающейся походкой, словно в опьянении, подошёл к Рэйну и наконец-то остановился, распрямив плечи. Прозвучавший из-под забрала голос был очень высоким и тонким, напоминая свист осеннего ветра:

– Кха, кха… Генерал… С возвращением… Я… с нетерпением ожидала… вашего прибытия.
– Тебе, наверное, тяжело дышать, сними свой шлем! Он раздражает.

Прервав попытки сделать доклад, человек, стоявший перед ними, втянул в себя воздух и с лязгом принялся снимать шлем. Белокурые вьющиеся волосы и голубые глаза, являвшиеся отличительной чертой знатного рода, показались из-под шлема. Она отличалась необычайной красотой и большими глазами.

– Кха, кха… П-поздравляю вас с возвращением, генерал.
– Да уж. Ты не изменилась, Ксеноа, – Рэйн окинул взглядом других своих адъютантов, очевидно, пришедших в замешательство. – Итак, твоё дыхание восстановилось?
– Да, сэр. Это не то, с чем я не могу справиться.
– А, понятно… Что ж, это хорошо.
– Вам не стоит об этом беспокоиться. Кстати говоря, генерал… – Ксеноа холодно посмотрела на Юри, стоявшую позади Рэйна. – А это ещё кто?
– Э, ах… Её зовут Юри. Её отец просил позаботиться о ней, поэтому с сегодняшнего дня она будет обучаться рыцарскому ремеслу.

После недолгого объяснения, он добавил, что их отцы хорошо знали друг друга. Лени довольно кивнул головой, в то время как Ксеноа сохраняла безучастное выражение лица.

– Вот оно что… Значит её имя Юри. А меня зовут Ксеноа Амелия Эстерхарт. Амелия – это моё детское имя. Ты можешь обращаться ко мне «капитан».

Ксеноа, чьё имя было таким же длинным, как и у любой аристократки, даже на взгляд Рэйна говорила это слишком надменно. Юри ощутила то же самое по отношению к ней, поэтому ответ «рада с вами познакомиться» прозвучал недружелюбным голосом. Казалось, будто небольшие искры вспыхнули между глазами девушек.

– Эй, Ксеноа, не напирай так. Кроме того, не могла бы ты объяснить, что тут происходит?
– Хм? Вы говорите, объяснить?
– Ты смотришь на меня так, словно не понимаешь… Я говорю вот об этой обстановке, где, судя по всему, мы готовы в любую минуту отправиться в бой. Объяснись! – Рэйн огорчённо обвёл рукой площадь, переполненную солдатами.

Склонив голову на бок, Ксеноа едва слышно пробормотала «ах, так вы об этом», вслед за чем раздула от гордости грудь и отчеканила:

– Естественно, раз нам предстоит выдвинуться с возвращением генерала, я всех подготовила к отъезду.

Рэйн молча посмотрел в прекрасное лицо Ксеноа, ощущая её небывалое самодовольство. А затем спокойно изрёк:

– Какая же ты всё-таки дурочка.
– Ч-что?!
– Не «чтокай» мне. Кто сказал, что ты можешь брать инициативу на себя и своевольничать?! Заниматься тем, что не входит в твои обязанности, непозволительно! – Рэйн продолжил отчитывать Ксеноа, дабы застать её врасплох. – Кроме того, что ты собираешься предпринять, собирая все войска в одном месте? Нам нужен, по крайней мере, один полк для защиты замка. Это хоть ты понимаешь?
– Н-но…
– Не «нокай» мне! Немедленно отправь солдат на свои посты!
– Но, постойте, генерал…

Лени поднял обе руки, словно желая удержать Рэйна от нападок на Ксеноа, когда тот повернулся к нему.

– Лени. Я лишаю тебя половины жалования в следующем месяце за небрежное исполнение обязанностей.
– Что?! Это слишком жестоко! Честное слово, я пытался её остановить! – голос Лени взлетел почти до слезливого тона.

Словно всё уладив, Рэйн направился в сторону замка:

– Ну, тогда пусть всё остаётся как есть. Взамен свяжись как можно скорее с Гюнтером. Мне нужно кое-что с ним обговорить.
– Я-я сразу же этим займусь, – сказал Лени, отняв руку от груди.

Юри последовала за Крисом и Рэйном, в то время как Лени повернулся и направился в противоположном направлении. В тот момент казалось, что все вопросы улажены. Но по какой-то причине ничто не разрешалось так легко…

– Прошу, подождите минутку! – сказала Ксеноа, повысив голос.
– Что ещё? Я хочу поскорей вернуться в свою комнату и вздремнуть.
– Я допускаю, что перешла черту, – Рэйн обернулся к ней, не придавая значения её словам, но Ксеноа продолжила. – Но мы ведь в любом случае выступаем против Зармина, так? А значит, распускать солдат именно сейчас было бы неуместно!

«Эх, вот же ж», – покачал головой Рэйн.

Он не мог утаить тот факт, что находится под домашним арестом, тем более, что Ксеноа была одной из его подчинённых. Даже если бы он умолчал, то это довольно скоро выяснилось бы. Ему ничего не оставалось кроме как постараться как можно более непринуждённо всё объяснить. Он знал Лени уже много лет и поэтому не волновался на его счёт, проблема заключалась в Ксеноа.

– Ах… Видишь ли… Кажется, я выразил несогласие по поводу предстоящей войны, и его величество весьма огорчился. В общем… Я под домашним арестом, ха-ха. Ох, да… ха-ха! – беззаботно объясняя ситуацию, Рэйн почесал затылок, состроив фальшивую улыбку на лице.

Ксеноа грозно взглянула на Рэйна, при этом выражение её лица словно приобрело посмертную маску.

– Что. Вы. Сказали? – тон её голоса был устрашающе низким.
– Я уже объяснил. Я под домашним арестом. То есть, я остаюсь в замке и буду размышлять над тем, что сделал. А раз так, то сейчас я иду в свою комнату.

Предчувствуя, что он находится на опасном расстоянии от Ксеноа, Рэйн отвернулся. Он пустился наутёк, но не успел сделать и нескольких шагов, как за его спиной раздался леденящий кровь вопль. Не требовалось размышлять, кто бы это мог быть. Он принадлежал Ксеноа.

Моментально воспылав гневом, Ксеноа схватилась за голову обеими руками и закричала, безудержно содрагаясь телом. Этот голос заставлял думать о том, что она сошла с ума.

– Уааааааааааа… – звук заполнил окрестности.
– П-погоди минутку…

Даже Рэйн оказался потрясён. Это было воистину жуткое зрелище. Юри и Лени, находясь ещё ближе, прижались друг к другу.

– Генерал, вам не кажется, что это будет похлеще обычного?
– Э, она что, всегда так кричит, капитан Лени?
– Что-то вроде того. Но обычно более терпимо.
– Как бы выразиться… Она очень неордирарна.
– И не говори, – сказал Лени, пристально посмотрев на Рэйна.
– Ч-что?! Я ничего плохого не сделал!

В тот момент, когда Рэйн жалостливо оправдывался, крики прекратились. Все сглотнули, внимательно наблюдая за Ксеноа. Она умиротворённо опустилась на землю.

Вскоре после этого раздался пугающий смех. Продолжая смеяться, она по какой-то неизвестной причине начала по частям скидывать с себя броню.

– Э-это выглядит весьма угрожающе, генерал. Не будет ли лучше, если вы просто извинитесь?.. – сглотнул Лени.

Юри, напротив, наблюдала за Ксеноа с любопытством.

– Ох, дружище. На этот раз всё очень плохо. Эй, Лени, почему бы тебе не пойти и не извиниться за меня?
– Вы смеётесь. Я недостаточно смел для этого.
– Да… тогда, Юри, иди ты.
– Глуп... Я тоже не хочу!.. То есть, я не могу! В конце концов, моя покойная бабушка завещала мне не встревать ни в какие передряги!
– Что ещё за бред про покойную бабушку?! Тебе стоит больше думать, прежде чем говорить!

Лени украдкой поглядывал на Ксеноа:

– Генерал, вы ведь мне всегда говорили, что ничего не боитесь. Если это так, то настал ваш звёздный час.
– Даже если я ничего не боюсь, это не значит, что я во всём хорош. Одно дело, когда женщина просто ворчлива. Другое – если она не в состоянии выполнять работу по дому. И наконец, хохочущая женщина, снимающая свой доспех, просто опасна!
– Полагаю, всё это никак не связано, кроме того, что они все женщины, генерал.
– Поэтому тебе стоит уже к ней подойти!

Пока Рэйн и Лени спорили, кто из них должен это сделать, Ксеноа продолжала снимать броню. Расправившись с доспехом, она неожиданно прекратила смеяться. Затем взяла меч и не спеша поднялась.

Потянув за рукоять, она вытащила из ножен длинный клинок. Её подчинённые внимательно наблюдали за этим и шумно переговаривались:

– Ох! Капитан совсем обезумела!
– В-вот это да!

Лени одеревенел:

– Г-генерал, всё действительно плохо! – сказал он, отступая назад, дрожащим голосом. – Я-я ведь ничего не могу поделать, верно, Ксеноа?
– Лени, почему ты… такой бессердечный?

«Ты тоже так думаешь?» – собирался спросить Рэйн, посмотрев в его сторону, но обнаружил лишь Юри, отбежавшую подальше ради собственной безопасности. C такого расстояния она наблюдала за происходящим с повышенным интересом.

– Эх, меня окружают лишь люди, подобные ей…

Пока он вздыхал, к нему подошла Ксеноа с мечом в руках. Её взгляд был смертоносным.

– Генерал…
– Ч-что?
– Я вами крайне недовольна. Поскольку вы, как главнокомандующий, не только оказались под домашним арестом, но и выступили против этой войны!
– Нет, просто у меня были свои соображения на этот счёт.
– Вот только позор генерала ложится и на его капитанов, – она уже ничего не слышала.
– Давай вместе нести за это ответственность.

Как ни посмотри, она выглядела абсолютно серьёзно.

«Что ж, полагаю это моя вина… я в безвыходном положении. Но я не могу позволить себе умереть», – наконец-то решил Рэйн, глядя на Ксеноа, обнажившую меч. Он и впрямь хотел убежать, но гордость ему этого не позволяла. Теперь он решил попробовать по-дружески её утешить:

– Что ж, давай ненадолго успокоимся, Ксеноа. Я просто хочу сказать, что настоящая война с Зармином скоро начнётся. Чтобы подготовиться к новой битве, ты должна усмирить свой необузданный нрав… Ты хоть слушаешь, о что я говорю?
– Готовьтесь!

С пронзительным криком Ксеноа изо всех сил взмахнула мечом, едва не задев Рэйна. Кончик её клинка, издав характерный лязг, вонзился в землю.

– Э-это было очень опасно, в самом деле! Что бы ты делала, если бы угодила по мне? Это уже не смешно!
– Генерал… – Широко раскрыв глаза, Ксеноа вновь занесла меч над головой. – По пути в ад я хочу попросить прощения за сегодняшнюю грубость. Смело за мной, вперёд!
– Эх! Ты не слушаешь! Никуда я с тобой не пойду!

Ксеноа окончательно погрузилась в мир собственных иллюзий. Сложно было сказать, слушает она или нет. Всё было безуспешно.

Словно вынуждаемый обстоятельствами, Рэйн протянул руку к эфесу своего меча.

– Готовьтесь!
– О, боги! Полагаю, мне не удастся этого избежать!

Ксеноа во второй раз взмахнула мечом.

В этот момент магический меч молниеносно прочертил в воздухе кольцо голубого света и без малейших усилий отразил атаку Ксеноа. Серебряные искры посыпались от выбитого из её рук клинка, который вонзился глубоко в землю на максимально удалённом расстоянии.

– Ах! – Ксеноа наконец осознала случившееся.
– Хм, – Рэйн небрежно встряхнул головой и вложил свой меч в ножны. – Как бы там ни было, новичку никогда не одолеть гения вроде меня!.. Эй, что случилось? Теперь ты не изображаешь неведение?

Она раскрыла рот и выглядела так, словно готова разрыдаться в любую минуту. Девушка поднялась. Судя по всему, её моральный дух был сломлен.

– Эй? Ты в порядке?
– …ность, прошу.
– Что? Тебе предстоит объясниться.

Не сумев понять, что она говорит, Рэйн подошёл ближе, подставив ухо, в тот момент, когда она внезапно схватила его за рубашку.

– Проявите ответственность, прошу.
– Что! Эй! Отпусти меня и успокойся!
– Для меня это стало бы первым военным походом, но, несмотря на это, вы взяли и оказались под домашним арестом!!! – фактически прямо ему в ухо закричала Ксеноа.

Даже когда она трясла его за плечи, Рэйн мог поклясться, что слышал голос Юри, громко хохочущей где-то вдалеке.







Часть 2: Битва Ральфуса.

Глава 1.

Морось, зарядившая с ночи, улеглась к полудню. Это было большим облегчением, так как до зимы оставалось совсем немного, и вода быстро замерзала.

Ральфус оглянулся на своих людей и тихонько покачал головой. Так как они находились на марше, это было не так уж странно, но, похоже, никто не разговаривал. Было слишком уж тихо. Казалось, воины испытывают неуверенность в том, что ждёт их впереди.

Впрочем, в этом тоже не было ничего странного. В конце концов, страной, с которой им предстояло столкнуться, был Зармин. Немногие радовались бы, отправляясь на битву, шансы выжить в которой столь исчезающее малы. Каким бы закалённым и опытным ни был боец, любой человек в здравом уме хочет вернуться домой живым.

Ральфус почувствовал, как тяжесть ответственности за жизни его людей сдавливает ему грудь.

Земля, на которой они находились, прежде называлась Лунаном, но полгода назад он был захвачен Зармином. В данный момент войско двигалось по узкой дороге в густом лесу.

Ральфус пересёк границу по приказу короля уже несколько дней назад, но теперь он направлялся к полю битвы во главе лишь собственного отряда. Причина была проста: король бросил его. Проснувшись этим утром, он, к своему большому неудовольствию, обнаружил, что король Дуглас и остальные генералы давно отправились дальше. По всей видимости, король испытывал к Ральфусу неприязнь за то, что тот прикрывал Рэйна. Молодому генералу сразу показалось странным, что его воинов разместили на ближнем краю лагеря, но он и подумать не мог, что его бросят на вражеской территории.

Но Ральфус по-прежнему не сожалел о своих поступках, а вот действия короля, превращающие и без того безнадёжное дело в обречённое, его шокировало. В конце концов, если разгорится битва, подобное лишь ещё больше уменьшит их шансы.

«…Мне нужно прекратить беспокоиться об этом. Всё равно ничего не изменить. Я просто должен сделать всё, что в моих силах», – сказав себе это, Ральфус поднял голос, чтобы обратиться к своим воинам. Хоть соединиться с основной армией было необходимо как можно скорее, но и без отдыха нельзя обойтись.

– Внимание, можете остановиться на привал! Разрешаю поесть!

Казалось, немного жизни вернулось в людей, и слова Ральфуса были встречены умеренно-энергичными возгласами. Воины слезли с коней и ненадолго расслабились.

Ральфус наблюдал за тем, как они достают из седельных сумок еду и рассаживаются, когда услышал сзади возглас:

– Лорд генерал! Что вы делаете?! Если сейчас время отдыха, то не будьте столь напряжены! – обратился к командиру высокий широкоплечий человек с чёрной бородой и обветренным лицом горца. Голос его был груб, а густые чёрные волосы – лохматыми и неопрятными. Воина звали Гвен, и он был помощником Ральфуса с тех пор, как в пятнадцать лет впервые оказался на поле битвы. Сейчас ему было около двадцати пяти.
– Всё в порядке, я должен…
– Ну же, вам тоже необходимо отдохнуть. Идём!
– Ладно, Гвен, – Ральфус вымученно улыбнулся.

Гвен был хорошим подчинённым, но когда он чего-то хотел, ему трудно было не уступить. Так что лучше просто пойти с ним.

Кстати, по одному ему ведомой причине Гвен называл Ральфуса «лордом генералом» и делал это вот уже на протяжении десяти лет. Если быть точным, то бывали времена, когда он начинал обращаться к командиру «генерал», но потом всегда возвращался к привычному для себя варианту. Впрочем, Ральфуса это уже дано не волновало. В конце концов, это не было проявлением неуважения.

Они отошли от остальных и сели спинами к дереву.

– Проклятье. Земля сырая, теперь штаны на заднице промокнут, – проворчал Гвен.
– Если ты это чувствуешь, значит, всё ещё жив, – произнёс Ральфус, занятый своими мыслями.

Гвену его слова показались слишком уж мрачными и он спросил:

– Лорд генерал, вы думаете, на сей раз всё настолько плохо? Я понимаю, что наш враг – Зармин, и тут уж ничего не поделаешь…
– Нет, это не так… – Ральфус постарался было преуменьшить происходящее, но после паузы решил не делать этого. Не было причин скрывать что-то от Гвена. – Боюсь, что да. Зармин слишком силён.
– Ну, тут я с вами соглашусь. В нашем войске пятнадцать тысяч человек,а у них, как я слышал, от сорока до пятидесяти, да?
– Да, по официальным сообщениям дела обстоят именно так. А их командир… кажется, его зовут генерал Гарблэйк. А помощника вроде бы Луминасом, – Ральфус спокойно произнёс эти два имени. Гарблэйк был генералом, отточившим свои навыки в бесчисленных битвах, в то время как Луминас побеждал в первую очередь благодаря своему разуму и знанию стратегии. По крайней мере, так говорили слухи. В конце концов, Зармин и Санкволл впервые столкнулись между собой и подробной информации о противнике пока не имелось.

Как бы то ни было, невероятная мощь Зармина была широко известна. А значит, этих двоих не стоило недооценивать.

– Что ж, если разница столь велика, то уже ничего не поделаешь. Но меня беспокоит кое-что ещё, – Гвен, нахмурившись, пристально посомтрел на Ральфуса.
– Говорить так на тебя непохоже. Что тебя беспокоит? – мягко спросил Ральфус.
– Это же очевидно! – выпалил Гвен. – Я о генерале Рэйне!
– О Рэйне?
– Да! Равео он не ваш близкий друг, лорд генерал? Если это так, то я не могу принять то, что он просто сбежал сейчас! Когда дела идут так плохо, он думает только о себе… Разве вам не кажется, что он просто бросил вас, лорд генерал?!
– Рэйн, да… Интересно, чем он сейчас занят? – Ральфус улыбнулся, вспомнив лицо друга. Должно быть, тот уже дней десять, как добрался до своего замка, так что его сейчас, наверное, изводила воинственная красавица Ксеноа. И письмо от принцессы Сельвы уже должно было до него дойти…
– Чему вы улыбаетесь?! Это совсем не смешно!
– То, что ты злишься на меня, ничего не изменит.
– Это правда, но… Ааа! Вы слишком добры, даже во вред себе. Я просто не понимаю вас! – при этих словах у него на лбу запульсировали вены, и он резко приблизился к Ральфусу. Ральфус покаянно подумал, что лицо Гвена сейчас напоминает лицо ребёнка, плачущего ночью. Впрочем, он всегда был очень эмоционален. И теперь, не понимая чувств Ральфуса, он погрузился в недовольство. – Конечно, что бы я ни говорил, я признаю его силу и то, что он
нередко помогал вам, лорд генерал. И потому, хоть ему наплевать на всех остальных, но я думал, что он, по крайней мере, придёт на помощь вам. Проклятье!..
– Даже если ты так говоришь… Я не чувствую, что Рэйн меня предал.
– А что ещё это может быть? Если это не предательство, то как объяснить его действия?

Ральфус пожал плечами, но не смог найти ответа. Он знал, что Рэйн не такой человек, кто способен на предательство, но ему было трудно выразить словами то, во что он верил глубоко в душе. Кроме того, Рэйн пару раз выручал и самого Гвена, так что тот мог бы доверять ему и побольше.

Но в этот раз Рэйн действительно вёл себя иначе, чем обычно.

«Постойте-ка… – Ральфус ухватился за мелькнувшую мысль. – Почему, рискнув головой, высказываясь против войны, он так спокойно согласился на домашний арест?.. Если бы он просто собирался сбежать, то у него было много куда более лёгких способов для этого. Так нет ли ещё каких-то скрытых мотивов в его действиях? Таких, которые я пока не вижу…»

Ральфус погрузился в свои мысли, а потом на его лице мелькнуло озарение.

– Я понял! Он!.. – глаза Гвена удивлённо расширились, и Ральфус принялся объяснять. – Я понял, почему Рэйн захотел попасть под домашний арест.
– …И что же вы поняли?
– Всё обстоит примерно так. Что было бы, если бы Рэйн просто отправился с нами?
– Ну, это просто. Он бы сейчас сражался вместе с нами.
– Нет, нет, не это главное, – покачал головой Ральфус. – Если бы он вступил в битву в общем войске, то просто погиб бы вместе со всеми и не смог бы выполнить своей задачи.
– Минуточку, лорд генерал… Здесь неподходящее место для такого разговора, – оказывается, даже Гвен заботился ою окружении. Впрочем, слова Ральфуса и вправду можно было рассматривать, как признание в безнадёжности их дела. Оглядевшись, Гвен спросил: – Итак, и о какой же задачем вы говорили?
– Разве это не очевидно? Спасти нас, – с абсолютной уверенностью сказал Ральфус. – Если бы он следовал приказу и отправился на войну вместе с нами, то был бы ограничен в действиях. А под руководством короля Дугласа нас всех ждёт смерть. Теперь же, спровоцировав свою отправку под домашний арест, он может действовать по своему усмотрению и искать способ спасения. Вот как обстоят дела, – Ральфус кивнул, словно подтверждая свои слова. – Хотя короля Дугласа он в список спасаемых включит вряд ли.

Гвен только ошарашенно и как-то жалостливо взглянул на Ральфуса, выслушав его объяснение.

– …Что ж, в таком случае, остаётся пожелать, чтобы он хорошо постарался. Не зря же, в конце концов, он постоянно хвалится своей гениальностью, – саркастически произнёс он. Похоже, он ни на грош не поверил в подобную возможность.
– У него наверняка что-то припасено в рукаве, хоть ты и сомневаешься в нём, Гвен. И, как он и говорит, он в самом деле гений. Хотя иногда почему-то кажется, что Рэйн не верит в свои слова…
– Не шутите так! – удивлённо воскликнул Гвен. – Да он же десяти шагов пройти не может, не назвав себя гением!
– Ты преувеличиваешь, Гвен. Хотя и недалёк от истины… Но то, что он говорит, и то, что он чувствует – на мой взгляд, разные вещи.
– Он ведь не сказал вам ничего конкретного, не так ли? – спросил Гвен с любопытством, на что Ральфус смог ответить лишь лёгкой улыбкой.
– Конечно, нет. Он не из тех, кто легко могут рассказать, что у них на душе. Просто мне так кажется… – он так и не смог объяснить Гвену, который смотрел на него неудовлетворённо, своих мыслей, и, заметив второго своего помощника, поднялся ему навтречу. – В чём дело, Найджел?

Найджел был помощником Ральфуса и опытным воином, хотя, глядя на него, предположить это было трудно. На его блестящих чёрных волосах, по всей видимости, вымытых только сегодня утром, играли отблески солнечного света, а большие глаза больше подошли бы девушке. Молодое и красивое лицо всегда сохраняло спокойное выражение.

Вряд ли он подошёл бы ради простого разговора, так что, похоже, случилось что-то, о чём он счёл необходимым сообщить. У Ральфуса были странные предчувствия на этот счёт.

– Доклад, генерал, – Найджел чётко отдал салют, говоря таким тоном, будто собирался сообщить о погоде. – Разведчики до сих пор не вернулись, хотя положенное время прошло.

Ральфус переглянулся с Гвеном. Находясь на вражеской территории, он всегда отправлял многочисленных разведчиков. Тот факт, что они не вернулись, очень настораживал.

– Эй, только не говори, что не вернулся ни один?!

Найджел молча кивнул. Но хоть его лицо оставалось спокойным, дела обстояли отнюдь не хорошо. В большинстве случаев, если разведчик не вернулся, это означало, что он был убит врагом. А врагом в данной ситуации мог быть только Зармин. Похоже, противник наконец обнаружил их.

«Это единственное объяснение!» – подумал Ральфус, кусая губу. Нет ничего странного в том, что врагу известно об их продвижении, ведь они уже столько дней на его территории. Сейчас говорить об этом было бессмысленно, но с самого начала их стратегия была провальной.

– Похоже, у нас проблемы, лорд генерал…
– Верно. Мы планировали внезапное нападение, а в итоге сами оказались теми, кто шёл в западню... Я беспокоюсь за его величество. Ускоримся!






Глава 2.

Одновременно со словами Ральфуса вдалеке послышались крики множества людей и лязг металла.

– Тц! Похоже, мы уже опоздали! – выругался Ральфус и рванулся к лошадям, на ходу подтягивая крепления брони. Вскоре его нагнали оба помощника. Все они прекрасно понимали, что означают доносящиеся звуки.

Подойдя к своей лошади, Ральфус обернулся к своим людям.

– Воины! Плохие новости! Похоже, противник совсем рядом! Очевидно, эти звуки означают, что наш король вступил в бой с вражескими силами! Мы должны скорее присоединиться к нему!

Все разговоры в лагере прервались. Люди внимательно слушали генерала. Убедившись, что все, включая командиров подразделений, услышали его слова, Ральфус громким голосом отдал приказ:

– Двигаемся вперёд, сохраняя боевой порядок! Достигнув поля битвы, построиться в линию и ждать моих приказов!

После команды Ральфуса солдаты сразу задвигались, быстро и чётко выстраиваясь в походный строй, что говорило об отличной выучке. Лица их были суровы, но страха на них не было.

– Хотя битва близка, но они все так спокойны, – сказал Ральфус Гвену, впечатлённый этим. – Как и ожидалось от настоящих воинов.
– Нет, дело не в этом. Просто это вы отдали им приказ, лорд генерал.
– А? Не понимаю.

Гвен пожал плечами и покачал головой, но так ничего и не ответил. Вместо этого он поднял руку и указал вперёд.

– Ничего страшного, если вы не понимаете. Лучше давайте поторопимся, а то будет странно, если генерал прибудет на поле боя позже всех.
– Ты прав! Вперёд!

Ральфус слегка сжал бока лошади, отправляя её в галоп и молясь, чтобы они не прибыли слишком поздно. Некоторое время он и его люди двигались в этом темпе. Звуки битвы нарастали по мере их приближения.

Когда они были уже неподалёку от поля боя, которое должно было вот-вот показаться из-за деревьев, навстречу им выбежала группа солдат в доспехах.

Один из них был сотником, которого Ральфус узнал, так что это были не вражеские воины. Все они потеряли своих коней и теперь бежали пешком. Судя по тому, что некоторые из них были ранены, Ральфус решил, что они отступают с поля боя. Он остановился и повысил голос:

– Остановитесь! Что вы делаете? Что со сражением?
– …Ах! – на лицах солдат появилось облегчение, когда они узнали его.

Гвен хмыкнул и спросил:

– Эй, вы что, уже бежите? Серьёзно?
– Нет, м-мы!.. – сотник открыл рот, начав было протестовать, но осёкся, встретившись взглядом с Ральфусом. – Н-ничего нельзя было поделать! Нас предал один из своих!
– Предал? – от этих слов на лице Ральфуса появился гнев. Сотник сглотнул.
– В-верно. Как только мы увидели вражеское войско, отряды генерала Ганоа и генерала Жиля повернулись против короля. И его величество… Его голова… – увидев, как темнеет от гнева лицо Ральфуса, мужчина затрясся и не смог продолжить.

Ральфус скрипнул зубами, прежде, чем тихо спросить:

– Иными словами… Его величество мёртв?
– Д-да!..

Встретившись взглядами с Ральфусом, беглецы начинали дрожать, словно были виновны в каком-то великом преступлении.

– …Ганоа и Жиль. Кто из них виновен в гибели его величества?
– Я… Я не знаю… Каждый из них стремился первым добраться до короля…

Теперь Ральфус понял всю ситуацию. Неизвестно, когда именно, но эти генералы получили предложение от Зармина. Зная план нападения, они приняли окончательное решение. И, увидев войска противника, они напали на короля Дугласа и убили его. В конце концов, нет лучшего подарка, чтобы выкупить свою безопасность, чем голова короля.

– ААА! Дерьмо! – вдруг громко заорал Гвен, молчавший до этого момента.

Найджел сохранял спокойствие. Он, скрестив руки, сидел на лошади и, казалось, о чём-то раздумывал.

– …Нужно поторопиться, – не обращая больше внимания на дезертиров, тронул своего коня вперёд. На сердце его лежал груз сожалений.

«Если бы я только знал больше… Быть может, я смог бы спасти его величество… Или же я всегда принимал неверные решения, которые и привели меня к такому концу?»

Возможно, бесполезно было говорить об этом теперь, но всё равно он чувствовал ответственность.

– Впереди виднеется опушка леса, – осторожно заметил Гвен.

Ральфус пришпорил лошадь, ускоряясь ещё больше и вырываясь на солнечный свет. Перед ним открылась огромная равнина, покрытая чёрным. Доспехи воинов Зармина были чёрными как смоль и действительно выделялись. Казалось, по земле катится огромная чёрная волна.

Но сейчас лишь небольшая часть этой чёрной массы продолжала сражаться. Было видно, что окончательная гибель остатков армии Санкволла уже близко. Разница в численности была слишком велика, и количество погибших и дезертировавших быстро росло. Небольшое озерцо солдат в серебристых доспехах, уменьшаясь с каждой минутой, откатывалось назад перед чёрным морем. В битве против сорока тысяч вражеских солдат поражение Санкволла было неизбежным.

Насколько мог видеть Ральфус, королевский полк из пяти тысяч бойцов уже был полностью уничтожен, и теперь в сражении участвовали оставшиеся генералы и немногие воины, сплотившиеся вокруг них. Но было их всего несколько тысяч.

Наконец и остальные догнали Ральфуса и выстроились за его спиной, глядя на панораму затухающего сражения.

– Лорд генерал… уже слишком… – мягко произнёс Гвен.

Ральфус медленно обвёл взглядом поле битвы. Он понимал, что хотел сказать Гвен. Не было смысла вступать в бой сейчас. Король, которого они обязаны были защищать, погиб, а остальное войско отступало. Вот только командующий армией Зармина не собирался позволить ему отступить. Если бы он хотел это сделать, то уже сделал бы.

– Я знаю, Гвен, – такой спокойный, что сам был удивлён этим, Ральфус повернулся к своим воинам. – К сожалению, эта битва уже проиграна. Я не вижу причин вступать в бой на этом этапе, – солдаты молча слушали его. – Поворачивайте назад и скачите так быстро, как позволят лошади. У вас больше нет причин слушаться моих приказов. Возвращайтесь домой! – Ральфус поднял руку, салютуя воинам.

В ответ никто не отдал честь. Солдаты, всегда немедленно выполнявшие его приказы… Никто из них не двинулся с места.

Взволнованный Ральфус уже собирался повторить приказ, когда вперёд выдвинулся Найджел:

– Генерал, а что собираетесь делать вы? – спросил он многозначительно.
– Я? Я… – спустя мгновение, Ральфус прервал попытку оправдаться. Этих людей ему было трудно обмануть. – Я решил, что умру здесь. Так что не стоит обо мне беспокоиться, возвращайтесь домой.

Найджел ничего не сказал, лишь продолжил сверлить глазами Ральфуса.

– В чём дело, Найджел?
– Я не могу сказать. Всё равно вы меня остановите. К тому же, я понимаю, что вы чувствуете.
– Этот ответ говорит о твоих намерениях! Просто успокойся и следуй моему приказу! – выпалил Ральфус, на секунду выйдя из себя.

В этот момент Гвен с силой хлопнул Найджела по спине. По-видимому, слова Найджела подняли ему настроение, потому что он, с широкой улыбкой, продолжал стучать его по спине, заставляя кашлять.

– Да! Слова настоящего мужика! Я даже не ожидал! Ты вечно такой хмурый!
– ...Но мнение о том, что ты грубиян, Гвен, осталось прежним.

Гвен громко расхохотался.

– Прервитесь на минутку. Сейчас не время для веселья, Гвен. И ты тоже, Найджел. Прошу вас, возвращайтесь на родину. Если вы уйдёте сейчас, то ещё успеете…
– Да хватит уже, генерал! Те, кто хотели сбежать, уже убегают, а те, кто решил разделить судьбу с вами, всё равно не послушают, – весело сказал Гвен, доставая из-за спины свой огромный боевой топор.

«Говори за себя», хотел было сказать Ральфус, но не стал и лишь вздохнул. Не только Гвен, ни один из воинов не сдвинулся с места.

– Простите меня…
– Да ладно, о чём вы? Давайте уже приступим к делу! С чего начнём? Тут есть враги на любой вкус.
– Посмотрим… – Ральфус с вернувшимся спокойствием оглядел вражескую армию и указал рукой в глубину её построений, где стояли их бывшие союзники. – Если мы всё равно умрём, то давайте, по крайней мере, отомстим предателям.






Глава 3.

Генерал Жиль, предавший Санкволл, находился на передовой, что было для него нехарактерно. Разумеется, тому была причина – так как голова короля Дугласа уже досталась Ганоа, ему нужно было доказать свою лояльность Зармину, отличившись в сражении. То, что он сменил сторону, было слабым обещанием безопасности. А сражаться с бывшими союзниками, почти разбитыми и отступающими, было не так уж трудно. По крайней мере, так думал Жиль.

Этот идиот Ганоа… Лишь потому, что добыл голову короля, он уже давно ушёл в задние ряды армии Зармина. Хотя у него был шанс добиться ещё большего.

Лошадь под Жилем дёрнулась, и генерал покачнулся. Его крупное тело чуть не сверзилось на землю.

Восстановив равновесие, он вернулся к мыслям о будущем. По соглашению, заключённому с Зармином, ему доставались обширные земли, в несколько раз превосходящие те, что он имел прежде. Владея такой территорией, он сможет даже построить новый замок. Свой ему всегда казался слишком мал. А в новом можно будет построить побольше комнат, и тогда он прикажет своим людям найти ему новых красивых девушек… Перед глазами Жиля появился образ прекрасной принцессы Сельвы. Возможно, ему даже удастся сделать эту девственницу своей… Ну, по крайней мере, теперь такие шансы есть. Она больше не тот недостижимый цветок.

Пока генерал представлял стройную фигурку принцессы в своих руках, к нему подскакал один из адъютантов. Его лицо было бледным.

– Г-генерал! Б-беда! Враг атакует!
– Атакует? Тебе что, голову напекло? Почти все враги уже перебиты!
– Я не о них, я о другом враге! – лицо адъютанта было наполнено страхом. – Э-это отряд генерала Ральфуса… Его солдаты направляются к нам! Они будут тут в любую минуту!
– Что?! – Жиль с диким выражением лица посмотрел в ту сторону, куда указывал помощник. Там, со стороны леса, над равниной поднималось облако пыли и двигался отряд всадников. Знамя, несомненно, принадлежало Ральфусу. – Н-не может быть… – крупное тело Жиля задрожало от страха.

Дело было не в том, что он увидел Ральфуса. Просто он никогда не думал, что тот присоединится к сражению. Когда исход битвы уже предрешён, и осталось лишь добить остатки войска Санкволла, невозможно, чтобы кто-то, Ральфус или кто-либо ещё, решит вступить в безнадёжную схватку. Даже если он хочет продемонстрировать преданность Санкволлу, то сейчас правильнее было бы отступить и придумать новую стратегию.

…Это было огромной ошибкой со стороны Жиля, глядящего на жизнь с точки зрения наёмника. Понять мотивы Ральфуса он был не в состоянии.

– Каковы будут приказы, генерал?! – спросил адъютант, но Жиль и сам хотел бы знать ответ на этот вопрос.
– П-первым делом надо построиться в защитный порядок! Армия Зармина скоро придёт к нам на помощь! – наконец, пролаял он приказ, но в этот момент первая волна атакующих достигла его воинов.

Словно острый клинок, враги врезались в ряды солдат Жиля, и те оказались не готовы противостоять этому удару. Кроме осознания того, что они предали союзников, они боялись и самого Ральфуса. В конце концов, его храбрость и воинские подвиги были известны по всему Санкволлу.

Жиль не был исключением. Несмотря на свою самоуверенность, он никогда не думал, что сможет победить Ральфуса. Глядя, как бойцы Ральфуса прорубаются сквозь ряды его воинов, Жиль с трудом сглотнул.

«Какая сила! На не победить их! Зармин! Почему вы всё ещё не идёте к нам на помощь?!»

Чуть не плача, Жиль оглянулся, чтобы увидеть, как войско Зармина стоит на месте. Хотя расстояние между ними было невелико, они не сделали и шага вперёд. Они просто стояли и хладнокровно наблюдали за происходящим.

– Проклятье! Что происходит?!

Оглянувшись на адъютанта, Жиль увидел, что тот исчез.

«Бросили! Все меня бросили!»

Не только адъютант. Другие офицеры тоже поворачивали коней и убегали. С самого начала его люди следовали за ним не из уважения, а только ради выгоды. И теперь, когда всё обернулось плохо, все они сбежали, оставив его.

– А… Ах…

Впадая в ужас, Жиль изо всех сил дёрнул поводья. Не привыкшее к такому обращению животное вскинулось и стряхнуло седока.

– Ух! – Жиль тяжело приземлился, сильно ударившись бедром и закричав от боли.

К его несчастью, рядом никого не оказалось, а вот Ральфус заметил его. Их глаза встретились, и от напряжения между ними словно протянулась невидимая нить.

– Не двигайся, Жиль! – всегда вежливый и тихий, сейчас Ральфус рычал.
– Ааа! – испустив крик, от которого душа ходила в пятки, Жиль, хромая, попытался сбежать, но его лошадь давно исчезла.
-Помогите! Слышит меня хоть кто-нибудь?!

Ответа не последовало, и к тому моменту, когда генерал-предатель поднялся, Ральфус стоял перед ним, а за его спиной находились оба его помощника, глядящие столь же свирепо.

– А… – под взглядом Ральфуса, Жиль проглотил то, что хотел сказать.

Не отрывая от него взгляда, Ральфус спокойно спросил:

– Это ты был тем, кто поднял руку на его величество, Жиль?
– Н-нет! Это был не я… Это Ганоа отрубил ему голову! Это не я!
– …Ясно. В таком случае, он будет следующим. Готовься, Жиль, – меч Ральфуса мелодично зазвенел, покидая ножны. С сузившимися глазами и приняв стойку, не оставляющую открытых мест, Ральфус подавлял.

Жиль всегда считал его тихим и любезным человеком, который нравился всем. Но сейчас, когда его тело дрожало от наводимого им ужаса, он понял, что всё, что он знал о Ральфусе, было лишь одной из граней стоящего перед ним человека.

«Не шутите так! У меня нет ни шанса против этого парня! Если кто-то и одолеет его, то разве что этот монстр, Рэйн!»

– П-подожди! Не нужно торопиться. Ты ведь понимаешь? Санкволл будет уничтожен, в этом не может быть сомнений. И мы, наёмники, должны выбрать правильную сторону, согласен? – успокоив себя таким образом, Жиль нервно рассмеялся.

Ральфус лишь сдвинул брови и взмахнул своим мечом, останавливая его прямо перед носом Жиля.

– Жиль! В свой последний миг, покажи, что наёмник может держать меч как рыцарь.

Взглянув в глаза Ральфуса, Жиль вздрогнул.

«Он серьёзно! Он и правда собирается…»

– М-моя награда! Я отдам тебе всё, что получу! Только оставь мне жизнь!
– Ты жалок, Жиль! – брезгливо сказал Ральфус, занося меч.

Лихорадочно крича, Жиль повернулся и попытался убежать.

– Глупец! – вот и всё, что он услышал, прежде, чем что-то обожгло его спину, навсегда гася сознание. – Если бы это было возможно, я бы не стал бить в спину, – покачал головой Ральфус, глядя на труп Жиля.

Взмахнув мечом, стряхивая с него кровь, Ральфус вернул его в ножны.

– Тут ничего нельзя было поделать. Он самым трусливым образом пытался сбежать. Так что сам выбрал свою смерть, – сказал Гвен и сплюнул. Видимо, его тоже покоробило поведение предателя. Да и Найджел, хоть и промолчал, по обыкновению, но глядел на труп довольно холодно, явно чувствуя то же самое. – И вот ещё что интересно, лорд генерал. Те ребята из Зармина, похоже, с самого начала не собирались помогать ему. Наводит на размышления, верно?
– Это не так уж странно, – ответил Ральфус. – Для них это удобная возможность разобраться с проблемами чужими руками. Здорово, когда не нужно самим и палец о палец ударять, пока враги дерутся между собой.
– …Другими словами, они и сами хотели избавиться от Жиля. Просто использовать его и выбросить… Мерзко, – Гвен снова сплюнул. Судя по его лицу, он был по-настоящему зол.

Ральфус тоже был не в лучшем настроении, но по другой причине. Он обратил взгляд на замершую в ожидании армию Зармина, ища Ганоа. Но тот, видимо, уже укрылся где-то за спинами. По крайней мере, Ральфус нигде не смог его обнаружить. Но всё же он продолжал высматривать, отказываясь сдаваться.

И тут в воздухе раздался резкий свист. Гадать о значении этого сигнала не стоило, так как чёрная масса разом пришла в движение, и земля задрожала от их топота. Целью же солдат Зармина являлся отряд Ральфуса, все остальные уже погибли или разбежались.

– Похоже, придётся на время отложить наказание Ганоа.
– …Да уж, – Гвен согласно кивнул.

Найджел, не проявляя никаких признаков нервозности, продолжал наблюдать за приближением армии.

Ральфусу очень хотелось, чтобы эти двое выжили.

– Гвен, Найджел… Вы должны…
– Не стоит, лорд генерал.
– Мы уже всё решили.

Стоило Ральфусу начать говорить, как они прервали его.

– …Ладно, – больше Ральфус ничего не сказал. Эти двое готовы были, несмотря ни на что разделить с ним одну участь. Даже если бы он отдал им приказ, это было бы бесполезно.

Задержав взгляд на своих верных помощниках, а потом посмотрев на остальных воинов, Ральфус вскочил на своего любимого коня.

– В таком случае мне больше нечего сказать! Давайте покажем врагу, как сражаются воины Санкволла! До конца!
– Да-а! – слыша за спиной дружный рёв воинов, Ральфус пришпорил коня, направляясь прямо в центр вражеского воинства.

С каждым шагом противник становился всё ближе. Перед тем, как войска сошлись, Ральфус на секунду придержал коня и крикнул:

– Моё имя Ральфус Джулиард Санкволл! Кто хочет сразиться со мной – выходите!

Солдаты Зармина на мгновение замерли, а потом с дикими криками бросились вперёд.






Глава 4.

– Удивительно. Кажется, этот человек по имени Ральфус решил напасть на нас, сказал Луминас, один из командующих армией Зармина. Острый подбородок и бледное лицо были отличительными чертами этого тридцатилетнего воина. Чёрная броня, облегающая его тело, ему явно не шла. Глазами, не привыкшими недооценивать противника, он внимательно следил за приближением врага.

Ральфус двигался во главе небольшого отряда как раз в эту сторону. Хоть Луминасу и не хотелось этим заниматься, но всё же он был впечатлён.

– Вот это я называю настоящим солдатом. Он как небо от земли отличается от Ганоа и Жиля, так легко перешедших на нашу сторону. Более того, он, кажется, из королевского рода? Он точно сказал, что в его имени есть «Санкволл», – сказал Луминасу пожилой мускулистый воин, поглаживая бороду. У него были золотистые волосы и лицо, словно высеченное из камня, Это был Гарблейк, главнокомандующий этого экспедиционного корпуса.
– На самом деле, право на имя «Санкволл» было дано ему за многочисленные подвиги… Если бы можно было выбрать союзника, то лучшего нельзя было бы и пожелать, – сказал Луминас тоном, показывающим, как он хотел бы этого, хотя и понимает, что этого никогда не случится. Было очевидно, что этот человек больше всего ценит преданность. Если бы вопрос можно было решить деньгами, это уже было бы сделано.
– Если мы не можем сделать его союзником… Тогда что нам делать? – спросил Гарблэйк с сожалением.

Ответ Луминаса полностью совпал с его ожиданиями. Враг прямо перед ними. И битва не продлится долго.

– Разумеется, мы убьём его. Если мы не можем сделать его союзником, то это просто ещё один враг.
– Ничего не поделаешь, да?
– Именно, – кивнул Луминас.

Какими бы опытными ни были солдаты, на открытой равнине и без какой-либо тактики, исход битвы решает лишь преимущество в численности. Если многократно превосходящее войско сталкивается с с небольшим отрядом, то оно всегда одержит победу. Это абсолютная военная истина.

Рэйн Rain новелла

Только… Это не значит, что в душе не может быть никаких сомнений. И вызывал их не кто иной, как Рэйн.

Вообще-то, Луминас всегда беспокоился на его счёт. Слухи о «Неизвестном гении» дошли и до Зармина. Но, согласно многочисленным донесениям, в настоящее время Рэйн находился под домашним арестом. Вроде бы за то, что высказался против предложенной стратегии на военном совете.

Вполне разумно, что он постарался избежать заведомо проигрышной битвы, но способен ли он бросить вот так своих друзей? Из всех докладов следовало, что они с Ральфусом – близкие друзья… И тут Луминаса одолевали сомнения. Проще говоря, он подозревал ловушку.

Но если действительно есть какой-то план, то что насчёт безрассудных действий Ральфуса? Быть может, Рэйн не посвятил его в свои задумки?

«Я слишком много думаю», – решил Луминас как раз в тот момент, когда Гарблейк прервал его размышления:

– Тебя что-то беспокоит?
– Ну… Ничего особенного, разве что немного волнуюсь из-за Рэйна, приятеля этого Ральфуса, – объяснил свои сомнения Луминас. – Есть вероятность, что этот парень что-то замыслил.
– Да. Если подумать, то его величество тоже предупреждал насчёт Рэйна. Но он сейчас должен быть в своём замке. А даже если в полученные донесения были ложными, то один отряд ничего не сможет противопоставить нашей армии.
– Этот человек опасен. Я не хотел бы сталкиваться с ним, – у Луминаса было много причин быть осторожным в отношении Рэйна. Но он считал, что будет нецелесообразно говорить о них Гарблейку при нынешних обстоятельствах.

Впрочем, Гарблейк не проявил особого интереса. Он фыркнул, глядя на Луминаса, как на дурака, а потом пожаловался:

– Плевать на этого Рэйна. Лучше посмотри на поле боя, Луминас. Они прорываются, так что поторопись и отдай приказ. У нас полно резервов, которые можно ввести в бой.

Луминас послушно огляделся.

Отряд Ральфуса разделился надвое. Одна часть атаковала, а другая прикрывала первую, не давая ударить в тыл. Это было похвально для столь небольшого отряда, но всё же не могло переломить ход битвы. Ни отвага, ни мастерство не могли заменить подавляющего численного превосходства.

– Ничего не поделаешь. Он заслуживает похвалы, но нам нужно покончить с этим.

Луминс отдал приказ пяти тысячам воинов разделиться на два отряда и атаковать Ральфуса с флангов. Это будет конец…

Солдаты начали перестраиваться, выполняя приказ, Луминас и Гарблэйк следили за ними с возвышения. Но тут…

– …Что? – вырвался у Луминаса удивлённый возглас.

По какой-то неизвестной причине в поле его зрения стал появляться туман. Поначалу лёгкий, он быстро становился плотнее.

– Ох!.. – похоже, Гарблейк тоже его заметил.

Сначала пропал из виду лес, а потом стало не видно и солдат. А туман продолжал становиться всё гуще и гуще.

– Что это? Туман?
– Нет, это… Проклятье! Это магия!

Туман стал настолько белым, что в нём стало не отличить друзей от врагов. Луминас поспешно отозвал свой приказ. При таких обстоятельствах велика была вероятность напасть на своих.

– Что всё это значит, Луминас?!
– Должно быть, это магия врага. По всей видимости, несколько волшебников создают этот туман своими заклинаниями.

Ты добрался до нас, Рэйн.

Луминас медленно выдохнул. Никого иного, помимо Рэйна, он не мог заподозрить в этом вмешательстве. Похоже, он всё-таки не смог бросить Ральфуса умирать.

Его наблюдатели использовали Магическое Видение, так что он был уверен, что сам Рэйн не покидал своего замка. Значит, это кто-то из его подчинённых.

Они были лишены возможности действовать, но по какой-то причине он не был особо этим расстроен.

– Луминас, при таких обстоятельствах мы не можем атаковать…
– Да. Мы не можем позволить нашим солдатам напасть друг на друга. Нужно отправить разведчиков. Быть может, они смогут найти тех, кто накладывает заклинания, – предложил Луминас, хотя прекрасно знал, что обнаружить в таком тумане маленькую группу людей почти невозможно. Похоже, им остаётся лишь ждать, пока исчезнет туман.

«Ты нанёс удар. Но ты не сможешь победить, если всё, что ты делаешь, это убегаешь, Рэйн. В конце концов, мы всё равно окажемся победителями».

Сидя на своём боевом коне, Луминас сложил на груди руки, ожидая, когда туман рассеется.

Ральфус был поглощён битвой, не замечая тумана до тех пор, пока тот не стал настолько плотным, чо ему пришлось остановиться.

Солдаты Зармина тоже отступали, боясь в тумане поразить своего.

– …Похоже, мы спасены, лорд генерал, – выдохнул Гвен, приближаясь.

Словно демонстрируя историю прерванного сражения, его доспехи были иссечены и помяты. То же касалось и Найджела, который, разумеется, тоже оказался поблизости.

– Гвен, ты в плохом состоянии!

В некоторых местах сквозь пробитые доспехи горца виднелась кровь. Ральфус спешился и подошёл к другу, но Гвен поднял руку, останавливая его.

– Ничего страшного, лорд генерал. Мои раны неопасны. Лучше скажите, как вы? Похоже, вас ранили в живот…
– …Это просто царапина, – твёрдо ответил Ральфус, отметая вопросы. Рана, несомненно, не была «просто царапиной», но его жизни не угрожала, а значит, могла подождать
– Этот туман не мог выбрать лучшего времени для появления. Это просто чудо, лорд генерал!
– Гвен, чудеса так просто не случаются. Это дело рук Рэйна. Или кого-то из его людей.
– Да не может такого быть, – неуверенно произнёс Гвен.
– Кто-то идёт, – тихим голосом прервал их диалог Найджел.

Теперь, когда они обратили на это внимание, то тоже услышали звуки шагов. Кто-то не скрываясь приближался к ним.

– Враг?! – воскликнул Гвен, поднимая свой тяжёлый топор. Найджел поудобнее перехватил копьё.

Но Ральфус, подозревая, кто это может быть, не пошевелился.

– Опустите оружие. Думаю, всё в порядке.

Не успел он договорить, как из тумана появился человек на чёрном жеребце.

– Я разговариваю с сэром Ральфусом? – незнакомец остановил коня, пристально разглядывая Ральфуса. Он был настолько худым, что его можно было принять за женщину. На нём не было доспехов, лишь тяжёлый плащ поверх туники. Чёрные волосы и зелёные глаза выдавали простолюдина из Санкволла, но взгляд этих глаз был острым. По выражению его лица казалось, что он чем-то недоволен. А может, это было его обычное выражение.
– Да, я Ральфус. А с кем имею честь?

Услышав ответ, мужчина несколько неловко кивнул головой.

– Прошу прощения за опоздание. Меня зовут Гюнтер Вароа. Я здесь по приказу моего господина, Рэйна. Я должен вывести сэра Ральфуса.
– Я так и думал, – вздохнул Ральфус, краем глаза следя за Гвеном. – Значит, он здесь?
– Нет. Он хотел, но я отсоветовал ему. Враг будет более беспечен, зная, что лорд Рэйн остаётся в замке Коткьюреас.
– …Понятно. Но всё же он прислал вас… Я думал, что знаю всех людей Рэйна, но вас вижу впервые.
– Лорд Рэйн использует меня в ситуациях, подобных этой. Я командир его разведывательного и магического подразделений. Но это сейчас неважно, нам нужно поторопиться. Мои подчинённые поддерживают туман, но магия не бесконечна, – Гюнтер говорил слегка раздражённо. По-видимому, времени и вправду оставалось мало.

Ральфус посмотрел в глубину тумана. Гвен, Найджел и прочие его воины смотрели на своего предводителя и молчали.

Наконец, Ральфус смущённо сказал:

– Я надеялся, что погибну до того, как Рэйн протянет руку помощи. Я не хочу избегать кары за то, что допустил гибель его величества. И мои чувства не изменились.
– Иными словами, вы желаете умереть здесь? – констатировал Гюнтер, не меняя выражения лица.
– Верно. Я хочу, чтобы вы кое-что передали Рэйну, когда вернётесь. Чтобы он продолжал жить и приглядывал за принцессой. Зармин никогда не перестанет охотиться за ней… И ещё, если возможно, я бы хотел, чтобы вы забрали с собой моих людей.
– НЕТ! – взорвался молчавший до этих слов Гвен. – Этот вопрос уже закрыт. Мы решили последовать за вами, куда бы вы ни пошли.
– Но…
– В любом случае, это не то, что я могу передать Рэйну, – вмешался Гюнтер в их спор.
– Что вы хотите этим сказать?!
– Для меня приказы лорда Рэйна абсолютны. Я не собираюсь возвращаться без вас. Хоть мне этого и не хочется, но я тоже умру вместе с вами, – выражение его лица и сейчас не изменилось. Гюнтер просто констатировал факт.
– Что?!

Ральфус внимательно вгляделся в его лицо, сомневаясь, всерьёз ли он говорит. Серьёзные и острые глаза спокойно посмотрели на него в ответ. Ральфус не понимал этого человека… Внешне похожий на простолюдина, он вёл себя как благородный, к тому же, у него была фамилия.

– Значит, вы выбираете смерть? В таком случае, я должен отдать приказ своим подчинённым. Нужно сказать им, чтобы…
– П-постойте! – преградил Ральфус путь собравшемуся было отойти Гюнтеру.
– Вы хотите что-то добавить? – спросил тот, как ни в чём не бывало.

Редко можно было встретить человека, которого столь мало волнует, жить ему или умереть. Он сказал, что останется с Ральфусом и умрёт вместе с ним, хотя не похоже было, что он испытывает к нему какую-то привязанность.

Впервые сердце Ральфуса дрогнуло. Если он ничего не сделает, этот человек умрёт. Глядя ему в глаза, он понимал, что Гюнтер не блефует. Другими словами, из-за него погибнет один из доверенных людей Рэйна…

Нет, дело не только в Гюнтере. Никто из людей Ральфуса не пытался уйти от гибели.

Но сам Ральфус не хотел, чтобы они шли по его пути.

«Что же мне делать?.. Что мне делать?!»

– Лорд генерал…
– Генерал…

Гвен и Найджел с беспокойством смотрели на Ральфуса.

Гюнтер посмотрел на них, не меняя выражения лица, а потом, казалось, внезапно о чём-то вспомнил.

– А, точно. Было ещё сообщение, которое я забыл передать.
– …Что за сообщение? – с некоторым замешательством спросил Ральфус.
– Это от лорда Рэйна. «Главное в битве – не её ход, а тот, кто остаётся в конце».
– Это всё? – уточнил Ральфус с горькой улыбкой.
– Не совсем, – спокойно ответил Гюнтер. – Ещё он добавил – прошу заметить, это не мои слова, а его – «Не сваливай всю ответственность на меня, дурак!»
– Это на него похоже, – даже в такой момент не смог не усмехнуться Ральфус. Затем, против его воли, его плечи задрожали, и он громко расхохотался, не обращая внимания на взгляды своих людей.
– Итак, что вы будете делать? Ваше решение остаётся прежним? А то мне нужно поспешить, – на лице Гюнтера впервые появилось нетерпение. Брови почти сошлись в одну черту.

Ральфус наконец отсмеялся и твёрдо сказал:

– Нет. Я изменил своё решение. Похоже, у Рэйна есть план, как победить в этой войне. я попробую поставить на него.
– …Хлопотное решение. В таком случае, вам следовало сказать об этом раньше, – ответил Гюнтер раздражённо.






Часть 3: Сельва, побег из замка Галфорт

Глава 1.

Так как столица Зармина, Риагулл, находилась на пересечении важных торговых путей, расходящихся от неё по всему континенту, то этот город всегда был оживлённым и полным купцов, которые приходили и уходили из него.

Соответственно, и уровень жизни граждан был довольно высок по сравнению с жителями других стран, а в столице многие принадлежали к высшему классу.

В настоящее время Зармин постоянно одерживал победы в военных кампаниях, так что его процветание могло лишь продолжать расти.

В самом центре столицы располагался старый замок Гейнис, недавно отстроенная заново резиденция Лейгура.

Это был огромный и великолепный замок.

Его окружали два глубоких рва, наполненных водой, а стены высоко возвышались над городом.

Однако, несмотря на то, что с момента окончания ремонтных работ минуло совсем немного времени, нельзя было сказать, что замок привлекает взгляд. В конце концов, на нём не было ни единого украшения.

Внешние стены и башни были сложены из тех же камней, что и фундамент. И ни на них, ни на воротах не было ни одной детали, которая не несла бы практической пользы.

Так произошло потому, что хозяин замка, король Лейгур, мало заботился о его внешнем виде.

В просторном зале аудиенций перед королём на коленях стоял премьер-министр Ягиль, чей голос разносился по всему залу, когда он представлял свой доклад.

Пол зала не был ничем покрыт, за исключением узкой багровой дорожки, ведущей от входа к трону.

Люстра, свисающая с потолка, и многочисленные свечи, усеивающие стены, давали достаточно света, но зал всё равно создавал тяжёлое и мрачное впечатление.

Нигде не было ни цветов, ни украшений. Пустой зал, единственной деталью которого являлся трон.

– …согласно сообщениям, полученным через Магическое Видение, мы уже заполучили голову короля Дугласа. Теперь осталось лишь захватить сам Санкволл. Какие будут указания, ваше величество?

Магическое видение, одно из многих заклинаний, доступных магам, могло передавать изображения и сцены от одного мага к другому, независимо от разделяющего их расстояния.

Благодаря этому заклинанию, Ягиль мог получать сообщения о битве практически в реальном времени.

В этот день и эпоху это было роскошью, которой обладали лишь королевства, имеющие достаточно ресурсов, чтобы использовать магов в сражениях.

Как бы то ни было, Ягиль закончил свой доклад и ждал указаний короля. Однако Лейгур сохранял молчание.

Премьер-министр подождал ещё немного, но так и не дождался ответа и осмелился поднять голову.

Король, одетый в свободные церемониальные одежды из чёрного как ночь шёлка, глубоко задумался, закрыв глаза и словно задремав на троне.

Хотя его длинные и роскошные серебристые волосы скрывали половину лица, красота Лейгура всё же была очевидна.

– Ваше величество? – снова обратился к нему Ягиль. Король молчал.

Но не мог же он и в самом деле заснуть? Не имея другого выбора, Ягиль начал подниматься, однако…

Именно в этот момент Лейгур открыл глаза и пристально посмотрел на своего пожилого министра. Ягиль вздрогнул, словно через глаза короля на него взглянула сама тьма, и снова поспешно опустился на колени.

Ему не хотелось спровоцировать гнев короля. В конце концов, тот взошёл на престол, свергнув своего предшественника. И стоило ему пожелать, Ягиль тут же лишился бы головы. На днях он легко перебил безрассудных заговорщиков, осмелившихся выступить против него. А ведь каждый из них был способным и умелым воином!

– Я услышал твой доклад. Но разве в сообщениях Гарблейка не было ни слова о Рэйне? – холодно спросил Лейгур.

Ягиль опустил голову ещё ниже и ответил:

– Нет. Только о том, что они заполучили голову вражеского короля.

Лейгур нахмурился, будто что-то вызвало в нём отвращение. И снова погрузился в раздумья.

Ягиль совсем запутался. Он никак не мог понять, о чём думает его король. И почему он так зациклен на каком-то простолюдине по имени Рэйн?

Как это часто свойственно потомственным аристократам, Ягиль не обращал внимания на простолюдинов, в жилах которых не текло благородной крови. С его точки зрения казалось более разумным опасаться высокородного дворянина Ральфуса.

Но, полностью игнорируя его мнение, король сказал:

– …отправь к Рэйну большую группу убийц. И выбери умелых.
– Сир… Вы сказали… убийц?
– Именно. Обязательно отбери тех, кто зарекомендовал себя в деле. Что же касается количества… отправь не меньше десяти. И пока не нужно продвигаться дальше в Санкволл.
– Я понял…

«Неужели он и в самом деле считает этого человека настолько важным?..» Недовольство заставило Ягиля забыть о страхе перед королём и спросить:

– Это правда, что генерал Рэйн талантливый человек, ваше величество. Но ведь он всего лишь обычный простолюдин. Разве он может быть так важен, чтобы вы относились к нему столь серьёзно, сир?

Король ответил не сразу. Но через какое-то время он всё же пробормотал:

– …а все дворяне, значит, великие люди?

По спине Ягиля покатился холодный пот, когда он осознал, какую ошибку допустил. Он забыл, что сам король Лейгур был обычным простолюдином, который появился из ниоткуда около десяти лет назад.

– Пожалуйста, простите меня, ваше величество! – испуганный до такой степени, что не мог сдержать стука зубов, Ягиль склонился так глубоко, что коснулся головой пола.

Распростёршись на полу, он услышал, как Лейгур встал с трона. Потом тяжёлые шаги короля приблизились к нему. Ягилю казалось, что он слышит даже то, как лезвие волшебного меча покидает ножны и разрезает воздух, чтобы опуститься на его шею.

– В-ваше величество! Умоляю, простите меня!

Чёрные сапоги появились у него перед глазами. Не в состоянии набраться храбрости и поднять голову, Ягиль просто продолжал молить о пощаде.

Некоторое время спустя, когда провинившийся министр уже был близок к тому, чтобы принять свою судьбу, он наконец услышал голос Лейгура:

– Можешь поднять голову, Ягиль.

В то же время послышались шаги и шорох плаща. Король возвращался на трон.

«Неужели я правда… спасён?»

Осторожно приподняв голову, он увидел, что Лейгур спокойно сидит на троне, словно ничего и не случилось.

– Ягиль.
– Д-да!
– Ты всё ещё полезен мне как чиновник. Так что я забуду о твоём длинном языке. А ты будешь выполнять мои приказы быстро и беспрекословно… Ты понял?
– Да, ваше величество! Я всё исполню!
– Не забывай страха, который почувствовал сейчас. Я предупреждаю лишь один раз. Если же ты снова распустишь язык, то лишишься головы.
– Я не забуду. Никогда, – ответил Ягиль, снова склоняя голову к холодному каменному полу.
– Это будет для тебя лучше всего, – негромко сказал Лейгур. А потом добавил: – Покажи мне свою силу, Рэйн. Постарайся не разочаровать меня…

Последние слова он произнёс так тихо, что пожилой министр ничего не услышал.






Глава 2.

– Во дворе замка Коткьюреас -

Юри лёгкой походкой прошла по тропинке меду квадратными клумбами.

Прошло уже больше десяти дней с тех пор, как она оказалась здесь, и девушка уже полностью освоилась и привыкла к атмосфере замка. Она легко поладила с рыцарями, многие из которых, подобно Рэйну, были бывшими наёмниками и так же, как и Юри, не любили пустых формальностей.

Хотя были, конечно, и такие люди, как помощница Рэйна Ксеноа, с кем непросто было иметь дело. Но Юри прикрепили к другому помощнику, Лени, так что ей не пришлось мучиться, общаясь с Ксеноа. Ну а Лени ей нравился, так что с этим не было никаких проблем.

…Если не считать того факта, что Рэйн целыми днями только и делал, что спал.

Рэйн заперся в своей комнате с самого возвращения и почти не выходил оттуда, разве что для того, чтобы перекусить или выпить, и это выводило девушку из себя.

Она считала, что сейчас не время для этого. Как ни странно, она чувствовала, что её всё больше и больше раздражает нежелание Рэйна напасть на армию Зармина.

Ксеноа, похоже, разделяла её настроение, так как возмущение в её глазах росло изо дня в день. До такой степени, что она рискнула снова огрызнуться на генерала.

Однако, что удивительно, за исключением Ксеноа, остальные рыцари полностью доверяли Рэйну. Он был популярен и среди них. Большинство даже одобряло решение Рэйна избегать участия в войне. По всей вероятности, их одобрение было связано как раз с тем, что большинство рыцарей были когда-то наёмниками, которые не видели смысла в сражении, где невозможно победить. Не то чтобы Юри не понимала их чувств, но…

– Блин. Ему и правда нравится издеваться над людьми, – пробормотала Юри, пиная попавшийся на тропинке камешек. – Хм?

Она услышала раздававшиеся где-то неподалёку весёлые крики.

Пойдя на шум, она обнаружила толпу рыцарей, толпящихся возле крепостного вала. Они образовали круг и, похоже, занимались чем-то интересным. Не раздумывая, Юри направилась к ним, стремясь удовлетворить любопытство.

– О!.. Это же капитан Лени.

Лени стоял в центре круга, держа в руках два меча немного короче обычного. Он вёл тренировочный бой с одним из своих людей.

– Так оружие капитана – парные мечи… – отметила Юри с оттенком уважения, наблюдая за поединком из толпы.

Рыцарь, выступающий в качестве оппонента Лени, тяжело дышал и, кажется, испытывал боль. В это трудно было поверить, зная его характер, но, по всей видимости, Лени полностью подавлял противника.

Шаг за шагом. Спокойно и планомерно.

Тяжеловооружённый рыцарь действовал решительно. Чуть согнув ноги, он осторожно приближался к капитану, внимательно следя за каждым его движением. Однако Лени просто стоял и ждал.

Наконец, приняв решение, рыцарь резко ударил мечом, целясь капитану в шею.

Звяк!

Металл встретился с металлом с ясным и звонким звуком.

Лени с очевидной лёгкостью остановил смертельный удар одним из своих мечей. Другой его меч тем временем оказался возле горла рыцаря.

«Ого! Я не смогла даже увидеть его движения! Он действительно силён…»

В свете увиденного мнение Юри о Лени выросло. Она думала, что он просто тихоня, но оказалось, что он обладает навыками, оправдывающими его положение при генерале.

– Ладно, уже полдень, так что давайте закончим на этом. Расходитесь! – приказал Лени, поправляя немного взъерошенные светлые волосы.
– Так точно! – отозвалась толпа бывших наёмников и быстро рассеялась.
– Капитана Лени!

Лени поднял голову и приветливо улыбнулся подошедшей Юри.

– О, Юри! Смотрела за тренировкой?
– Да! Вы правда сильный, капитан. Я впечатлена.
– Н-нет. Не так уж я и хорош, – Лени смущённо улыбнулся и покраснел. Потом ему в голову пришла отличная идея, он хлопнул в ладоши и воскликнул: – А, точно! Я как раз собирался идти есть. Не желаете пообедать со мной? Еды у меня хватит на двоих.
– С удовольствием! – без колебаний ответила голодная Юри. Она никогда не отказывалась от бесплатной еды.
– Правда можно? – спросила Юри чуть позже, когда они присели на одну из деревянных скамей, находившуюся неподалёку. Спрашивала она только из вежливости.

Усаживаясь, она оставила между ними свободное пространство.

– Сегодня я принёс бутерброды! – провозгласил Лени, с широкой улыбкой поднимая мешок. Внутри оказалась неожиданно большая коробка, доверху наполненная бутербродами.
– Ваа! Так я возьму?
– Конечно, бери.

Юри тут же потянулась за бутербродом и с ходу откусила приличный кусок.

– М-м! Вкусно!

Это в самом деле было приготовлено очень хорошо для бутерброда с мясом и овощами. Расправившись с первым, Юри с блаженной улыбкой обхватила руками щёки и склонилась к коробке, наслаждаясь ароматом.

– Ха-ха! Ешь, сколько захочешь.
– Большое спасибо!

На некоторое время Юри полностью сосредоточилась на еде.

Когда она наконец вернулась на землю, то задала Лени, с улыбкой наблюдающему за ней, внезапно пришедший ей в голову вопрос:

– Кстати, а генерал Рэйн участвует в тренировках?
– Хмм… Ну, разве что один-два раза в год. Но обычно он избегает их, говоря, что это скучно, – Лени смущённо пожал плечами, встретив любопытный взгляд Юри. Всем своим видом он показывал, что давно перестал и пытаться привлечь Рэйна к тренировкам.
– Да уж, это на него похоже. Кстати, если можно, я хотела бы спросить, капитан Лени… А кто сильнее, вы или генерал Рэйн?

Услышав вопрос, Лени даже вздрогнул. Он выглядел так, словно не мог поверить собственным ушам.

– Да я и пальца его не стою. Это даже не смешно… Само сравнение между нами неуместно.
– Ох… Неужели генерал и вправду настолько силён?
– Э?.. Юри, а разве вы не знакомы с генералом? – спросил Лени с недоумением.
– Что?! А, нет, наши отцы знали друг друга, но мы с генералом никогда не… – осознав, что чуть не раскрыла себя, Юри покрылась холодным потом и быстро сочинила оправдание.

К счастью, Лени поверил ей. Пожалуй, его даже обрадовал такой ответ.

– О, вот, значит, как. Хе-хе.
– Эм?..
– Ой, прошу прощения. Вы хотели знать, насколько силён генерал, верно? Что ж, он… Хотя кажется, что он хвастается, но на самом деле он даже сильнее, чем показывает.

Глаза Юри удивлённо расширились.

– Вы… серьёзно?
– Ага. Что бы ни случилось, я никогда не хотел бы иметь его среди своих врагов. Уж лучше воевать со всем Зармином, чем с ним.

Лени нахмурился и задрожал, лишь представив, что они с Рэйнов враги.
«Так он действительно настолько сильный…» – мысленно простонала Юри. Похоже, она крупно попала.

– Готов поспорить, что он может одолеть даже дракона, – продолжил меж тем Лени. – Я никогда не слышал о тех, кому бы на самом деле это удалось, но генерал наверняка смог бы.

«Ого, а теперь это уже просто нелепо», – Юри промолчала, но на её лице было написано недоверие.

Да и кто бы поверил в такое? Драконы были самыми могущественными из ныне живущих существ. Их магия, антимагическое поле, могучее дыхание и невероятная сила – никто из живых существ не имел ни шанса выстоять против них. Они были практически непобедимы.

В древних легендах говорилось, что тот, кто победит дракона в бою один на один, получит его силу и магическую мощь. Многие верили в эти легенды и бросали драконам вызов, но ни о ком из них больше не слышали. Не было даже намёков на правдивые слухи о тех, кому бы это удалось. Убийцы Драконов существовали лишь в песнях бардов.

Если кто и мог бы победить дракона, то это были разве что представители другой могущественной расы, называемой «демонами», но все они исчезли больше тысячи лет назад.

Демоны, которые внешне мало чем отличались от людей, обладали ужасной магией и силой, с которой могли бы противостоять даже мифическим зверям. Впрочем, сказать точно было уже невозможно, так как все демоны погибли во время Великой войны, случившейся более тысячи лет назад, когда люди и демоны сражались за власть над миром.

Лени улыбнулся с лёгкой насмешкой, глядя на недоверчивое выражение лица Юри.

– Знаю, в это трудно поверить. Но однажды вы поймёте, насколько абсурдно он силён, Юри. Генерал Рэйн обладает сверхчеловеческой силой.
– Верно…

«Ну, я не отрицаю, что он силён, но…» – Юри мягко покачала головой.

Что бы ни говорил Лени, в мире всегда есть кто-то более сильный. В Зармине Юри собственными глазами видела человека, чья сила тоже была «велика до абсурда». Образ короля с длинными серебристыми волосами был ещё свеж в её памяти.

Бесчисленное множество преступников были собраны в ожидании казни. Перед ними стоял король Лейгур.

Неужели он делал это просто ради практики?

Как бы то ни было, он прикончил всех, залив всё вокруг морем крови и не пощадив никого. Он действительно был… чудовищем.

«Как бы ни был силён генерал Рэйн, он не сможет победить его».

Бутерброд, который находился в руке задумавшейся Юри, внезапно исчез.

– Что?..

Юри ошеломлённо подскочила, но её удивление продлилось лишь пару секунд.

Между Лени и Юри протиснулась длинная шея коня. Лениво дожевав бутерброд, крупный белый конь сунул голову в коробку и выхватил оттуда все оставшиеся. А потом с довольным видом принялся жевать их.

– Ах ты… глупый конь! Ты же Крис, да?!

Конь не ответил, но Юри чувствовала, что он издевается над ней, наблюдая исподтишка. Конечно, это наверняка было просто совпадение, но…

– У-ух! Как же бесит!

– Эй, Крис. Снова ешь всё подряд? Трудно поверить, что ты лошадь. Вот, возьми, если хочешь.

Лени предложил коню остаток своего бутерброда. Крис быстро смахнул его, доев, таким образом, всё, что у них было.

– Минуточку, капитан! Зачем вы его так балуете?! И почему этот конь вообще гуляет здесь, вместо того, чтобы стоять в стойле?!
– А? Ну… Генерал приказал не привязывать Криса. Так что он свободен бродить где угодно.
– Но почему он это приказал?
– Кто знает… – Лени небрежно пожал плечами. Скорее всего, он не вкладывал ничего особенного в этот жест, но Юри рассердилась ещё больше. – По словам генерала, Крис – его верный напарник и по совместительству пегас, так что было бы грубо привязывать его. Хотя я сомневаюсь, что пегасы существуют.
– Проблема не в этом! – Юри гневно стукнула по скамье кулаком, отчего Лени немедленно выпрямился.
– П-прошу прощения! Вы абсолютно правы, ха-ха.

Юри метнула в него гневный взгляд, заставив подавиться смешком. Потом она резко встала и, уперев руки в бёдра, пронзительно посмотрела на обнаглевшего коня.

– Крис! Воровать чужой обед – большой грех! Ты понимаешь меня?!

Конь не обратил на неё ни малейшего внимания. Более того, осмотревшись и увидев, что бутербродов больше не осталось, он фыркнул и отвернулся.

Конечно, это наверняка было просто совпадение, но после этого Крис повернулся, так что его пышный хвост ударил Юри по щеке, а потом неторопливо удалился.

– Ух… Ненавижу эту лошадь. Уверена, он набрался манер от своего хозяина.
– Не думаю, что он когда-либо делал что-то, направленное против вас… – сказал Лени спокойно, пока Юри топала ногами.

Юри намеренно проигнорировала его замечание.






Глава 3.

Тем временем, Рэйн лежал на кровати в своей комнате на верхнем этаже замка и глядел в потолок.

В его комнате не было ничего, достойного упоминания, не считая того, что она была слишком простой для хозяина замка. Его кровать тоже была вполне обычной, не являясь каким-нибудь грандиозным сооружением с балдахином, столь любимым знатью.

В центре комнаты находился круглый стол, заставленный множеством бутылок. Рэйн в одиночку прикончил их все.

- Эх… - вздохнул Рэйн, разворачивая письмо, которое прочитал уже несколько раз. Это было письмо от Ральфуса, доставленное в замок в то же время, когда туда приехал Рэйн, словно оно преследовало его всю дорогу.

По-прежнему лёжа на кровати, Рэйн снова перечитал короткое послание и в очередной раз, не удержавшись, застонал. Он начинал уставать от добросердечности Ральфуса.

С первой половиной письма всё было нормально. Ральфус, как обычно, просил Рэйна поменьше пить, постараться не болеть и так далее, как если бы он был его матерью. Ральфус и в жизни часто говорил всё это.

А вот вторая половина письма как раз и была причиной проблем:


«Кстати, Рэйн.
Понятия не имею, откуда вы знакомы с её высочеством принцессой, но её жизнь окажется в опасности, если мы проиграем предстоящую битву.
И, раз уж вы с ней близки, я бы хотел, чтобы ты защищал принцессу и предоставил ей свою силу.
И ещё… Не хочу вмешиваться в ваши с ней отношения, но прими во внимание её возраст и положение, прежде чем делать что-нибудь опрометчивое (ты понимаешь, о чём я говорю). Ладно?
Это всё».

- «Это всё», чтоб ему… Какого чёрта?! – Рэйн в ярости отшвырнул письмо.

Слова Ральфуса были необоснованны. Кроме того, хоть он и просил Рэйна в письме присмотреть за принцессой, но Рэйн никогда с ней даже не встречался.

«Неужели он думает, что я в самом деле собираюсь тянуть руки к этой его принцессе? Я не настолько отчаян, чтобы бросаться на незнакомую девушку».

В первую очередь стоило отметить, что Рэйн очень хорошо мог представить, что за сокровищем может быть дочь напыщенного старого Дугласа.

Рэйн хотел сказать Ральфусу, что он может не беспокоиться ни о чём «опрометчивом».

Он вообще не любил дворян, так откуда могла взяться мысль, что он может связаться с представителем королевской династии?! Да ещё и с дочерью короля! Наверняка это какая-то неряшливая, чванливая, глупая девчонка, которая ничего не умеет делать сама.

Рэйн мысленно поливал друга всеми ругательствами, какие только знал. Но, несмотря на это, он понимал, что всё равно сделает то, о чём просит Ральфус.

- Ладно, неважно. Полагаю, можно будет разобраться и с принцессой, пока спасаю Мишель, - пробормотал он, устав ругаться.

Образ прекрасной печальной девушки возник у него в голове. Он обещал. Он вернётся за ней, чего бы то ни стоило.

Но сейчас Рэйн больше беспокоился о Ральфусе. В конце концов, тот сейчас находился посреди битвы.

События пошли вразрез с расчётами Рэйна. Зармин проявлял большую осторожность по отношению к нему, чем он ожидал. Судя по словам Юри, бесчисленное количество глаз следили за каждым его шагом.

Если он покинет замок, главные силы Зармина будут немедленно предупреждены. Это, в свою очередь, заставит Зармин поторопиться и не позволит ему спасти Ральфуса.

Рэйна нисколько не волновало, что станет с королём Дугласом, который его использовал ради собственной выгоды. Даже если король погибнет, ему было на это наплевать. Но друга Рэйн хотел спасти.

- Если я не смогу, это будет вечно терзать мою совесть, вот и всё, - пробормотал Рэйн, словно пытаясь убедить самого себя.

Как бы то ни было, у него ещё оставались долги, по которым нужно было рассчитаться. Ральфус множество раз вмешивался, спасая его от гнева короля, хотя Рэйн никогда его об этом не просил.

Рэйн тоже однажды спас Ральфусу жизнь, но это ни в коей мере не могло покрыть его долга перед другом. Хотя сам Ральфус всегда помнил о том случае и при каждом удобном случае повторял: «Словами невозможно передать, как я благодарен тебе. Я никогда не забуду того, что ты для меня сделал».

Он был слишком добр. Фактически, его спасение должно было стать большой головной болью. Потому что Ральфус никогда не оставит свою родину, Санкволл. Иными словами, чтобы сохранить ему жизнь, Рэйну придётся каким-то образом заставить Зармин отступить, ведь Ральфус из той породы дураков, кто за свои идеалы, не колеблясь, кинется в одиночку на многотысячную армию.

- Интересно, получилось ли у Гюнтера?..

Рэйн скрипнул зубами от невозможности действовать самому. Возможно, специально нарваться на этот домашний арест было ошибкой.

- Фина… Неужели я сделал неправильный выбор? – тихо спросил Рэйн.

И в этот момент…

БАЦ!

Кто-то с нелепой силой распахнул дверь, даже не постучав. Или, скорее, её открыли пинком.

Рэйн повернул голову и увидел Юри, которая стояла в дверном проёме, уперев руки в бока.

- Так! – она ткнула указательным пальцем в его сторону. – Отвечай, что ещё за Фина?
- Э?..
- Не экай тут!

Одетая в блузку и юбку Юри ворвалась в комнату и протопала к кровати Рэйнас таким видом, будто это она хозяйка этого замка.

- И что это за отношение? – выпалила она затем. – Сколько ты ещё собираешься валяться здесь и разглядывать пустые бутылки? Соберись! Что ты за тряпка?! Вот потому-то ты и попал под домашний арест! И сделай что-нибудь с этим своим тупым конём!..
- О-ох! Как же ты раздражаешь! - похоже, эти нападки могли продолжаться ещё долго, так что Рэйн остановил её и поднялся с кровати. – Я как раз занимался серьёзными размышлениями! У меня нет времени разбираться с тобой. Приходи сюда, если у тебя будет что-нибудь очень важное или если на тебе будет что-нибудь очень откровенное и прозрачное!
- О чём ты говоришь… Эй, не игнорируй меня!
- А ты громкая, не так ли? – Рэйн, собравшийся было упасть обратно, снова выпрямился. Присев на край кровати, он посмотрел на Юри, стоявшую прямо перед ним.
– Итак, чего ты хочешь? Я знал, что ты там, так как почувствовал твоё присутствие, но зачем тебе понадобилось подслушивать возле чужих комнат?
- Ой, да ладно, как будто тебе нечего прятать. А я была так возбуждена, когда шла сюда. Да, и кто такая Фина?
- Хватит перескакивать с одной темы на другую. Я понятия не имею, о чём ты говоришь, - произнёс Рэйн устало, но потом ему, очевидно, пришла в голову отличная идея и он самодовольно улыбнулся.
- Ч-что? Чему ты так улыбаешься? – с отвращением спросила Юри, невольно делая шаг назад.
- Да так, ничего важного. Знаешь, судя по твоим глазам и чёрным волосам, ты изначально была обычной жительницей Санкволла?
- …И что с того?
- Я как раз перехожу к этому… Как ты относишься к тому, чтобы сменить сторону?

Юри затаила дыхание и моргнула своими светло-зелёными глазами. После чего уставилась на Рэйна.

«Похоже, она заглотила приманку», - подумал он и решил нажать ещё сильнее.

- Ты стала шпионкой только чтобы выжить, а не потому, что тебе это действительно нравится, верно? Простолюдинке непросто выжить в этой стране. Но если тебе будут платить здесь, у тебя ведь не будет причин работать на врага?
- Это… ну… не то чтобы мне нравилось делать это.
- Именно. Поэтому… Как насчёт двадцати серебряных монет в месяц?
- Двадцать серебряных… Это пятьдесят тысяч талантов? Хмм… А если немножко побольше? – Юри в волнении подалась вперёд.
- Тогда двадцать одна монета.
- Эй, а ты довольно скуп со своими людьми. Ты же мужчина, так похвастайся своим богатством!

Рэйн нахмурился и покачал головой.

- Глупая ты. Лорд замка обязан быть экономным... Что скажешь о двадцати пяти монетах?
- И это говорит тип, целыми днями пьющий дорогущую выпивку! А мне надо платить за школьно обучение сестры… то есть, брата!
- Кому какое дело до парней?! Ладно, учитывая твои будущие перспективы как женщины, я готов платить тридцать! Только соглашайся уже, вымогательница!
- По рукам!

Юри захлопала в ладоши, в её глазах блестели искры. Затем она приблизилась к Рэйну и уточнила:

- Ты собираешься платить мне тридцать серебряных монет в месяц, так?
- Да. Но тебе придётся постараться, чтобы отработать их.
- Хорошо! Это просто чудесно! Теперь я наконец смогу перестать лгать своей сестре… я имела в виду, брату!

Юри запрыгала от радости. По-видимому, она скрывала от своей семьи тот факт, что стала шпионкой, чтобы сводить концы с концами. И, похоже, от этого она чувствовала себя ужасно.

- Ой, но…
- В чём дело?
- А что ты собирался делать… если бы я отказалась? – Юри кокетливо склонила голову на бок.

Рэйн изобразил на лице зловещую усмешку.

- Я бы всё равно дал знать Зармину, что ты перешла на мою сторону. Тогда бы они в любом случае отказались от твоих услуг, даже если бы это была неправда. Я с самого начала не собирался оставлять тебе выбора.
- …Ты просто воплощение зла, верно?

Юри с отвращением посмотрела на него. Рэйн же, напротив, выглядел довольным, что ему удалось достать её.

В этот момент в центре комнаты замерцали огоньки, формируя изображение.

- Магическое Видение? – с интересом спросила Юри.

Прежде, чем Рэйн успел ответить, огоньки сложились в фигуру человека с острым взглядом.

Разумеется, на самом деле этот человек находился сейчас очень далеко.

- Кто этот депрессивный тип, выглядящий так, словно разочаровался в жизни?
- Позже. Это важный доклад, - отмахнулся от девушки Рэйн.

Судя по тому, сколько прошло времени, сейчас ему должны были рассказать, как прошла операция по спасению Ральфуса.

- Разрешите доложить, лорд Рэйн, - несколько размытый образ Гюнтера почтительно поклонился Рэйну, подтверждая его предположение.






Глава 4.

Сельва в одиночестве гуляла в саду, находившемся в глубине королевского дворца. Весь замок Галфорт был окутан завесой молчания. До вчерашнего дня в нём царило оживление, так как большинство обитателей собирались сбежать, о теперь почти никого уже не осталось.

Сельва прислонилась к дереву, растущему возле небольшого пруда на краю сада, и окинула взглядом поверхность воды.

Это было её любимое место. И прежде спокойное, сегодня оно было особенно тихим. Единственным, что она могла услышать, был шелест ветра в листьях деревьев. Не было слышно ни голосов людей, ни суеты и суматохи повседневной жизни, а ведь сейчас был полдень.

- Этот замок в самом деле опустел… - пробормотала Сельва.

Девушка знала, что стало причиной этой тишины. Два дня назад высшие государственные деятели получили с помощью Магического Видения новости о поражении Санкволла.

Хотя сначала они отказались поверить в этом, но вскоре впали в отчаяние, когда пришли более подробные отчёты о произошедшей битве. Все высшие генералы, принимавшие в ней участие, за исключением Ральфуса, погибли. Более того, отец принцессы, король Дуглас, был предан и убит.

На эту информацию был наложен строгий приказ о нераспространении, но, несмотря на это, слухи распространились в мгновение ока. Невозможно запечатать рот абсолютно всем.

Также эти слухи утверждали, что старшие государственные деятели, вплоть до самого канцлера, бегали кругами, восклицая: «Кто бы мог подумать, что Лорд Ганоа!..»

По мнению Сельвы, это было просто смешно. Ей Ганоа никогда не нравился. А в последнее время она и вовсе стала его ненавидеть, за те грязные взгляды, что он бросал на неё при их редких встречах. Так что принцесса ничуть не удивилась, когда её придворные дамы сказали, что Ганоа предал Санкволл. В конце концов, от этого человека стоило ожидать чего-то подобного. А её отец никогда не обладал талантом распознавать истинные лица своих людей.

- Отец…

Вздохнув, Сельва попыталась вызвать в памяти лицо своего погибшего отца. Однако, как бы она ни старалась, ей этого так и не удалось. Отец редко навещал её, хорошо, если раз в год. Принцесса помнила лишь ненависть, сверкавшую в его глазах при взгляде на неё. И у неё практически не было воспоминаний о разговорах с ним.

Честно говоря, Сельва не слишком расстроилась из-за смерти отца. Но как раз от этого она чувствовала себя подавленной, считая себя холодным человеком.

«Я хочу видеть Рэйна…»

Это желание занимало большую часть её мыслей. Она была действительно рада, что он остался жив.

Три года назад Сельва впервые встретила Рэйна и открыла ему своё сердце в ответ на его доброту.

С того самого дня принцесса, которая всегда была одинока, начала верить, что она больше не одна.

Естественно, она в мельчайших подробностях помнила всё, что тогда произошло.

Сельва закрыла глаза…

…и погрузилась в те драгоценные, ностальгические воспоминания…






Глава 5.

Просторный сад, разбитый позади замка Галфорт, был одним из любимых мест Сельвы. На клумбах в любое время года росли цветы, а дерево джура раскинуло свои длинные ветви над поверхностью маленького пруда в глубине сада.

Самой большой радостью Сельвы было сидеть здесь в одиночестве, рисуя картины.

В тот день она планировала провести за рисованием больше времени, чем обычно, потому что гувернантка отпустила её пораньше из-за какого-то «бала».

Щурясь от солнечного света, который всё ещё был очень ярким, несмотря на то, что лето уже заканчивалось, Сельва быстро добралась до своего обычного места у подножия дерева джура. Сидеть в теньке, как она и ожидала, было очень приятно. Откинув назад свои роскошные светлые волосы, она положила свою рисовальную доску на колени и взялась за кисть. Потом в задумчивости слегка наклонила голову набок.

«Что бы мне сегодня нарисовать?.. Я уже много раз рисовала здешний пейзаж…»

Она решила нарисовать красивую птицу или ещё кого-нибудь, но не смогла найти никого поблизости. Немного подумав, она решила нарисовать человека.

Разумеется, у принцессы не было ни малейшего желания просить кого-либо из замка побыть её моделью. Для Сельвы, которая привыкла к одиночеству, не было ничего более неприятного, чем общение с другими людьми. Да и не было никого конкретного,
кого она бы хотела нарисовать. Единственным человеком, кого она хотела бы нарисовать, была её мать, скончавшаяся три года назад, но девочка решила не делать этого, потому что это было бы слишком больно.

Так что она решила нарисовать воображаемого человека. Ей как раз недавно снился сон о мужчине, которого она никогда не встречала.

Смутно представляя его в своём уме, Сельва, тем не менее, с большим энтузиазмом принялась за дело.

Её кисть скользила по бумаге более плавно, чем обычно.

«Хмм, хорошо получается… Рука движется словно сама по себе… Со мной такое впервые…»

В какой-то момент Сельве показалось, что она слышит, как кто-то поёт. Она резко прекратила рисовать. Нет, это было не просто её воображение. Она действительно слышала чей-то голос. В саду кто-то пел.

Человек, безбожно фальшивя, пел что-то о любви между мужчиной и женщиной. И, что важнее, он с каждой секундой подходил всё ближе.

Внезапно пение стало тише. Должно быть, певец заметил, что рядом кто-то есть. Тем не менее, он не прекратил петь и по-прежнему двигался в её сторону.

Обычно, в подобной ситуации Сельва задумалась бы о том, чтобы тихо и незаметно покинуть это место. Она ненавидела разговаривать с незнакомыми людьми и ничего не могла с собой поделать. Так что избежать встречи было куда проще, чем испытывать эти неприятные ощущения.

Но на этот раз, хоть она и не могла понять почему, ей не хотелось бежать.

Возможно, дело было в том, что ей понравился тот факт, что обладатель голоса поёт так открыто и свободно (хоть и ужасно), или же она была очарована его приятным басом. Даже потом, вспоминая эту встречу, она так и не смогла понять этого.

Как бы то ни было, она упустила свой шанс сбежать, и человек появился на другой стороне цветника.

Сапфировые глаза Сельвы широко распахнулись, как только она увидела его.

- Ох!

Прервав свою весёлую песню, мужчина внимательно уставился на Сельву.

Он был одет во всё чёрное, чёрными также были его глаза и волосы. Кроме того, он был довольно высок, его лицо с тонкими чертами дышало мужеством, а взгляд был острым. Но в глубине его глаз мерцали искорки, как у проказливого ребёнка.

Она не знала его… Или, по крайней мере, никогда не встречала его лично.

К её огромному удивлению, он выглядел как физическое воплощение воображаемого человека, которого она рисовала. Иными словами, он выглядел в точности как мужчина из её снов.

- Хмм, какой сюрприз. Эй, Малышка. А ты чертовски красива, - весело заявил он, не обращая внимания на чувства Сельвы.

Очевидно, он обращался к ней, хотя впервые кто-то назвал её «малышкой». Но, как ни странно, она не могла сказать, что ей это не нравится. Возможно, из-за того, что он ещё сказал, что она красавица. Сельва чувствовала, что он говорит от всего сердца, без следа обычной поверхностной лести, которую она слышала от других людей.

- Меня зовут Рэйн, а тебя?
- Меня?..

Не ожидавшая, что он спросит её имя, принцесса запаниковала. Если подумать, как она вообще тут оказался? В этот сад имели доступ только те, кто был связан с королевской семьёй.

- Что-то не так? Ты ведь можешь хотя бы назвать мне своё имя?
- Д-да! Эм, меня зовут Се… то есть, Мишель, - она назвала имя, внезапно всплывшее из глубины души.

По какой-то причине Сельва не стала называть ему своё настоящее имя. Оглядываясь назад, она думала, что уже тогда влюбилась в него и не хотела создавать между ними дистанцию, признавшись, что является частью королевской семьи Санкволла. Не хотела разрушать настроения, возникшего, когда он так приветливо обратился к ней.

- Мишель, значит? Звучит красиво. Полагаю, милые девушки и должны носить такие милые имена. Но всё же… то присутствие, что я ощутил недавно… ладно, неважно.

Рэйн ненадолго задумался, а потом кивнул сам себе. Затем внезапно вновь заинтересовался Сельвой, снял с пояса длинный меч с экстравагантно выполненной рукоятью и присел на корточки рядом с ней.

- А сколько тебе лет? Думаю, около двенадцати? Кстати, мне двадцать два.
- Мне недавно исполнилось тринадцать.
- Понятно. Наверное, нас свела здесь сама судьба.
- Да… Эм… Я тоже надеюсь на это.
- Точно. Итак, что же ты здесь делаешь?

Это был тот самый вопрос, который хотела бы задать на сама, но вместо это Сельва послушно взяла свою доску для рисования и протянула ему. Прежде она никому не показывала своих картин.

- Кхм… Это же мой портрет? А неплохо получилось. На этом можно прокормиться.
- Что вы имеете в виду, говоря, что я смогу прокормиться на этом?
- Я хотел сказать, что, рисуя такие картины, можно заработать на жизнь. Но важнее другое. Разве мы встречались прежде? Я не думаю, что мог забыть такое прелестное личико…
- Сегодня мы встретились в первый раз, сэр Рэйн, – ответила Сельва.

Потом она объяснила, что часто вот так сидит в саду одна и рисует и что сегодня она случайно решила нарисовать человека, и каким-то образом оказалось, что он выглядит в точности как Рэйн.

…Она была слишком смущена, чтобы рассказать о том, что видела его в своих снах, поэтому не стала делать этого.

Выслушав её, Рэйн склонил голову набок и уточнил:

- Говоришь, это было совпадение? И всё же он слишком похож на меня.
- Д-да… Это довольно странно…
- Хмм… - Рэйн поднял глаза к небу и задумался. Через какое-то время он с торжественным видом и совершенно серьёзным голосом заявил: - Наверное, это судьба.
- Судьба?
- Именно. Так должно быть. Видимо, в будущем нас свяжут особые отношения.
- О… особые отношения?
- Ну да. Мы станем возлюбленными, любовниками или ещё кем-то.

Кажется, он не шутил.

Сельва покраснела до корней волос. Причём в большей степени её рассердили не слова Рэйна, а осознание того факта, что она была бы не против подобного. А ведь они только что познакомились…

- Что за кислый взгляд? Тебя так беспокоит разница в нашем социальном статусе?
- А?! Н-но как вы узнали, что я аристократка?
- Светлые волосы и голубые глаза являются отличительной чертой дворянства Санкволла. А твои синие глаза указывают на очень высокое происхождение.
- Ах, действительно.
- Ну, а если отбросить это… Тебе не нравится идея о том, чтобы мы были вместе? Ты тоже, как и прочие аристократы, думаешь, что статус – это всё? И что простолюдины достойны лишь презрения?
- Нет! Я никогда… Скорее, мне не нравятся именно дворяне…

Сельва опустила погрустневший взгляд. Она сказала правду, хотя никогда ещё не произносила этого вслух.

В глазах отца она была не более, чем ещё одним политическим инструментом. По достижении подходящего возраста её выдадут замуж в другую страну ради политической выгоды. Ничего большего её не ждало. Потому никто и не пытался составить ей компанию. А когда её мать скончалась, отец стал ещё более холоден…

- Эй, Мишель, - сильные руки Рэйна мягко обхватили её щёки.
- Ах!
– У детей не должно быть такого выражения на лице.
- С-сэр Рэйн?..
- Можешь отбросить это «сэр» и звать меня просто Рэйном. И перестань всё же делать такое лицо, ладно? – негромко произнёс он.

Его руки так нежно держали её щёки…

Сельва почувствовала, что тепло, идущее от этих рук, окутывает её, достигая самых глубин сердца. Наверное, это был первый раз, когда кто-то говорил с ней так дружелюбно с тех пор, как умерла её мама. Девочка растрогалась почти до слёз.

Но прежде, чем эти слёзы прорвались, она всё же смогла взять себя в руки и спросила:

- Сэ… эм, Рэйн. А что ты здесь делаешь?
- А! Видишь ли, я сотник к армии. Я неплохо показал себя в прошлой войне, и, представляешь? Они приглсили меня на бал в качестве награды. Проклятье! Нет бы денег дать, звание или титул присвоить… Такая чушь.
- Значит, ты сбежал с бала и пришёл сюда, в сад, - произнесла принцесса, кивая. В то же время она поняла, что Рэйн явно очень умелый воин. В конце концов, её отец был известен своей пылкой верой в социальную иерархию, и всё же назначил капитаном рыцарей человека, который даже не являлся аристократом.

Рэйн протянул руку, положив её Сельве на голову.

- А что насчёт тебя?
- Ну, я часто прихожу сюда рисовать, так что…
- Хмм… - Рэйн с подозрением уставился на неё.

Неужели он понял, кто она на самом деле? Сельва забеспокоилась, однако, как оказалось, Рэйна волновало совсем другое.

- Значит, ты всё время одна?
- Да. Мне нравится быть одной, - ответила Сельва, успокаиваясь.
- Но это неправильно! Хорошо, что у тебя есть свободное время, но ты не должна всегда быть одна!
- Ты… ты правда так думаешь?
- Я в этом уверен! Что ж, хорошо, что сегодня я могу составить тебе компанию.

Рэйн резко поднялся и протянул принцессе руку.

- Забота о потенциальной будущей жене для меня куда важнее, чем какой-то дурацкий бал. Если это возможно, я бы хотел встретиться с тобой лет через десять, - сказал он с усмешкой.

Каким-то образом она продвинулась от потенциальной любовницы до потенциальной жены. Сельва с молчаливым недоумением смотрела на Рэйна, по-прежнему стоявшего, протягивая ей руку. Она так и не ответила, и Рэйн спросил:

- Не понимаешь? Я говорю, что мы должны повеселиться вместе. Ты, наверное, и не догадываешься, но меня называли душой компании, когда я был моложе.
- Иными словами, ты приглашаешь меня?
- А что, здесь есть кто-то ещё? Ну же!
- Но я… - рефлекторно начала отказываться Сельва, пытаясь справиться с прерывающимся дыханием.

«У него такие ясные глаза… Глубокие чёрные глаза, в которых можно было утонуть… И такие добрые… Очень, очень добрые… Даже мать не смотрела на меня так…»

Его глаза почти гипнотизировали. Принцесса почувствовала, что её сопротивление тает, словно комок снега летним днём.

- Ты… уверен? – спросила она тихо, не в силах ему отказать. – Что хочешь пригласить кого-то вроде меня?
- Конечно. Если только ты не против?
- Нет, я согласна, сэр Рэйн… То есть, Рэйн. С радостью, - сказала Сельва с такой сияющей улыбкой, которая не касалась её губ уже очень давно, и крепко ухватилась за протянутую ей руку.






Глава 6.

Трудно было поверить, что с тех пор прошло уже три года. Она помнила всё так, будто это случилось лишь вчера. Тот самый день.

В полдень они пообедали бутербродами, которые принёс Рэйн, а потом он остался и играл с ней до самого вечера.

Большинство игр, которым он её учил, предназначались в основном для мальчиков, но Сельва всё равно наслаждалась ими.

Она была счастлива, просто глядя на то, как весело улыбается Рэйн, и когда он время от времени трепал её по голове.

Его чёрные глаза внимательно наблюдали за ней, когда она прыгала. А если она спотыкалась и падала, большая тёплая рука тут же подхватывала её.

Сельва отчаянно хотела, чтобы этот счастливый день длился вечно.

Но этого не случилось. В конце концов, солнце опустилось к горизонту, и Рэйну настала пора уходить.

- Ну что ж, скоро мне нужно будет уйти.

Его слова заставили Сельву застыть. Завтра она снова будет одна… Она чувствовала, как эта правда разбивает ей сердце.

И не только это. Сельва уже ясно поняла и другое.

Она влюбилась в Рэйна.

Девочка хотела остаться рядом с ними навсегда, глядя на его улыбку. И, если это возможно, она также хотела, чтобы он обнимал её.

И потому Сельва попросила:

- Пожалуйста, забери меня с собой!
- Ого! Мишель, почему…
- Я не хочу здесь оставаться. Я больше не хочу быть одна. Рэйн, я… Я хочу быть с тобой!
- И всё же... Ты просишь меня таскать за собой ребёнка… - смущённо произнёс Рэйн.

Но, возможно, из-за того, что его тронула отчаянная мольба Сельвы, он сдвинул брови и задумался.

Сельва прекрасно понимала, что многого просит. Однако её чувства к Рэйну, несомненно, были реальны. Эти светлые чувства и бросили девочку к нему. И она была готова отбросить всё, чтобы быть с ним.

- Ладно, давай сделаем так.

Что-то придумав, Рэйн встал и принялся рыться у себя в карманах. Наконец он вытащил серебряную монету, превращённую в кулон продетой сквозь неё цепочкой.

- Я дам тебе это.
- А что это?.. - на поверхности монеты были выгравированы письмена, которых девочка никогда прежде не видела. Сама монета, судя по цвету и потускневшему блеску, была довольно старой. – Что на ней написано?
- Ну, видишь ли, это волшебный предмет. А письмена говорят: «Отведи меня туда, где этот человек». Это реликвия древнего королевства, погибшего давным-давно, ещё до Священной Войны, когда маги встречались куда чаще. Это правда!
- Это… - Сельва с восхищением смотрела на монету.

В нынешние времена магия не то чтобы исчезла совсем, но заметно уменьшилась с древних времён. И потому волшебное оружие и предметы со сложенной в них магией были редки и стоили целое состояние.

- Я нашёл их в древних руинах во время странствий по северным землям… Это действительно так! У меня их всего две, но эту я отдам тебе, - сказал Рэйн. В его тоне при этих словах было что-то странное.

Он надел цепочку с кулоном на её тонкую шею, а потом мягко положил руки ей на плечи и сказал, глядя в глаза:

- Послушай, Мишель. У меня ещё остались важные дела. Поэтому я не могу взять тебя с собой прямо сейчас.

Сельва открыла рот для протеста, но была остановлена взглядом Рэйна. Он продолжил:

- Всего пять лет. Подожди меня ещё пять лет. Я разберусь со своими чув… нет, я закончу то, что должен сделать. Да и ты к тому времени вырастешь. Поэтому подожди ровно пять лет с этого дня. Если твоё решение до тех пор не изменится, Малышка, я возьму тебя с собой, куда бы ты ни пожелала отправиться.
- Рэйн…

Она так хотела возразить ему.

Если бы только это было возможно… Она хотела сказать, что не сможет ждать целых пять лет.

Но она понимала, что в словах Рэйна есть смысл. Она не могла ожидать, что он вдруг решит взять с собой маленького ребёнка, особенно когда у него есть свои важные дела.

Поэтому Сельва постаралась не проявлять своих подлинных эмоций. Она доверится Рэйну и будет ждать.

Девочка постаралась улыбнуться как можно естественнее и кивнула. И Сельве показалось, что ей это удалось.

Но, похоже, её чувства сразу же стали очевидны для Рэйна, который был гораздо взрослее. Он улыбнулся и легонько погладил её по голове.

- Ну же, не нужно так грустить, - ласково сказал он. – Я ведь потому и даю тебе эту монету. Она одноразовая, но если ты окажешься в ситуации, когда ждать сил не останется, ты сможешь использовать её. Это очень удобно. Просто сожми её так крепко, как только сможешь, представь себе моё лицо и громко крикни моё имя. И тогда…
- Что тогда? – спросила Сельва с ожившей надеждой.
- Магия подействует, и тебя тут же перенесёт ко мне, где бы я ни был. Это правда, клянусь, - заверил её Рэйн.

Вздохнув, Сельва взяла монету и прижала её к сердцу.

«Пока у меня есть это, я смогу увидеть Рэйна, когда захочу. Неважно когда, неважно где».

- Мишель, очнись! Похоже, ты собралась использовать её прямо сейчас, но лучше сохрани до тех пор, пока она на самом деле не понадобится, - он зачем-то огляделся и добавил: - И ещё, обрати внимание на время. Одно дело, если ты вдруг появишься, когда я занимаюсь своими делами, и совсем другое, если ты свалишься на меня, когда я с какой-нибудь другой девушкой.

- Но это… - Сельва почувствовала острый укол в сердце.

Она не совсем поняла, что он имеет в виду, но часть о «какой-нибудь другой девушке» вызывала боль. И это ещё раз доказывало, что она влюбилась в него.

- Я понимаю, Рэйн. Ты дал мне эту монету больше для эмоциональной поддержки.
- Как я и думал, ты очень умна, Малышка. Артефакт действует, но козырную карту лучше придержать напоследок, - сказал Рэйн с удовлетворённой улыбкой и кивнул. – Я знаю, что ты сможешь дождаться. Пять лет пролетят так быстро, что ты и не заметишь.
- …Да, - да, возможно, она и вправду сможет дождаться. Пока у неё есть эта монета…

Рэйн посмотрел на крепко сжавшую монету девочку и улыбнулся, заглянув ей в глаза.

- Малышка, сегодня ты действительно удивила меня. Так что взамен я открою один секрет о себе. Хочешь услышать?
- Конечно!
- Хорошо. Я расскажу кое-что, о чём никогда никому не говорил, - Рэйн понизил голос. – По правде говоря, в мире нет ничего, что могло бы меня напугать. Знаешь, почему?
- Потому что ты очень храбрый?
- Нет. Ничего такого впечатляющего. Всё дело в том, что моя способность бояться сгорела дотла из-за одного случая в далёком прошлом.

Рэйн сглотнул и начал свою историю:

- Давным-давно, я… в своём родном городе…

Затем случилось нечто невероятное. Рэйн вздрогнул, а в глубине его чёрных глаз мелькнула тень, которая не могла быть ни чем иным, кроме как страхом. Его обычная бесстрашная улыбка погасла, лицо побледнело…

Она не могла бы за это поручиться, но всё же девочка была уверена, что в сердце Рэйна сейчас бушует буря. Его явно грыз страх.

«Я и не представляла, что Рэйн может быть настолько испуган!»

- Пожалуйста, остановись!

Крик девочки вывел Рэйна из ступора.

Сельва крепко сжала его руку и твёрдым голосом, удивившим даже её саму, сказала:

- Рэйн, похоже, эти воспоминания вызывают в тебе столько боли и горечи, что я не хочу слушать это сейчас. Я буду ждать… поэтому, пожалуйста, расскажи мне об этом потом, когда будешь готов.

Чуть вздрогнув, Рэйн облегчённо вздохнул. На мгновение он прижал руку Сельвы к своей щеке, а потом мягко отвёл её.

- Блин… А ты очень мягкая, да, Мишель? О боги, думаю, в будущем я и вправду могу влюбиться в тебя.

Рэйн отпустил её руку и встал. Бесстрашная улыбка вновь появилась у него на лице.

- Сейчас мне нужно идти, Малышка. Но я обязательно сдержу своё обещание.
- В последней фразе не было нужды. Я верю тебе, Рэйн. Я буду ждать тебя здесь в этот самый день через пять лет.

Сельва подняла глаза на Рэйна и заставила себя улыбнуться.

Он кивнул, широко улыбнулся ей в ответ, поднял руку в прощании и повернулся, чтобы уйти.

Его высокая фигура в чёрной, будто траурной, одежде растворилась в подступивших сумерках. Даже потеряв его из виду, Сельва ещё долго не двигалась с места.

«Рэйн. Пожалуйста, расскажи мне всё о себе. Я всегда буду ждать тебя. Всегда».






Глава 7.

Много времени прошло с тех пор, как они с Рэйном расстались.

Это были долгие, очень долгие три года.

«Сколько же раз я с сожалением вспоминала тот день?»

Разумеется, сожалела она не о лучшем дне в её жизни, как таковом. Но ведь можно было попытаться настоять на своём и всё же уйти вместе с ним… А ещё – назвать ему своё настоящее имя.

Сельва прислонилась к стволу дерева и окинула взглядом гладкую поверхность пруда.

Она солгала о своём имени, так как не хотела, чтобы Рэйн ненавидел её за это, но теперь сомневалась в своём решении. Посмеётся ли он над её сомнениями и простит ли в следующий раз, когда они встретятся?

«В следующий раз… Когда же это будет? Я так хочу увидеть его…»

Ей хотелось сбежать и отправиться к нему, снова увидеть его нежную улыбку… Она настолько хотела увидеть его, что это было почти невыносимо.

Но, как бы то ни было, ждать она больше не могла.

Большинство людей уже сбежали из замка Галфорт, а те, кто всё ещё оставались в нём, просто дожидались прихода солдат Зармина.

Сельва уже поняла, что никого из её фрейлин или замковых слуг найти не удастся. Наверняка они давно сбежали.

А о ней все как будто забыли. Точно так же, как и в течение всего того времени, что она оставалась одна после смерти матери.

- Рэйн…

Она вытащила монету-кулон, которую всегда носила на шее, и ласково погладила её тусклую поверхность.

Если она произнесёт его имя и воспользуется древней магией, вложенной в монету, она сможет попасть к Рэйну.

«Эта старинная монета помогала мне не терять надежды даже после того, как я разлучилась с Рэйном… - Сельва посмотрела на монету. – Если я использую её прямо сейчас…»

Сама того не осознавая, она и в самом деле чуть было не произнесла имя Рэйна. Этого было достаточно, чтобы снова увидеть его.

Но… Как это уже случалось бессчётное количество раз, она снова отпустила своё драгоценное сокровище, позволив ему повиснуть у неё на груди.

Рэйн Rain новелла

- «Козырную карту лучше придержать напоследок», не так ли? – вслух произнесла она, словно пытаясь убедить саму себя, а потом медленно оторвалась от дерева. – Я последую твоему совету, Рэйн.

Она осмотрела свой любимый сад, пытаясь запечатлеть его в памяти.

Цветочные клумбы с прекрасными цветами, пруд, до краёв наполненный кристально-чистой водой и дерево Юра с его гигантским стволом и массивными ветвями, нависающими над водой.

«Время пришло. Возможно, я никогда больше не вернусь сюда».

И всё же Сельва отвернулась от своего тайного святилища. Она готова была без сожалений пожертвовать чем угодно, если это означало, что она снова увидит Рэйна.

- Надеюсь, в конюшне ещё остались лошади, которых я могла бы использовать… - пробормотала она.

Дорога дор замка Коткьюреас занимает не меньше двух дней, даже если скакать, не останавливаясь.

Ей понадобится одежда, в которой удобно ходить… и, конечно же, нужно упаковать с собой отдельный наряд для воссоединения с Рэйном.






Глава 8.

Сельва вернулась в свои покои, чтобы собрать предметы первой необходимости, а потом сразу же вновь выскочила в коридор, где едва не столкнулась с взволнованной девушкой примерно того же возраста, что и она, с белым обручем в чёрных волосах.

Это была одна из горничных, живущих в замке. Она уже некоторое время ходила по коридорам, словно что-то потеряла, но, увидев принцессу, остановилась и с облегчением вздохнула.

- В-ваше высочество… Какое счастье, что вы ещё здесь.
- …Рилла? А ты что тут делаешь?

Они не были особенно близки, но Рилла была единственной из её ровесников, с кем принцесса могла нормально общаться.

Сельва всегда думала, что из них двоих Рилла более уравновешенна, но сейчас она выглядела так, словно вот-вот готова расплакаться.

- Я… Я не знаю, что мне делать… Все, даже придворная дама, отдававшая нам распоряжения до вчерашнего дня, исчезли… Скажите, неужели слухи о нашем поражении правдивы?

Оказывается, хотя слухи быстро распространились по всему замку, ещё не все слуги знали всё наверняка.

Сельва кивнула, изо всех сил стараясь выглядеть спокойной.

- …Да.
- Не может быть!.. – побледнела Рилла. Ей, почти всё время жившей в замке, тяжело было принять эту новость.

В другом конце коридора раздался тяжёлый топот. Кто бы мог подумать совсем недавно, что кто-то начнёт бегать внутри стен дворца…

Девушки удивлённо переглянулись… и Сельва первой начала действовать. Быстро сообразив, она распахнула дверь в комнату одной из фрейлин, находящуюся прямо перед ними.

- Сюда, скорее! – шёпотом поторопила она, за руку втаскивая Риллу внутрь, а потом прижала её и зажала рот, не давая закричать от страха.

Несколько секунд спустя шаги ног нескольких человек остановились перед входом в покои принцессы. Сельва услышала, как кто-то нагло распахнул двери, после чего сразу же раздалось негромкое перешёптывание. Голоса были ей знакомы… они принадлежали чиновникам правительства, которых она видела, хотя и не помнила по имени.

- Эй, её здесь нет!
- Не может быть… Куда могла уйти слабая девчонка вроде неё?

Две девушки, всё ещё прижимающиеся друг к другу, обменялись понимающими взглядами. Находясь столь близко, Сельва отчётливо ощущала, что Рилла дрожит от страха. Она ласково похлопала девушку по спине, надеясь хоть немного успокоить её.

По правде говоря, Сельва тоже боялась. Но, каким-то образом, страх лишь усиливал её решимость.

«Я должна выбраться отсюда чего бы то ни стоило!»

- Как бы то ни было… Нужно поторопиться и найти её!
- Точно. Если у нас не будет чего-нибудь, что можно отдать врагу… то есть, армии Зармина, когда она будет здесь, то у нас возникнут проблемы!
- Ну а раз ты это понимаешь, то продолжаем искать!

Раздались согласные возгласы, а потом шаги постепенно отдалились и затихли.

Сельва отстранилась от Риллы и глубоко вздохнула. Оказывается, с момента, когда она поняла, что её ищут, она задерживала дыхание.

- Что за люди!.. – возмутилась Рилла. – Они собираются захватить вас, ваше высочество, чтобы спастись самим!
- Даже более того, - Сельва беспомощно улыбнулась, - они, должно быть, надеются купить себе этим хорошую должность в стане врага.
- Разве вас не воротит от этого?!

Оставив эту реплику без ответа, Сельва посмотрела ей прямо в глаза и сказала:

- Рилла, ты тоже должна скорее бежать отсюда… Где твой родной город?
- Ну, он… дальше к югу… О нет! Ведь всему королевству может прийти конец! – Рилла снова задрожала. Только теперь она полностью осознала ситуацию.
- Вот и отлично. Я тоже собиралась отправиться на юг… Если ты не против, могу я составить тебе компанию? – произнесла Сельва так спокойно, как только могла, положив руку на плечо Риллы.

Горничная перестала дрожать. Она посмотрела на Сельву так, словно видела впервые. Затем сказала немного озадаченно:

- Вы так хорошо держите самообладание, ваше высочество…

Сельва впервые за этот разговор опустила взгляд.

- Просто я не могу умереть, пока снова не увижу Рэйна, - тихо прошептала она.
- …Прошу прощения?
- Нет, ничего. Нам нужно скорее бежать отсюда… хорошо?

И так же, как Рэйн ей несколько лет назад, Сельва протянула руку Рилле.

Вскоре двое стражников, которые всё ещё стояли у ворот замка, заметили принцессу Сельву, скачущую на лошади.

Выполняя свои обязанности, они попытались остановить её и служанку, сидевшую позади принцессы. Таков был отданный им строгий приказ – любой ценой не позволить принцессе покинуть замок Галфорт. А девушка, несущаяся на них, несомненно, была принцессой Сельвой.

И всё же…

Белоснежные брюки для верховой езды, простые туника и плащ – Сельва, надевшая подобную одежду впервые в жизни, уверенным голосом крикнула на стражей ворот, стремящихся загородить ей дорогу:

- Посторонитесь!

Под влиянием этой уверенности стражники отскочили в сторону прежде, чем осознали, что делают. Лошадь проскользнула между ними и поскакала прочь, оставив позади ошеломлённых мужчин, не отрывающих взгляда от промелькнувших мимо них сияющих золотистых волос.

В тот день Сельва впервые ухватила поводья своей судьбы и, сделав свой собственный выбор, покинула замок, так долго бывший её клеткой.






Дополнительная глава. Начало дружбы

Рэйн Rain новелла

Крепость была окружена ордой вражеских солдат.

Ральфус вздохнул, оглядывая окружающее, даже не поднимаясь на специально предназначенную для наблюдения сторожевую башню. Он и без того мог видеть массу воинов Лунана, численностью во много раз превосходящую его собственное войско. Они излучали такую жажду крови, что ему казалось, что над ними поднимается пар. Ему и его людям было бы сложно самостоятельно выйти их сложившийся ситуации.

- ...Командир, где там развлекается наше подкрепление? - произнёс Гвен, его помощник-гигант, который столя рядом с беззаботным видом.

Гвен, возможно, и паниковал внутри, но его бородатое лицо, больше подходящее горному бандиту, не выдавало ни малейшего волнения.

Однако он не смог скрыть пламени гнева, пылавшего в его больших глазах.

...Они находились на территории вражеского королевства, Лунана, в небольшой крепости, расположенной недалеко от границы. Крепость, построенная совсем рядом с основным трактом, звалась Форт Хазам. Однако Ральфус и его люди называли это место просто "Фортом".

Ральфус, один из высших генералов Санкволла, вместе со своим отрядом в тысячу воинов, удерживали крепость уже несколько дней.

Король и другие два генерала, вторгшиеся вместе с ними в Лунан, уже отступили обратно на территорию Санкволла, и только подразделение Ральфуса оставались позади, так как им было поручено охранять тыл отступающих.

Они вернулись в крепость, которую армия Санкволла оккупировала в самом начале вторжения, но вскоре оказались неспособными двигаться дальше, когда их окружили солдаты противника.

По сути, их бросили во время отступления, и им оставалось лишь ждать спасения за стенами Форта.

Однако Ральфусу начало казаться, что с их стороны было ошибкой оставаться там. Подкрепление всё не приходило, как бы долго они ни ждали, несмотря на близость к границе Санкволла, а количество воинов Лунана продолжало расти.

Вражеские солдаты, видящие развевающийся флаг со знаком льва и чувствуя обиду на Санкволл, плотно окружили крепость. Они демонстрировали энергию и высокий моральный дух даже ночью, поддерживая огонь, освещающий крепость и не позволяющий её защитникам что-либо предпринять.

Такими темпами Форт был обречён пасть.

Разница в численности была очень велика, а крепость прежде принадлежала врагу. Другими словами, они знали все её слабые места. Вот почему враги так охотно окружили крепость.Они были полностью уверены, что она рано или поздно падёт.

Однако, разумеется, Ральфус не стал вслух озвучивать свои мрачные опасения. Он ответил Гвену как мог небрежно:

- В самом деле. Ну, с тем, что подкрепление запаздывает, ничего не поделать. Мы находимся посреди вражеской территории, поэтому им придётся проявлять осторожность во время продвижения. Будем терпеливо ожидать.

Убедившись, что он говорит голосом, достаточно громким, чтобы его услышали стражники, он направился прочь. Поняв намёк своего господина, Гвен отправился следом. По пути они повстречали Найджела и вместе направились в большой зал Форта.

Поверх двух сдвинутух вместе столов лежала карта данного региона. Внимательно изучив карту, Ральфус пробормотал:

- ...Если посмотреть так, мы находимся совсем недалеко от границы.
- Верно, - ответил Гвен, сдвинув брови. - На лошадях можно добраться до границы всего за час. Так почему его величество не торопится прислать подкрепление?

Следом высказался Найджел, который выглядел таким молодым, что было трудно поверить, что он действительно рыцарь:

- Проблемой Форта будут слабая защита и запасы продовольствия. Но наша самая большая проблема, вероятно, в том, что у нас скоро закончится вода.
- В самом деле. Кто бы мог подумать, что колодец располагается снаружи? – вздохнул Ральфус

Как он и сказал, этот Форт, который первоначально пренадлежал Лунану, снабжался водой из колодца, находящегося за пределами крепостных стен.

Казалось, он был построен как точка временной остановка для войск, вторгающихся в Санкволл, или в качестве наблюдательного пункта против захватчиков.

Но он точно не предназначался для сопротивления длительным осадам. Более того, отряд Ральфуса, в котором было более тысячи бойцов, превышал вместимость крепости.

Запас бочек с водой уменьшался с каждым днём. И это было начало осени. Суровая летняя жара, по всей вероятности, уже заставила бы солдат высохнуть.

Даже Ральфус, который не сводил глаз с нарисованной чернилами карты, не мог придумать какого-нибудь плана, способного помочь им выбраться из сложившегося положения.

- ...Как бы то ни было, у нас есть только два варианта, - сделал он вывод после минутного раздумья, а затем продолжил: - Нужно либо оставаться в Форте до прибытия подкрепления, либо попытаться прорваться и отступить в Санкволл, прежде чем мы умрём от жажды.

Рэйн Rain новелла

- Похоже, придётся выбрать второй вариант, - незамедлительно ответил Гвен.

Ральфус и Найджел, естественно, тоже это понимали.

Судя по тому, что подкрепления до сих пор не было, король, видимо, планировал бросить их. Отряды других высших генералов находились вблизи границы, и ему не требывалось много времени, чтобы отправить подкрепление, если бы он намеревался это сделать.

Король посчитал нецелесообразным отправлять подкрепление из-за мощной защиты Лунина, или же…

Опасения были вполне обоснованными, однако Ральфус сказал:

- Давайте подождем ещё немного. Мы не можем быть уверены, что его величество не пришлёт подкрепления.

Помощники Ральфуса молча отдали честь.

Как бы ни были они недовольны результатами, они всегда уважительно относились к окончательному решению Ральфуса.

- Ох… - тем не менее, Гвен всё же не ударжался от того, чтобы пожаловаться. - Если бы мы знали, что так случится, мы бы отказались прикрывать тыл. Но на войне никогда не знаешь, что именно произойдёт.
- Никогда не знаешь, что произойдёт, да? Нет, это не всегда верно… Или, по крайне мере, не в этот раз, - Ральфус улыбнулся в самоуничижительной манере. Затем он покачал головой, не обращая внимания на взгляды своих помощников.

В этот раз будущее не было неизвестным.

Во всяком случае, был один человек, который смог предвидеть их нынешнюю ситуацию… С точностью до запятой.

Ральфус знал о личности Рэйна лишь самый необходимый минимум. Прежде они почти никогда не общались друг с другом.

Он знал, что Рэйн добился величайших военных достижений в Лунанской Войне. Его отряд никогда не проигрывал сражений, в которых принимал участие. Он был довольно известным рыцарем, и его часто называли "Неизвестным Гениальным Мечником" до того, как он появился Санкволле. Ну и прочие пдобные детали биографии.

Проще говоря, Ральфус знал о его прошлых достижениях.

Он быстро поднялся от командира небольшого отряда до сотника, а потом, как ни удивительно, дослужился до генерала.

Несмотря на его внушительные военные достижения, всё же трудно было поверить, что он действительно был назначен на эту должность... По крайней мере, было трудно поверить в это, учитывая личность короля Дугласа.

Тем не мение, в отличие от пяти других высших генералов, откровенно ненавидевших этого выскочку, Ральфус относился к нему вполне спокойно.

Однако он опасался его.

Потому что глядя на него Ральфус чувствовал… что этот одетый в чёрное рыцарь с дерзким взглядом никогда не будет союзником королевства.

Всё в порядке, пока Рэйн и его подавляющая военная мощь были на их стороне. Но что произойдёт, если Рэйн пойдёт против них? Проще говоря, что им делать, если Рэйн предаст их? Ральфус не мог игнорировать этого опасения.






Часть 4. Воссоединение.

Глава 1.

В небе сияло солнце, но из-за приближающейся зимы грело оно слабо. Напротив, было довольно холодно. Холодный ветер насквозь продувал капитана Лени, сидевшего на скамейке во дворе, и срывал с деревьев, растущих внутри замковых стен, алые листья.

«Как же холодно… Но Юри может снова прийти, как несколько дней назад…» - Лени думал о том, чтобы уйти погреться внутрь, но не мог упустить возможности пообедать вместе с Юри, хотя и не знал, когда она придёт и придёт ли вообще.

Она, наконец, проявила к нему интерес и признала его мастерство фехтовальщика, так что можно было попробовать пойти на штурм. Ещё немного, ещё совсем немного, и!.. Лени даже в голову не приходило, что девушка увидела его тренировку несколько дней назад по чистой случайности.

- Эх…

Ветер становился всё холоднее и резче, словно насмехаясь над наивной решимостью парня. Но он продолжал упорствовать, даже когда его пальцы, держащие бутерброд, вконец онемели.

- Ну… по крайней мере, здесь довольно спокойно, - вздохнул Лени.

В настоящее время они как раз готовились отправиться на фронт, но генерал не дал им никаких конкретных указаний. Более того, рыцари и оруженосцы, служащие под командованием Лени, вообще были не слишком заняты. Хотя, конечно, самому капитану было чем заняться, но он решил, что взять небольшую передышку не помешает.

Иными словами, всё шло как обычно. Даже несмотря на то, что король, а с ним и большая часть войска, погибли. Беспокоило это разве что Ксеноа.

«Но всё же… - подумал Лени. – Что же творится в голове у генерала?»

Четыре дня назад, вечером, Рэйн вызвал к себе своих помощников, Лени и Ксеноа. Его лицо сияло улыбкой от уха до уха, отчего казалось ещё моложе.

- Я сегодня получил отчёт о ситуации с армией Зармина с помощью Магического Видения, - судя по улыбке, настроение генерала было хорошим.

«Неужели мы выиграли битву, несмотря ни на что?! Неужели мы одолели Зармин?!»

Лени был убеждён, что Рэйн скажет нечто подобное, поэтому начал глупо улыбаться ещё до того, как тот успел открыть рот.

Впрочем, тут не было его вины. При виде улыбки генерала любой подумал бы то же самое.

Но, как оказалось, действительность была совсем иной.

Большая часть экспедиционных сил, за исключением отряда лорда Ральфуса, была уничтожена. Король Дуглас был убит в бою предателями Ганоа и Жилем…

Лени показалось, что пол уходит у него из-под ног.

«Как он может смеяться над этим?!»

Лени очень давно служил под началом Рэйна, ещё с тех пор, как они были наёмниками, прежде, чем пять лет назад Рэйн стал рыцарем Санкволла, но всё ещё не мог понять этого аспекта характера командира. Он побледнел и начал дрожать, а Ксеноа выхватила свой меч, не в силах справиться с эмоциями.

Это воспоминание до сих пор вызывало у него головную боль.

- …Что ж, думаю, это не имеет значения, - пробормотал Лени, возвращаясь к действительности.

Лени посмотрел на свою полупустую коробку с едой, потом с лёгким сожалением закрыл крышку и поднял руки к небу.

С королём его ничего не связывало, а добродушный лорд Ральфус был спасён, так что ситуация и в самом деле была не так уж ужасна.

«И вообще, я служу только генералу».

Действительно, хотя король Дуглас и был правителем страны, но он никогда не являлся сеньором Лени. Молодой мечник признавал только одного господина.

И был от всего сердца рад тому, что Рэйн не бросил Ральфуса.

- О, капитан!

Раздавшийся рядом голос, в котором чувствовалось облегчение, остановил собравшегося уходить Лени.

Повернувшись на голос, капитан увидел бегущего к нему юношу. Тот был оруженосцем в его отряде, хотя имени его Лени припомнить и не мог.

- Что-то случилось?
- Так точно. Вообще-то я немного растерян…
- Из-за чего же?
- Сегодня я несу стражу на воротах. И там пришла девушка, которую я прежде никогда не видел, но, по всей видимости, дворянка. Она спрашивает генерала Рэйна. Я не знаю, как быть… Она не называет своего имени, - объяснил юный стражник, бурно жестикулируя, несмотря на полные доспехи.

Лени внимательно выслушал его, кивнул, а про себя подумал:

«Почему люди всегда приходят ко мне, если что-то случается? Почему не идут к Ксеноа, например? Я ведь только собрался пойти вздремнуть…»

- Разумеется, мы не можем никого впустить, - решительным голосом ответил Лени, как он часто делал, скрывая внутреннюю неуверенность. – Мы находимся на военном положении. Даже если кто-то внешне похож на дворянина, у нас нет возможности узнать, является ли он им на самом деле. Я ведь уже не раз говорил об этом. Что нельзя впускать подозрительных людей.
- Да… Конечно, - по какой-то причине юноша выглядел крайне разочарованным.

Перед тем, как повернуться обратно к воротам, он бросил ещё один взгляд на капитана, но на лице того читалось нежелание идти на какие-либо компромиссы.

Лени тем временем изо всех сил старался сдержаться и не окликнуть его.

«В конце концов, мы действительно находимся на военном положении. И не можем впустить в замок человека, отказывающегося даже сообщить своё имя. Некоторые правила нужно строго соблюдать вне зависимости от ситуации. Да, именно так».

- Ну вот… А ведь она такая потрясающая красавица… Эх, ну ладно… - пробормотал уходящий стражник.
- А ну-ка, постой! – одновременно со своим криком, Лени уже догнал парня. В некоторых ситуациях он действовал очень быстро. – Моя интуиция подсказывает, что я должен, по крайней мере, лично взглянуть на этого человека.

И быстрым шагом направился к воротам, оставив позади растерянного юношу и бросив на скамейке коробку с едой.

- Н-не честно! Капитан Лени, как вы можете!

Но Лени лишь ускорил темп, не обращая внимания на крики стражника за спиной.






Глава 2.

Перед воротами замка стоял ангел.

Это звучало нелепо, но, несомненно, именно таково было первое впечатление Лени, когда он увидел её. Настолько красива была девушка, стоявшая перед ним.

На вид ей можно было дать лет от четырнадцати до шестнадцати.

Её длинные прямые волосы золотистого цвета спускались до талии. Радужки больших сапфировых глаз становились темнее к зрачку. Как ни посмотри, она точно была аристократкой Санкволла.

Девушка с нежными, но поразительно красивыми чертами лица посмотрела на Лени, но почти сразу разочарованно отвела взгляд.

Для аристократки она обладала довольно мягким характером.

- Вы пугаете леди! Хватит пялиться на неё! – прикрикнул тем временем Лени на парня, который привёл его и двух стражников постарше. Те таращились на неё, раскрыв рты.

Не в силах проигнорировать прямой приказ, стражники неохотно отвернулись. Впрочем, Лени, будучи мужчиной, прекрасно их понимал. Но приказа, разумеется, не отменил.

Потом он сам стал пожирать её глазами.

- Ну же, госпожа. Если вы чего-то хотите, можете обратиться ко мне.
- Эм… Видите ли, я… - ангел на миг поднял голову, но тут же опустил её обратно, наткнувшись на пристальный взгляд Лени.
- Что случилось? Прошу вас, можете просить меня о чём угодно. Я, Лени, помощник генерала Рэйна, обяза… ох!

Произошедшее было слишком неожиданно.

Девушка, которая до сих пор вела себя скромно и застенчиво, внезапно приблизилась к нему.

Она подошла так близко, что почти прикоснулась к Лени. Сладкий аромат, чьего названия он не знал, пощекотал его нос.

- Вы помощник Рэйна! В таком случае, позвольте мне увидеться с ним!

Обращённые на Лени глаза девушки ярко сияли.

- Д-да, разумеется…

Не осознавая, что делает, Лени закивал так часто, что у него закружилась голова. Он готов был согласиться на всё, о чём бы они ни попросила.

Но тут он ощутил на своей спине взгляды стражников, и это помогло ему прийти в себя.

Действительно. Именно он всегда повторял им, что нужно следовать приказу и не впускать в замок никого без уважительной причины. И вышло бы неправильно, если бы он сам нарушил это правило, поддавшись очарованию какой-то девушки. Это вызвало бы недовольство среди подчинённых.

- Ох… прошу прощения, но…

Чувствуя себя немного неловко под пронзительными взглядами своих людей, Лени откашлялся. Потом, вернув голосу спокойствие, он обратился к счастливо улыбающейся девушке:

- Видите ли, не то чтобы я отказывался проводить вас к генералу, если в этом и правда есть необходимость, но мне, по крайней мере, нужно узнать ваше имя и какое дело привело вас сюда.

На лицо девушки мгновенно упала тень. Казалось, она не знала, как ей быть.

Тем не менее, это был вопрос, который он обязан был задать, и потому Лени молча ждал ответа. Спустя какое-то время девушка наконец решилась:

- … Моё имя Сельва.
- Сельва? Хмм… Такое чувство, что я уже где-то слышал это имя…

На краю памяти Лени что-то крутилось. Он точно уже слышал это имя. Стражники тоже склонили головы набок, словно и им пришла на ум та же мысль.

В отличие от Лени, у всех чистокровных аристократов были голубые глаза, такие, как у этой девушки. Возможно, она из какой-то очень знатной семьи?

- Госпожа, вы, несомненно, дворянка… и дворянка из знатного семейства, так ведь? Каково ваше полное имя?

Молчание, последовавшее за этим вопросом, была длиннее, чем в прошлый раз.

Мужчины успели обменяться напряжёнными взглядами, когда девушка, наконец, с крайней неохотой произнесла:

- Моё полное имя…
- Да?..
- …Сельва Эйрас Санкволл.
- Сельва Эйрас Санкволл… Санкволл… постойте, ЧТО?!

Сказать, что Лени поражён, значило ничего не сказать. Лишь несколько человек в королевстве имели право добавлять его название к своему имени.

Поняв, наконец, кто стоит перед ними, капитан и стражники подскочили от удивления.

«О чёрт! – думал Лени, чувствуя, как на лбу выступает пот. – Такая красавица!.. Стоп, не то. Нужно скорее сообщить о ней генералу.

***

- Генерал! ГЕ-НЕ-РАЛ!!!

Лени без стука распахнул дверь и просунул в комнату голову с широко распахнутыми глазами.

Рэйн оторвался от карты, с которой работал не часто, положил ей на стол и глубоко вздохнул.

- Да что с вами со всеми такое? Хватит мешать мне, когда у меня наконец появилось настроение составить план! Кроме того, ты не абы к кому заглядываешь. Это комната главного человека в этом замке. Так что стучись, хотя бы, ладно?!
- Это не имеет значении! Случилось нечто куда более важное! Настолько важное, что всё остальное бледнеет в сравнении с этим!
- Ты повторяешься. Говори уже.
- Ладно. Я скажу… Вы готовы? – Лени сделал глубокий вдох и выпалил: - Он здесь, в замке! Принцесса! Я так удивился!
- Говори коротко и по существу! – оборвал его Рэйн, неохотно вставая с кресла.

«Хм, значит, не придётся ездить за ней в столицу…»

- …Вы не выглядите удивлённым?.. – спросил Лени с подозрением.
- Ну, да. Я получил от Ральфуса письмо с просьбой позаботиться о принцессе. И сама принцесса, очевидно, знает об этой договорённости. Должно быть, он посоветовал ей найти меня, если что-то случится. Что ж, теперь она здесь, и с этим ничего не поделать.
- Вы так легко о ней говорите… А принцесса ведь такая невероятная красавица… Не стоит ли быть чуть более…
- Хватит лгать мне в лицо, - прервал его Рэйн, презрительно рассмеявшись. – Как будто этот потный старый козёл мог стать отцом красавицы!
- Генерал, он хоть и бывший, но всё же король! Мы… ну да ладно, неважно. Но я серьёзно. Поначалу я тоже не понял, кто она, но она действительно принцесса и действительно очень красива!
- Ох… Ладно, я понял. Тогда почему бы тебе не позаботиться о ней? Это сделало бы тебя счастливым, верно?
- А? Правда? Ура!.. Нет, постойте! Даже если мне этого и хочется, но принцесса сказала, что обязательно желает встретиться с вами!
- Со мной? Зачем?
- Откуда я знаю?! Хотя похоже, что она знакома с вами, - Лени с ревностью посмотрел на Рэйна.

По лицу Лени легко можно было прочесть, о чём он думает. Похоже, капитан заинтересовался этой принцессой, хотя ещё утром он души не чаял в Юри.

- Ну откуда мне знать эту принцессу? Ты, наверное, что-то не так понял.
- Не думаю. Это выглядело так, словно… словно она отчаянно хочет встретиться с вами.
- Даже если ты говоришь так, я в самом деле не имею представления, чего ей от меня нужно. Ну, как бы то ни было, если принцесса желает меня видеть, то отказать я не могу, - Рэйн неохотно двинулся к двери. Он решил, что стоит хотя бы выслушать её.

Его отношение, видимо, задело Лени, так как последний с нажимом произнёс:

- Её красота поразит вас, когда вы увидите её.
- Ты правда так думаешь? Хочешь заключить пари?
- Ещё бы! Если, увидев её, вы по-прежнему будете считать принцессу некрасивой, я обегу вокруг замка сотню раз, голый, делая стойку на руках и распевая похабные песни всю дорогу!

Такое заявление, мягко говоря, удивило Рэйна. Кто бы мог подумать, что столь нерешительный человек, как Лени, будет готов зайти так далеко!

«Пожалуй, действительно стоит взглянуть на неё разок».

Заинтересовавшись, Рэйн быстрым шагом двинулся по коридору.

«Но если я увижу её, а она в самом деле окажется похожей на короля Дугласа, я заставлю Лени выполнить обещанное!»